ЛитМир - Электронная Библиотека

Но как только все собрались в путь, Ринда подскочила к Гуину и схватила его коня за поводья.

— Пожалуйста возьми меня с собой!

— Не могу!

— Ну пожалуйста! Умоляю тебя!

— Нет, малышка. Ты обладаешь настоящим боевым духом, которому могли бы позавидовать многие мужчины. Но у тебя тело маленькой девочки. Еще совсем маленькой девочки. Ступай вместе с Суни в деревню и отдохни.

— Гуин, мне только что было откровение, очень зловещее. Если ты не возьмешь меня с собой, может случиться беда. Не худшая, конечно, но все же беда. Мои глаза способны видеть в тумане грядущего. Я смогу разглядеть ловушки и предупредить тебя! Видение было таким четким… и мне стало страшно за тебя.

Гуин глубоко задумался. В душе у принцессы появилась было надежда, но человек-леопард махнул рукой и сказал:

— Нет. Ты должна идти в деревню. — Его голос был мягким, но решительным. — Ты сказала, что может случиться не самое худшее? Тогда положись на мою силу, удачу и те странные воспоминания, которые возникают в моей голове будто из ниоткуда. Пока все это при мне, я смогу выкрутиться из любой переделки. Не бойся, маленькая принцесса. Мы скоро снова будем вместе.

— Понимаю, — кивнула Ринда печально, хотя по глазам было видно, что ничего она не понимает. Конечно, Гуин что-то задумал. Вот только что? Через мгновение девочка подняла глаза и снова посмотрела на него. — Тогда я должна рассказать тебе, что узнала. Пожалуйста, слушай внимательно. Будь одинаково осторожен по пути туда и обратно. Опасайся невидимого больше, чем видимого. Удача лежит внутри неудачи, но если хочешь до нее добраться, прокладывай собственную тропу.

— И это все? — спросил человек-леопард.

— Да, все.

— Это похоже скорее на пословицы, чем на пророчества, — заметил Иставан с улыбкой.

Гуин сжал плечо Ринды.

— Ты тоже будь осторожна.

На душе у девочки по-прежнему было неспокойно, однако она улыбнулась и благословила его. Потом подошла к Суни.

Пора было отправляться. Гуин и Иставан поехали на запад во главе пятидесяти семов, а близнецы вместе с остальными направились к деревне.

В середине отряда Лото шли раненые, опиравшиеся на плечи своих соплеменников. Тех, чьи раны были наиболее тяжелыми, несли на носилках из связанных тетивами луков. А тех, кто больше никогда не смог бы сражаться, оставили на поле битвы. Таков был закон пустыни. Эта земля была совсем не плодородной, и пищи на всех не хватало. Семьи не смогли бы содержать калек. Но долго мучиться несчастным не приходилось. Обитатели Носферуса быстро расправлялись с ними.

Ринда поежилась. Она горячо полюбила Суни и была рада попасть в ее деревню, но никак не могла привыкнуть к жестоким обычаям дикарей. «Спасибо звездам, что я не родилась в пустынном племени!» — подумала она.

Когда семы двинулись домой, солнце стояло высоко, и сухой ветер начал разносить с поля боя запах крови. От стонов раненых и лошадиного ржания было тоскливо на душе. С неба начали опускаться на лица и тут же таять ангельские волосы, навевавшие мечту о первом снеге.

Дикари, шагавшие впереди, неожиданно остановились. Они замахали оружием и стали выкрикивать имя своего бога. Гуин и его спутники обернулись назад и увидели, что на поле битвы появилась из-под песка огромная тварь со страшными клыками.

— Рийолаат, — пробормотал сем, стоявший рядом с человеком-леопардом, указывая на многожора, пожиравшего павших воинов. И вдруг чудовище исчезло так же внезапно, как и появилось.

Через мгновение рядом распахнулась яма, и пасть пустыни поглотила троих убитых дикарей.

— Лалу, — сказал все тот же сем.

Пустыня начала очищать себя от трупов. К наступлению ночи не останется ни одного из них. А когда Руах появится на следующее утро, поле битвы снова будет покрывать чистый песок да редкие камни. Никто и не догадается, что еще вчера здесь шел кровавый бой.

Лото приказал двигаться быстрее. Ведь как только чистильщики пустыни покончат с мертвецами, им понадобится новая пища.

Оглянувшись через плечо в последний раз, Ринда увидела Гуина, едущего во главе своего войска, гордого воина, направляющегося навстречу очередной победе. Но вскоре он уже растворился в песках пустыни, словно мираж.

* * *

Гуин ни разу не обернулся. За его спиной челюсти многожора перемалывали кости и с чавканьем пожирали плоть. У обычного человека от этих звуков волосы встали бы дыбом. Но человек-леопард не обращал на них никакого внимания.

— У нас совсем немного времени, — произнес он. — Нужно торопиться.

Гуин направил своего коня на запад, к реке, в сторону Альвонской Заставы, к вражескому генералу, от которого сбежал утром.

Поначалу Иставан сомневался, что дикари поспеют за ними. Но вскоре понял, что опасения напрасны — пятьдесят низкорослых воинов спокойно шагали за двумя всадниками, причем совсем не проваливались в песок.

Через некоторое время Гуин приказал остановиться. Семы тут же замерли на месте.

— Что там? — спросил наемник. Гуин указал на просвет между скалами.

— Это остатки отряда Астриаса.

— Неужели они здесь? Тогда нужно поскорее покончить с ними.

— Не торопись, — прорычал человек-леопард. — Нас всего пятьдесят, а остальные далеко. Не забывай об этом. Нужно обойти их стороной.

Иставан пробурчал что-то неразборчивое, потом его лицо посветлело.

— Послушай, Гуин…

— Что?

— Как забавно — всего несколько часов назад мы в страхе удирали от монгаулов, а с нами было всего два клинка да наше сокровище — сироты. А теперь мы охотимся за ними, и ты ведешь свой собственный элитный отряд, как прирожденный полководец.

— Ну, я удирал не в страхе.

— Согласен. Но бьюсь об заклад, что в своем Рандоче или Аурре, или где бы ты ни жил, ты был королем или хотя бы генералом. Готов поспорить на рубашку, в которой родился.

Гуин не ответил.

Стараясь не попасть на глаза воинам Астриаса, они стали пробираться между скал. Семы легко прыгали с камня на камень, окуривая себя парами травяного отвара, предохранявшего от змей, песчаных пиявок, а также хищных лишайников.

Вскоре отряд оказался на холме, откуда можно было оглядеть земли, простиравшиеся к западу. Остатки сил красных воинов продвигались к Альвонской Заставе. Они совсем не походили на гордых рыцарей, еще утром преследовавших беглецов. Их лошади были утомлены, доспехи помяты. Раненые вскрикивали каждый раз, как только под ноги коням попадались крупные камни.

— До реки осталось совсем немного. Совсем немного! — крикнул Астриас, пытаясь ободрить своих людей.

Во рту у него давно пересохло, стоны раненых выводили его из себя, но он упрямо ехал вперед. Ему было двадцать лет, и поражение, которое он потерпел от дикарей, оказалось первым в его жизни. Его гордости был нанесен сокрушительный удар. Он сам нуждался в ободрении, но все же, сжав зубы, продолжал путь и следил за тем, чтобы воины не сцепились друг с другом. Один раз Астриасу пришлось остановиться, чтобы напоить из своей фляжки тяжело раненного бойца. Хотя командир был опозорен, в нем по-прежнему жил молодой гохрский дух, двигавший им тогда, когда отказывало все остальное.

На счастье побежденных, дикари не бросились в погоню. И если не начнется еще одна, непредвиденная битва, оставшиеся воины уцелеют. По пути не попадалось ни многожоров, ни песчаных червей. Может быть, ему благоволил бог семов Альфетто, гигантская песчаная пиявка. Но Астриас не видел, что враги движутся за ними прямо по пятам.

Некоторые воины, лишившись перевязей, просто держали мечи трясущимися руками. Когда кони ступали по камням, оружие раздражающе громко звенело. Этим звукам вторили стоны раненых и плеск последних остатков воды в почти опустевших флягах. Потемневшие лица всадников покрывал песок и запекшаяся кровь.

Один из раненых повалился на шею лошади и уронил свой шлем. Увидев это, Астриас вернулся, подобрал шлем и вернул ему.

Потом пришлось поднимать еще один шлем. И вдруг раздался чей-то слабый голос:

29
{"b":"133519","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Буря мечей
Мурлин
Чтобы сказать ему
Избранница хозяина Бездны
Отчаянная
Технологии будущего против криминала
Аня де Круа
Неслучайная жертва
Дисгардиум. Угроза А-класса