ЛитМир - Электронная Библиотека

Парочка казалась довольно забавной. Чтобы поспеть за гигантом, маленькой дикарке Суни приходилось почти что бежать. При этом она затравленно озиралась кругом. Оно и понятно, после вчерашних ужасов. Ринда и Гуин уже трижды спасали ее от неминуемой ужасной смерти. Малышка была из семов, но принадлежала к племени Раку, более миролюбивому и культурному, чем племя Карои, захватившее крепость.

Несмотря на племенные различия, все дикари выглядели примерно одинаково — рост около метра, приземистое телосложение и шерсть, покрывающая все тело, включая лицо. Они напоминали скорее обезьян, чем людей, и мыслили тоже, большей частью, по-обезьяньи. Но беглецы уже успели убедиться, что это далеко не обычные животные.

У семов был свой язык, они могли делать оружие, пробивавшее доспехи гохрцев. Во время штурма стало ясно, что они умеют пользоваться огнем. У них даже имелась и простейшая одежда, изготовленная из звериных шкур. А пообщавшись с Суни, Ринда и ее друзья поняли, что этим существам знакомы такие чувства, как любовь и благодарность. Именно они светились сейчас в глазах малышки.

Маска Гуина, напротив, ничего не выражала. Она оставалась неизменной с тех пор, как близнецы впервые встретили его в Крестовом Лесу.

Сейчас он замедлил шаг, чтобы Суни не отставала. Рассветное солнце играло на его маске. Он был вдвое выше малышки и в шесть раз тяжелее, но при этом в нем не было ни грамма лишнего веса. Стальные мускулы говорили о многих годах упорных тренировок. С первого взгляда было видно, что это настоящий воин. Кожу Гуина покрывало множество боевых шрамов — и старых, и совсем свежих. Благодаря маске леопарда он был похож на звероподобного бога. Впрочем, временами казалось, что это настоящий дикий зверь.

— Вы уже встали? — спросил Гуин в своей обычной рычащей манере, из-за которой близнецы с трудом научились понимать его речь. — Вам надо набираться сил. Если мы не уберемся с гохрских земель до заката, то нам придется туго.

— Мы должны покинуть Гохру? Но каким образом? — Глаза Ремуса расширились.

— Самым простым. Пересечем реку и окажемся в пустыне. Как же ты сам не догадался?

Суни коротко вскрикнула и бросилась к ногам Ринды, не сводя глаз с ее серебристых волос. Та осторожно погладила маленькую подружку по голове. На фоне рассветного солнца принцесса и впрямь казалась богиней.

— Но в пустыне с нами может произойти все что угодно… — выдавил Ремус, поежившись.

— Ты можешь предложить что-нибудь лучше? — ответил Гуин. — Я думал об этом всю ночь. Мы должны переправиться через реку, потом углубиться в пустыню и добраться до восточных границ Срединных Земель. Все остальные пути куда более тяжелы и опасны. Во всяком случае, мне и Суни в человеческих краях делать нечего.

— Но как мы выживем в пустыне? — спросил мальчик.

— Ты кое о чем забываешь, Гуин! Есть еще один путь! — раздалось откуда-то сзади.

Все четверо обернулись и увидели красивое, свежее лицо беглого наемника Иставана Валачского.

* * *

Накануне вечером оказавшемуся на крыше башни Гуину пришлось выбирать: либо предать себя и детей в руки разъяренных орд, либо кинуться в черные воды реки. Ринда запомнила навсегда падение в темноту ночи, а после — удар о водную поверхность и холодный мрак, поглотивший беглецов.

Она не знала, сопутствовала ли им простая удача или Судьбоносный Дзарн приглядывал за ними. Так или иначе, они выжили. Прыгая с высоты тридцати трех метров, беглецы могли запросто разбиться о прибрежные камни. В этом случае у них не осталось бы ни одной целой косточки. Однако они упали в самую середину реки и лишь на время потеряли сознание. Их понесло вниз по течению.

Тут им снова улыбнулась удача. Они не попались на глаза ни крупным рыбам, ни людям. Но кое-кто наблюдал за их полетом из укрытия у подножия утеса. Это был Иставан. Молодой наемник родом из приморского района Валачия, смелый и находчивый, еще раньше сбежал из камеры, находившейся рядом с той, в которой держали Гуина и Ремуса. Он попал туда за оскорбление начальника заставы. Иставан решил бросить вызов своей судьбе, выбравшись из башни по веревке, сделанной из связанных между собой простыней. Его недаром прозвали Колдовским Мечом — у него был нюх на опасность.

Иставан успел покинуть крепость как раз вовремя. Если бы он хоть немого промедлил, дикари убили бы его, как всех оставшихся в крепости. Несмотря на прекрасное владение мечом, ему не удалось бы выстоять перед тысячами противников.

Дзарн весьма капризен, поэтому судьба крепости переменилась всего за одну ночь. Но Иставану повезло и в том, что он смог проскочить незамеченным меж орд дикарей, ожидавших начала атаки в лесу и переправлявшихся через реку.

Когда Гуин и дети прыгнули вниз, наемник все еще оставался в своем укрытии у подножия утеса. Сообразив, в чем дело, он сразу же кинулся к ним.

Иставан нашел на берегу веревку, соорудил петлю и после нескольких бросков смог заарканить плывущие по воде фигуры. С большим трудом вытащил их из реки. И вовремя — едва он успел выволочь всех на берег, как из воды показалась огромная пасть, усеянная множеством острых зубов. Это был большерот. Вскоре он исчез, прихватив один из плывших по течению трупов. Иставан невольно вскрикнул, потом сделал защитный знак от демонов.

Убедившись, что тварь исчезла, наемник оглядел спасенных. Он не обратил никакого внимания на маленькую дикарку и прежде всего занялся Гуином. Как следует встряхнул воина, а после осторожно приподнял его голову.

— Клянусь огненной шерстью адского пса Гармара, — пробормотал наемник удивленно. — Кажется, у него действительно голова леопарда! А я думал, что он просто скрывает лицо под маской.

Присвистнув, Иставан ощупал мускулы Гуина, затем вытащил его меч. Потом наемник повернулся к близнецам, и его раскосые глаза неожиданно прищурились.

— Да это же мальчишка из соседней камеры, а с ним, должно быть, сестра, о которой он говорил. Клянусь бледным лицом Эрис, лет через десять все мужики будут драться из-за нее! Может быть, она будет мне весьма полезна!

Иставан опустился на землю, вглядываясь в прекрасное бесчувственное лицо Ринды, и скрестил ноги по-турецки, как было принято в Валачии. Он мог бы еще долго любоваться ее чертами, но неожиданно вскрикнул и вскочил на ноги.

Перед ним вырос один из дикарей, отбившийся от орды, и немедленно пустил ядовитую стрелу. Но было уже поздно. Иставан увернулся, потом взмахнул мечом, и голова дикаря полетела в реку.

Наемник огляделся по сторонам в поисках остальных семов, потом услышал какой-то шорох. Это Гуин и его друзья приходили в себя.

Весь остаток ночи они провели среди высоких камней под присмотром наемника.

* * *

— Извините, что подслушал ваш разговор. — Иставан скрестил руки на груди и насмешливо поглядел на Гуина.

Хотя наемник не обладал таким же массивным телосложением, как человек-леопард, но был довольно высок. В его гибком теле чувствовалась сила. Да и как же иначе, если он с детства жил среди воинов? На нем была форма гохрцев, только без гербов — их оторвали, когда бросили его за решетку. На поясе у него висело два меча, короткий и длинный. На ногах красовались кожаные сапоги.

Забрало на шлеме Иставана было поднято, и солнце ярко освещало его молодое лицо. На вид ему можно было дать около двадцати лет. «У него вытянутое лицо, но довольно приятное», — подумала Ринда. Как и все монгаулы, наемник носил короткую стрижку. На губах Иставана играла ироничная улыбка.

Самыми необычными в его облике казались глаза. Они все время оставались хитрыми и даже подмигивали как-то особенно. Но Иставан обладал таким обаянием, что мог очаровать собеседников даже в том случае, если они заведомо знали о его ненадежности.

— Ты утверждаешь, что есть другой путь? — спросил Гуин, обернувшись к нему.

Наемник кивнул, с трудом разобрав его слова.

— Мы продержались здесь одну ночь, и дикари не нашли нас. Однако, как ты сказал, вскоре здесь будут гохрские войска. Значит, надо уходить. Но сперва я должен кое-что сделать.

2
{"b":"133519","o":1}