ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пути Дзарна неисповедимы, — вздохнул Гуин. — Я потерял память и даже не знаю, кто я и откуда. А теперь нас связали и ведут в крепость. Все это составляющие какой-то великой схемы, недоступной нашему пониманию.

— Ох, Гуин, я больше не могу без воды, — простонал Ремус.

Один из красных воинов, ехавших впереди, обернулся и посмотрел на него. Хотя воины Гохры навевали страх, не все они были сущими демонами. Просто они хранили верность Амнелис и беспрекословно подчинялись всем ее приказам, даже самым жестоким. Тащить на привязи такого могучего пленника, как Гуин, было для них обычным делом, но вид измученных детей заставлял их страдать.

— Не вспоминай о воде, — прошептал Гуин. — А то станет еще хуже.

— Но… Гуин… я не могу идти дальше.

— Крепись, Ремус. — Теперь уже Ринда начала ободрять брата. — Гуин…

— Что, малышка?

— Этот песок и камни такие горячие. У меня начинают дрожать ноги. Может быть, это не только от жары?

— Конечно. Я тоже это заметил, — ответил Гуин. — Разве ты не чувствуешь? В здешнем воздухе витает нечто почти живое. Может быть, это какая-то из студенистых тварей с помощью ветра врывается в мою глотку…

— Интересно, а монгаулы это заметили?

— Не разговаривай! — крикнул один из воинов, ехавших впереди них, и добавил более тихо: — А то быстрее загнешься.

Хотя в его голосе слышалось добродушие, Ринда не могла спокойно говорить с врагом. Все ее мускулы напряглись. Она облизала губы, раздумывая, какой бы колкостью ответить.

Но в этот момент колонна затормозила, и впервые за все время пути строй нарушился. Откуда-то послышались крики:

— Многожор!

— В песке!

Впереди раздавались вопли всадников, пытавшихся успокоить своих коней. Командиры спешно отдавали приказания, стараясь навести порядок.

Многожоры, обитавшие только на суше, были ближайшими родственниками большеротов. Они напоминали последних строением тела, но прятались не в воде, а в песках, и, кроме того, значительно превосходили их в размерах. Едва появившись из своего укрытия, многожор взлетел над дюнами и кинулся на молодого воина из отряда Мелема. Тварь сразу же перекусила лошадь пополам. Всадник упал на землю, прямо в нору, из которой появился многожор. Чудовище принялось доедать лошадь. Воин пытался выбраться наверх, но внезапно вскрикнул и исчез. Стоило ему только добраться до поверхности, как бледное щупальце какого-то другого существа обхватило его за талию и медленно потащило обратно. Остальные всадники зажали уши от дикого крика.

— Помогите ему, сейчас же! — приказал ближайший командир.

— Бесполезно, — ответил один из воинов. — Его схватила пасть пустыни! — Люди отпрянули от ямы, не желая смотреть на гибель своего товарища.

Но прежде чем извивающаяся жертва исчезла в пульсирующей яме, некоторые успели разглядеть щупальца, напоминавшие ожившие древесные корни и пасть, высасывающую кровь из несчастного.

С тех пор как войско покинуло крепость, это была уже третья потеря. Отведя глаза и повернувшись к яме спиной, всадники кинулись к многожору, чтобы отомстить. Это чудовище они могли достать с легкостью и в несколько минут изрубили его на куски. Потом залили яму маслом и подожгли.

Каменистая земля была забрызгана кровью, завалена кусками мяса и пеплом. От лошади ничего не осталось. Воины побросали куски многожора в огненную яму и поспешили прочь, чтобы не попасться в горящие щупальца корчащегося в агонии чудовища. При виде этого зрелища многих стошнило. Остальные проклинали на чем свет стоит и пустыню, и все Приграничье.

Впрочем, потерять здесь всего лишь трех человек из пятисот было настоящим чудом. После минуты молчания войско снова двинулось в путь. Все понимали, что граф Рикард уже соорудил на берегу основные укрепления, и Амнелис рассчитывала привести туда пленников до наступления ночи. Недавнее происшествие подгоняло воинов, и вскоре они уже увидели с вершины холма черные воды реки, окрашенные закатным солнцем в пурпур.

Войско окутала тьма, и в несметном количестве появились пропавшие днем ангельские волосы. Ближе к реке их становилось все больше. Липкие белые полоски, что-то среднее между животными и растениями, облепляли лицо и доспехи, но тут же таяли. Отмахиваясь от них, всадники несколько замедлили движение. Ангельских волос все прибывало.

Возможно, их пробудило к жизни такое количество людей и лошадей, доселе невиданное в Носферусе. Вскоре все войско как будто накрыло белым облаком.

Командиры собрались вместе и стали обсуждать сложившуюся ситуацию. Все сошлись на том, что ангельские волосы безвредны, и вскоре прозвучал приказ о дальнейшем продвижении. Но один из воинов неожиданно взглянул вверх и…

— Смотрите! — пронесся по колонне испуганный крик. Остальные тоже стали поднимать головы и вскрикивать от удивления. Небо полностью скрылось за облаком ангельских волос!

Обычно ночное небо в пустыне было темно-фиолетовым, словно глаза близнецов. На нем не появлялось ни одной звезды. Как будто какое-то студенистое создание скрывало звезды от жителей Носферуса. Но теперь все заполонили ангельские волосы!

Даже тем, кто считал их совершенно безвредными, зрелище показалось ужасным. Дрогнули самые бесстрашные. Им почудилось, что Дзанос насылает на них грозовую тучу, которая втянет их в себя, словно червеглот. Туманные полосы, казалось, застлали весь белый свет.

Среди воинов началась паника. Они могли бы выстоять против орд семов или армии Чейронии, но эти белесые полосы, безмолвно опускавшиеся на землю, пробудили потаенные страхи, скрывавшиеся в самой глубине сознания.

— Гадзус! — позвала Амнелис, и окружающим показалось, что даже ей не под силу держать себя в руках. — Что это такое? Отвечай немедленно!

Старый гадатель стал молча перебирать деревянные руны, нанизанные на четки.

— Ведь ангельские волосы не могут на нас напасть? — спросила Амнелис.

Гадзус покачал головой.

— Я никогда не слышал о подобных вещах, моя госпожа.

— Но ты же гадатель. Что показывают твои гадания?

— Я скажу, что это не дурное, но и не доброе предзнаменование.

— И что от этого толку? — воскликнула Амнелис.

Несколько воинов ехали достаточно близко, и те, кто не был слишком поглощен борьбой с ангельскими волосами, расслышали слова Гадзуса.

Всадники начали перебрасываться испуганными фразами.

— Ты когда-нибудь видел подобное, Марус?

— Нет, никогда. Один из моих двоюродных братьев, проживший очень долго вблизи Тауриды, рассказывал мне об ангельских волосах. Он утверждал, что они противные, но безобидные. Это было как раз перед тем, как меня перевели на Альвонскую Заставу.

— А ты что скажешь, Хендри?

— Ничего не скажу. Но если бы это были духи, то я бы почувствовал.

— Юрик многое знает. Нужно спросить у него. Эй, Юрик! Юрик! Тебе доводилось слышать о таких вещах? Это обычное явление?

— Вообще-то я о них не слышал. Но мне думается, что здесь, в Носферусе, все возможно.

— Вот что! — сказал воин, молчавший до сих пор. — Говорят, будто ангельские волосы — это души, выходящие из мертвых тел через рот!

— Не мели чепухи!

— Клянусь перед лицом милостивой матери Дзаноса!

— Знаете, когда пал Хрустальный Город, наши воины, черные и белые, скакали по улицам и рубили беззащитных жителей направо и налево…

— Эй, да заткни ты свою чертову пасть! Внезапно поднялся ветер, заколыхавший пелену ангельских волос. Кто-то зажег факел и поднес его к облаку. Белые нити начали таять, и появилось окно, в котором виднелось беззвездное фиолетовое небо. Но уже через мгновение проем затянулся.

Войско должно было медленно продвигаться вперед. И хотя по отдельности каждый ангельский волос был действительно безвреден, в таком количестве они могли задушить людей, поэтому всадникам приходилось то и дело стряхивать их с лиц. К тому же в этом облаке ничего не было видно уже на расстоянии в несколько шагов. Поэтому передние воины могли запросто попасть в притаившуюся среди песков пасть пустыни.

21
{"b":"133519","o":1}