ЛитМир - Электронная Библиотека

— Черт! — Иставан едва не выругался во весь голос. — Ах, это ты, обезьяна. Успокойся, чего тебе неймется? Да, я знаю, что враги приближаются. Но я не собираюсь убегать. Я кое-что придумал. Вот глупая обезьяна!

Наемник подхватил Суни на руки, зажал рот и кинулся бежать на восток.

На западе, со стороны реки Кес, над равниной поднималась пыль. Ее облако все приближалось, и сквозь него уже просматривались фигуры всадников. Сперва они казались не больше песчинок, потом увеличились до размеров гальки, затем — камней, и наконец появились пятьсот красных и шестьдесят белых воинов в полный рост.

Гуин внезапно пробудился. Окинул взглядом всадников, нацеливших на него арбалеты, и зарычал.

— Что случилось? — спросили близнецы, протирая глаза спросонья. Сперва Гуин хотел подхватить их и кинуться прочь, но сообразил, что рядом больше пятисот вооруженных людей, держащих беглецов на прицеле. Человек-леопард глухо заворчал и остался на месте.

— Наемник исчез! И Суни тоже! — произнес Гуин.

— Он нас предал! — воскликнул Ремус.

Гуин прижал близнецов к себе. Так они и стояли посреди клубящейся пыли. Их окружали более пятисот арбалетов и мечей. Чей-то резкий голос потребовал бросить оружие, и Гуин подчинился.

Беглецы снова были в плену у гохрцев.

Глава третья

Генеральский шатер

1

Солнце висело высоко над пустыней. Его лучи так сильно нагревали камни, словно пытались их изничтожить.

В тени высокой скалы раскинулся огромный шатер — походная резиденция Амнелис, дочери монгаульского герцога. Здесь находился штаб военной операции гохрских воинов, накануне переправившихся через реку.

Над шатром реял флаг с Черным Львом Гохры и Золотым Скорпионом Монгаула. Под его колышащейся тенью стояли двое пажей, охранявших вход. Все остальные воины вместе с конями расположились вокруг шатра и в любой момент ожидали сигнала сниматься с места.

Пленники сидели на голой земле под присмотром нескольких гохрцев. Солнце нещадно пекло их, и Гуин особенно страдал от этого зноя.

Троих друзей не связали, однако Ринда начинала жаловаться на условия содержания, как только кто-нибудь из стражников подходил ближе. В ответ ей лишь приказывали молчать и ждать. Было ясно, что Амнелис собирается допросить пленников прямо здесь, в пустыне, а не отправлять за реку.

— Я понимаю, что мы должны ждать, но вы бы хоть дали нам воды! — крикнула принцесса. — Сколько нам еще сидеть в этой пыли? Какие же вы воины, если мучаете пленников?

Ее сильно ранило бегство Иставана, а еще тревожили мысли о судьбе малышки Суни и об ожоге Гуина. Это был непосильный груз для маленькой девочки. Да еще и в ответ на все просьбы ей по-прежнему приказывали ждать.

— Да падет на Монгаул тысячу раз проклятие Дзарна! Даже если ваша империя продержится совсем-совсем недолго! — выпалила принцесса в отчаянии.

Наконец из шатра раздался короткий приказ:

— Привести пленников!

Стражники подняли троих друзей на ноги. Ринда обругала того, кто подтолкнул ее ко входу, но вообще-то она была рада уйти с солнцепека.

Неожиданный полумрак сперва ослепил ее. Она споткнулась обо что-то, и Ремус едва успел ее подхватить.

— Разве их всего лишь трое? — раздался девичий голос, едва они оказались в шатре. Это был голос человека, привыкшего всегда получать ответ на заданный вопрос. — Влон, Линдрот! Отправьте небольшой отряд всадников на поиски остальных. На плоту были еще двое, и я хочу их найти.

Оба командира кивнули и отправились было отдавать приказания, но Амнелис остановила их.

— Те, кто важнее всех, уже у нас в руках. Отправьте небольшой отряд, но недалеко. Велите прочесать окрестности и возвращаться в случае опасности.

— Как прикажете, — ответил Влон, поклонившись.

Пленники, наконец-то привыкшие к полумраку, осмотрелись по сторонам. И прежде всего Ринда увидела фигуру в белом плаще.

Длинные стройные ноги, обутые в удобные кожаные сапоги с серебряными пряжками. Поверх сапог одеты поножи из светлого металла, отчего вся нога напоминает меч в ножнах. Белые доспехи… Независимо от того, кто их носил, мужчина или женщина, было ясно, что этот человек обладает невероятной грацией, способен привлечь любые взоры и разбить множество сердец. На груди красуется герб Монгаула, отделанный золотом и драгоценными камнями. А выше…

Ринда услышала, как ее брат невольно вскрикнул, увидев лицо необычайной красоты, светившееся куда ярче, чем драгоценности.

Амнелис сидела в кресле, положив руки на подлокотники. На ее голове не было ни шлема, ни капюшона, поэтому близнецы достаточно хорошо разглядели прекрасные черты лица и волосы. На лбу у девушки сверкал серебристый обруч с единственным бриллиантом. У детей закружилась голова. Перед ними была сияющая статуя, созданная скульптором из неведомых миров. Царивший в шатре полумрак только оттенял ее красоту. Она была настолько элегантна, а ее черты настолько отточены, что пленники даже не замечали стоящих по бокам от нее стражей. Суровые воины застыли, ожидая приказаний полубогини.

Потрясенный Ремус не мог оторвать взгляда от Амнелис. И даже Гуин казался завороженным. Хотя его маска не выражала никаких чувств, в глазах появился таинственный блеск.

Гордая маленькая принцесса Парроса невольно сжалась и отступила назад. Только теперь Ринда вспомнила, что со времен штурма Хрустального Дворца ни разу не принимала ванну, что ее одежда пропиталась потом, грязью и песком. Свой некогда роскошный наряд девочка будто бы где-то украла, а платиновые волосы давно свалялись без расчески. Руки и ноги покрывали многочисленные царапины и ссадины. Казалось, она была в бегах так долго, что забыла королевское величие.

— Значит, это и есть парросские близнецы. — Завораживающий голос Амнелис прозвенел в тишине шатра, будто колокольчик.

— Д-да, госпожа, — пробормотал Ремус. — А вы, должно быть…

«Госпожа? — внутренне взвилась Ринда. — Как ты можешь обращаться так к предводителю наших врагов?»

— Я Амнелис, командир Белого войска, генерал и дочь Влада, герцога Монгаульского, — ответила та мягко, но властно.

В сознании принцессы как будто молния сверкнула. «Белые воины руководили разрушением Хрустального Города! Вместе с черными они убили наших родителей!» Ринда закрыла глаза и увидела вылетающих из облака дыма черных всадников, а вслед за ними — белых. Благодаря своим развевающимся светлым плащам они напоминали призраков.

— Ч-что от нас нужно госпоже Амнелис? — выдавил Ремус, стараясь держаться достойно рядом с этой девой неземной красоты и думая о том, что ему никогда не быть столь величественным.

Ему было невдомек, что Амнелис тоже поражена. Даже в таком жалком виде близнецы казались ей необыкновенными. Она поняла, что их недаром называют Парросскими Жемчужинами. Ну, а человек-леопард, которого привели вместе с ними…

Зеленые глаза Амнелис загорелись любопытством. Она наклонилась вперед, в ее взгляде читалось явное возбуждение. И лишь всем известное генеральское самообладание не позволяло ей вскрикивать как маленькой при виде необычайного зрелища.

Сжав подлокотники кресла, прекрасная воительница спросила:

— Так что мы тут имеем?

На своем веку она повидала достаточно воинов, но ни один из них не был так прекрасно сложен, как Гуин. По правде говоря, ни у кого из них не было и леопардовой головы, но не только она произвела впечатление на генерала. Под маской горели глаза, желтые, бездонные глаза холодного хищника. В них виделось что-то такое, чему девушка не могла найти названия и от чего у нее бешено заколотилось сердце.

Поначалу казалось, что в этих глазах светится простое желание убивать, присущее диким зверям. Но Амнелис, как и Ринда, умела видеть суть вещей, поэтому сразу же заметила в них невыразимую силу. И если для дочери Монгаульского герцога эта сила представляла угрозу, то для принцессы Парроса — защиту. На первый взгляд можно было сказать, что мощь Гуина показная, всего лишь бравада, но после становилось ясно, что это сила, способная изменить мир, грозная и непобедимая, сосредоточенная в одной личности.

17
{"b":"133519","o":1}