ЛитМир - Электронная Библиотека

— Прекрасно. Тубаи!

— Да, Рийаад?

Женщины тубаи неожиданно оживились и закричали:

— Теперь наш черед! Йии! Йии! Йии!

Воинственно завывая, они достали принесенные с собою кувшины и выстроились на краю низины.

Сосуды были наполнены до краев соком плодов алики. Дикарки собирали их накануне ночью. Обитатели Носферуса никогда не могли найти полезного применения идохам, и вот теперь оно наконец-то появилось.

— Иии, йии, йии!

Все как одна женщины выплеснули содержимое кувшинов в низину. Облако аммиака поднялось над Наковальней. Семы закашлялись и начали тереть глаза. Эффект оказался потрясающим. По морю идохов заходили огромные волны — твари пытались спастись от ядовитого сока. Чудовищный прибой двинулся к противоположной стороне низины. Именно так и было задумано. Семы глядели на происходящее, затаив дыхание.

— Альфетто, — пробормотал Лото изумленным полушепотом.

Но на Гуина происходящее как будто не произвело впечатления. Он поднялся и вскинул руку, приказывая переходить к следующему этапу.

Женщины опустили шляпы на лицо, закрепив их ремешками, глядя через небольшие дырочки. Вид у них стал довольно нелепый, но кого это волновало? Они взялись за новые кувшины и вылили их содержимое на идохов.

Студенистая масса задвигалась еще быстрее, низина как будто закипела. Теперь уже нельзя было сказать, где кончается одна тварь и начинается другая.

Гуин взирал на этот хаос в полном спокойствии. Решив, что настала пора для дальнейших действий, он поспешно повернулся к семам и отрывисто произнес:

— Сиба!

— Да, Рийаад?

— Следующий этап!

Семы кинулись бежать. Гуин молча смотрел им вслед, прикидывая в уме время.

— Хаа! — раздался крик женщин тубаи. — Мы извели двухгодичный урожай плодов алики!

* * *

Астриас и Лиган, возглавлявшие колонны, ставшие теперь авангардом, уверенно продвигались вперед. Они не щадили коней и как будто преследовали семов по пятам, но все-таки не могли сократить расстояния. Копыта глубоко зарывались в песок, пыль доставала лошадям до живота.

— Но, но! — кричали всадники, нахлестывая изо всех сил. Подкованные кони были не так привычны к горячему песку, как мохнатые семы, знавшие множество тайных тропинок и обходных путей. Дикари двигались зигзагами, но при этом следили за тем, чтобы монгаулы не потеряли их след. Большинство всадников так и не поняли, что их заманивают в ловушку. Один лишь граф Марус, ехавший позади пехотинцев, оглядывался по сторонам с озабоченным видом.

— Командир! — воскликнул Гарант, его правая рука во многих битвах. — Кажется, вы чем-то обеспокоены. Что у вас на уме?

— Эти семы бегают довольно быстро, — ответил Марус, ерзая в седле. — Но сейчас они движутся слишком медленно для настоящего бегства. Однако, если бы они хотели остановиться и продолжить битву, то двигались бы еще медленнее. Все это совершенно бессмысленно даже для семов.

— Не слишком ли много вы придаете этому значения?

— Хорошо бы, если бы так оказалось, Гарант. Но мои старые нервы чувствуют какую-то неведомую угрозу. Кажется, будто нас заманивают в ловушку. Мы с тобой не безусые юнцы, а воины, побывавшие в десятках баталий, в том числе, изменивших судьбы народов. И за прошедшие годы я усвоил одну вещь: битвы — это живые существа. Ты стараешься приручить их, как животных, пытаешься одарить их любовью и лаской, но не должен спускать с них глаз, чтобы они не вцепились тебе в горло. Битвы — это дикие звери, не поддающиеся дрессировке. На них можно воздействовать лишь с помощью кнута и пряника. Наш генерал пока еще не понимает этого…

Гарант слушал его молча.

— Амнелис молода, и, что еще хуже, ей не довелось изведать горечь поражения. Она — лучший ученик, еще ни разу не сталкивавшийся с неудачами. — Закончив эту тираду, Марус замолчал и пришпорил коня.

Через некоторое время он посмотрел на белое облако, видневшееся на горизонте, и громко произнес:

— Не понимаю.

— Что такое, господин? — спросил Гарант.

— Если бы понял, то не волновался бы так. Кажется, на этот раз существо, именуемое битвой, будет неласково с нами.

— Да в чем же дело, мой господин?

— Посмотри-ка! Что там такое? — спросил граф Марус, указывая на горизонт.

— По-моему, это облако пыли, поднятое семами, — ответил Гарант.

— Сомнительно. Пыль поднимается совсем не так, как раньше. — Граф закусил губу, на мгновение задумавшись, потом хлопнул ладонью по седлу. — Ага, я понял!

— Что, мой господин?

— Мы совсем забыли о том, что здесь Носферус! Астриас и Лиган в большой опасности!

— Как?

— Вперед, Гарант! Догони их и прикажи остановиться! Генералу доложим позже. Нужно притормозить их как можно быстрее!

И Гарант сорвался с места, толком не понимая, в чем дело.

— Стоять! Всем войскам стоять! — закричал Марус, и синие всадники замерли на месте.

— Что такое? — спросила Амнелис удивленно, наблюдая за ними издалека. — Кажется, это отряд Маруса?

— Так точно, — ответил Фелдрик.

— И Марус приказал остановиться? Он что, с ума сошел? Немедленно доставить его сюда! Сейчас же!

И Фелдрик самолично поскакал к передней части колонны.

В это время Гарант на полной скорости мчался к авангардным частям и кричал:

— Командир Астриас! Командир Лиган! Остановитесь! Немедленно остановитесь!

— Вы слышали, командир? — спросил Поллак.

— Кажется, да, — ответил Астриас. — Кто-то…

— Это Гарант, помощник графа Маруса.

— Что он говорит? Может быть, у него приказ от генерала? — Астриас недовольно поморщился. — Ладно. Всему отряду остановиться!

Не дожидаясь, пока им повторят дважды, его воины замерли на месте.

Отряд Лигана находился несколько дальше. И если Астриас услышал слова Гаранта, то второй командир красных всадников ничего не разобрал из-за цокота копыт и лязга доспехов.

— Лиган! Лиган, остановись! — заорал Астриас, видя, что его друг продолжает двигаться.

И тут раздался чей-то испуганный вопль:

— Что там такое, черт возьми?!

Крик был таким громким, что на него трудно было не обратить внимания.

Астриас поскакал на крик и вскоре застыл от ужаса.

4

По всему строю пронеслись испуганные крики.

— Что это, во имя…

— Рассадник! Рассадник идохов!

— Поллак! — позвал Астриас. — Уходим отсюда, немедленно разворачиваемся!

Служа в приграничном патруле, он прекрасно знал, насколько ужасны и неуязвимы идохи.

— Назад! — крикнул Астриас, поворачивая своего коня и совершенно забыв о гордости и репутации. Теперь было не до того. Сейчас для него существовала лишь смерть, которой нужно было избежать. Да и разве этот студень имеет понятие о чести?

Даже самые бывалые бойцы еще не видели столь огромной колонии идохов. Насколько хватало глаз, пустыню покрывало сплошное смертоносное желе, жуткое голодное море, кипевшее и бурлившее. Казалось, будто сама земля обратила гнев на своих непокорных детей и решила изничтожить их с помощью белого студня. Все войско, как один человек, задрожало от страха. Воины превратились в обычных людей, думающих лишь о собственном спасении.

— Идохи! Идохи! — раздавалось повсюду. — Они наступают!

Всадники, замыкавшие шествие, увидели, что передние ряды повернули вспять, поэтому им осталось лишь тоже развернуть коней и мчаться назад без оглядки.

— Они преследуют нас! — заорал кто-то за спиной Астриаса, припустившего галопом. Обернувшись, молодой командир увидел то, от чего комок подкатил к горлу, а на глаза навернулись слезы.

— Помогите! Помо… — Волна идохов накатила на отряд Лигана, так и не услышавшего приказ Гаранта и заметившего опасность слишком поздно. Белесые прозрачные твари налетели на всадников, и те уже не могли отступить.

Идохи застали их врасплох, словно лавина зазевавшихся горцев. Первая волна обхватила лошадиные ноги, и всадники полетели наземь. Их предсмертные крики казались завыванием призраков. Воины пытались подняться на ноги и убежать, но налетали на своих товарищей или поскальзывались в липкой массе. Вскоре все, кого настигли идохи, погибли, один за другим погружаясь в студенистый ад.

25
{"b":"133520","o":1}