ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

— Все живы? — спросил, откашливаясь, Иставан, вынырнувший первым.

Его юность прошла на море, поэтому он прекрасно плавал. Выпустив изо рта фонтан, наемник направился к монгаульскому берегу. Однако крики воинов, на что-то указывавших, заставили его развернуться. Ему совсем не хотелось оставаться рядом с двумя чудовищами, но пришлось плыть на другую сторону.

Ринде повезло. Когда плот перевернулся, ее отбросило на мелководье почти к самому берегу Носферуса. Подоспевший Иставан обхватил ее за шею и потянул за собой. Вскоре они добрались до суши. Наемник выполз, словно промокшая крыса, и вытащил за собою бесчувственную принцессу.

Едва леопардова голова Гуина показалась на поверхности, он сразу же направился к остальным. Прежде чем выбраться самому, он вытолкнул на прибрежные камни малышку Суни. Ремус обошелся без посторонней помощи. Иставан протянул руку человеку-леопарду, вылезавшему из воды. И вовремя — желеобразное существо покончило с большеротом и теперь протягивало свои щупальца к Гуину.

Оказавшись в безопасности, друзья долго молчали. Они вытянулись, ощутив под собою твердую землю, и дышали прерывисто, чувствуя, что промокли до костей.

Солнце почти скрылось за горизонтом. Белые всадники на дальнем берегу будто бы остались в другом мире. «На дальнем берегу», — подумала Ринда, приходя в себя и выплевывая воду.

Итак, они оказались в Носферусе.

Глава вторая

Дикая пустыня

1

— Вы их упустили? — Амнелис не повышала голоса. Но ледяного тона, которым она произнесла эти слова, было достаточно, чтобы командир отряда побледнел. Даже красные воины, находившиеся в подчинении у графа Рикарда, нервно теребили свое оружие. В Львином зале повисло напряжение.

Весь гнев генерала был направлен на высокого воина по имени Влон, державшего в руках шлем с белыми перьями. Влон командовал личной охраной Амнелис.

— Прошу простить меня, генерал! Мы были…

— Извинений недостаточно! — Ее резкий окрик заставил его вздрогнуть. — Я не виню вас за провал задания. Все мы в руках судьбы. Вы объясняете свое решение не переправляться через реку тем, что не получили соответствующего приказа. Но вам было известно, насколько важно поймать всех, находившихся на плоту. Можно было догадаться, что они попытаются скрыться на другом берегу. Вы должны были хотя бы отправить послание в Альвон и попросить подкрепления. Я велела Рикарду подготовить несколько плотов. Беглецов следует разыскать и схватить немедленно! Или переправа кажется вам слишком рискованной?

— Да, генерал.

Влон покрылся холодным потом. Он был дворянином из очень древнего рода, имевшего отношение к самому герцогу Владу. Но во всем Монгауле не нашлось бы человека, способного перечить командиру белых воинов, и дело не только в том, что это дочь герцога.

Сейчас Амнелис сняла доспехи и переоделась в белое платье, обнажавшее одно плечо, словно мужская тога. Под платьем были обтягивающие брюки. Прекрасные волосы Амнелис спадали до талии и сверкали ярче червонного золота. Она была по-настоящему красива.

Небольшой рот с губами, напоминавшими лепестки цветка, оттенял холодные аквамарины загадочных глаз. Сочетание их взгляда и чистого голоса сражало наповал любого мужчину.

Вот и Влон не мог этого выдержать. Он скорчил неловкую гримасу и опустил голову.

Амнелис бросила на него короткий взгляд, потом заговорила более спокойно:

— Ладно. Надеюсь, в дальнейшем вы не будете больше тупо следовать приказам и сможете воспользоваться предоставившейся возможностью. Может быть, люди графа Рикарда именно в этот момент пересекают реку и мои опасения напрасны. — Амнелис повернулась к начальнику крепости: — Граф, пройдите в мои покои. И пришлите ко мне гадателя Гадзуса.

— Да, моя госпожа, — тут же откликнулся граф и отвесил глубокий поклон. Он стоял и смотрел вслед дочери герцога. Белое платье развевалось у нее за спиной, облегая прекрасную фигуру тренированного воина.

Дождавшись, пока она уйдет, граф повернулся к смущенному гиганту.

— Ну что, Влон, досталось?

Эти двое были закадычными друзьями. Хотя Рикард командовал гарнизоном крепости, а Влон находился в подчинении у Амнелис, каждый из них носил графский титул и они дружили уже много лет.

— Честно говоря, никак не пойму, что у нее на уме. Я лишь кое о чем догадался, когда услышал доклад твоих воинов, вернувшихся со Стафолосской Заставы. Если бы я знал, что среди тех чудаков на плоту были парросские близнецы, то конечно, переплыл бы реку прямо на коне.

— Но ты этого не знал, значит, и винить себя не в чем, — ответил Рикард, чувствуя облегчение от того, что влетело не ему.

— С самого начала парросской кампании я был при генерале! Ведь мне поручено защищать ее. Все, что было известно ей, было известно и мне. Но кажется, то, что мы с ней усвоили из этих сведений, отличается, как небо и земля.

— Вот поэтому-то она генерал и представитель герцога, а ты — нет.

— В самом деле, дружище. Хотя я прожил вдвое больше ее, она видит вещи в сто раз яснее, — вздохнул граф Влон. — А впрочем, не важно… Какая удивительная страна этот Паррос! Трудно объяснить, как близнецы достигли Приграничья за одну ночь. А увидев человека-леопарда, я не поверил своим глазам.

— Это наверняка какая-то маска.

— Мне так не показалось. Такое впечатление, будто голова леопарда растет на человеческом теле. И ни одна маска не удержалась бы на нем при таком страшном ударе о воду.

— Не удивлюсь, если Амнелис проявила интерес к плоту и из-за него, — сказал Рикард задумчиво.

Он понятия не имел о причине разрушения Стафолосской крепости — о том, что призрак, выдававший себя за Черного Графа, приказывал ловить дикарей, и это в конце концов спровоцировало их нападение. Ему лишь доложили о сигнальных дымах, сообщавших о странных результатах обследования развалин. В ночь битвы парросские близнецы и человек-леопард находились на заставе. Об этом граф Ванон (на самом деле призрак, маскировавшийся под него) никому не сообщил. И раз всех троих видели на реке, то они каким-то чудом избежали смерти под обломками крепости. А теперь им снова удалось улизнуть от монгаулов.

— Я никогда не слышал, чтобы при парросском дворе служили полузвери, — сказал Влон. — Иначе об этом болтали бы в любой таверне! Откуда же он взялся?

— Ума не приложу, — покачал головой Рикард. — Друг мой, я должен тебя покинуть. Нельзя заставлять даму ждать.

Но Влон продолжал, будто не слыша его:

— Паррос был высокоразвитой страной, хотя в военном плане сильно уступал Гохре. Его столица была прекрасна, словно мечта. Когда пал Хрустальный Дворец… мне показалось, что победа далась нам слишком легко. Как странно! Хотя королевской семьи больше нет и от королевства остались одни воспоминания, я не могу отделаться от мыслей о нем…

В этот момент подошел паж и доложил, что Гадзус, гадатель по рунам, уже явился в покои госпожи. Рикард немедля удалился, но Влон, погруженный в свои мысли, даже не заметил этого.

* * *

Граф Рикард застал Амнелис за оживленной беседой с Гадзусом.

Занимавший центр комнаты широкий угольно-черный стол был уставлен кубками с напитками и вазами с фруктами. Но тщедушный, тонкий, словно гвоздь, гадатель не пригубил даже воды. Амнелис сидела, наклонившись к нему. Ее молочно-белая рука сжимала серебряный кубок, из которого она в перерывах между вопросами потягивала мед. Кажется, он помогал ей думать. Как только граф вошел, девушка повернулась к нему.

— Граф Рикард, если мы отправим минимум людей для восстановления Стафолосской Заставы, не сокращая при этом охрану Альвона, то сколько у нас останется свободных воинов?

Рикард понимал, что лучше всего не тратить времени на церемонии, поэтому тут же ответил:

— Я могу предоставить в ваше распоряжение два отряда всадников, три отряда пехоты и обоз.

9
{"b":"133519","o":1}