ЛитМир - Электронная Библиотека

Тщательно проверив надежность креплений, Гуин позвал раку по имени Салаи и попросил:

— Поставь ногу на это перекрестье и попробуй встать. Я тебя поддержу.

— Да, Рийаад.

Поднявшись на кристаллических шестах, Салаи стал даже выше поддерживавшего его Гуина.

— Ну, что скажешь? Можешь шагать на них?

— Постараюсь, Рийаад, — ответил молодой дикарь.

Человек-леопард отпустил его руки, и тот двинулся вперед, сжимая руками концы ходуль. Шаг был совсем узким и медленным.

Остальные раку, понявшие замысел, столпились вокруг них. Салаи оказался на удивление ловким, даже для сема. Всего два раза оступившись, он довольно быстро научился уверенно держаться на ходулях.

— Сможешь пересечь долину? — спросил Гуин.

— Попробую, Рийаад. Да, кажется, смогу. Но эти шесты слишком тяжелые, — Салаи спрыгнул вниз и перевел дыхание. — Мы с Сибой сможем ими воспользоваться, но у Мано, Каи и остальных может не хватить сил…

— Мне бы не хотелось испытывать эти ходули. Они могут не выдержать меня или Иставана. Но всем и не нужно идти через эту долину. Это займет слишком много времени, да и кристаллов на всех не хватит. На ту сторону отправятся один или двое самых смелых раку, — объяснил Гуин.

Потом он повторил то же самое на языке Срединных Земель для Иставана.

— Значит, они побегут в деревню, а мы останемся здесь? — спросил тот.

— Нет, я придумал кое-что еще, — покачал головой Гуин.

— Ты собираешься пойти и поискать другой путь?

— Кажется… да. Конечно, это опасно, но все же…

— Вижу, у тебя всегда будет припасено кое-что в рукаве даже перед лицом самого Доала. — Иставан сказал это холодно, но в его глазах мелькнуло уважение.

— Это будет совсем не просто, — произнес Гуин, глядя в лицо Салаи. — У тебя хватит отваги пересечь долину идохов?

— Да, Рийаад, да!

— Если потеряешь равновесие или если дойти до конца долины окажется не под силу, падай головой вперед.

— П… понятно, — ответил Салаи, поеживаясь.

— От тех, кто пересечет долину, зависит судьба Раку… да нет, даже всех племен Сем, — добавил Гуин негромко.

Потом он подал знак, и двое дикарей принесли длинную веревку, которую сплели, используя тетиву и пояса. Один конец человек-леопард обвязал вокруг талии Салаи, а другой оставил у себя.

— Вы перетащите свой конец на противоположную сторону. Лучше бы привязать ноги к ходулям, чтобы не соскользнуть. Да, и еще кое-что… — Гуин протянул им факел. — Захватите его с собой. Если все же свалитесь, будете отбиваться им от идохов. Правда, не знаю, на сколько его хватит.

— Все будет нормально, Рийаад, — заверил Салаи. — Если я и свалюсь, то уж Сиба доберется на ту сторону.

Гуин молча положил руку ему на плечо.

Салаи был готов к отправке, хотя предстоящее дело казалось ему чистым самоубийством.

Чтобы избавиться от лишней тяжести, он снял лук, колчан со стрелами и отцепил от пояса каменный топор. Факел закрепили на верху одной из ходуль. Салаи вновь поглядел на своих товарищей, мрачно улыбнулся и показал рукой, что может выступать.

— Идем. Я отнесу тебя к краю долины, чтобы ты не устал раньше времени, — сказал Гуин.

Удостоверившись, что и другой из смельчаков готов к опасному переходу, он поднял на руки Салаи вместе с ходулями. Осторожно ступая, направился к долине. За ним следовали на некотором расстоянии, чтобы можно было вовремя отступить, Иставан, Сиба и еще половина семов.

Гуин медленно приблизился к границе колышащейся массы, осторожно поставил Салаи на землю и огляделся.

Идохи казались такими же, как и прежде, хотя и менялись постоянно. Долина напоминала поверхность озера в ветреную погоду. Каждая тварь на мгновение выскакивала из общей массы, лишь для того, чтобы снова раствориться в ней. Внимательный наблюдатель мог бы заметить, что эти существа далеко не бесформенны. Среди желе просматривалось что-то шарообразное — внутренние органы идохов. Невозможно было сказать, замечают ли эти твари чужаков и испытывает ли когда-нибудь вся эта масса чувство сытости.

Салаи окинул взглядом живое море, которое предстояло пересечь. В глазах молодого сема не было и тени страха. Он сделал несколько шагов на ходулях, в последний раз проверяя их.

— Ступай, — приказал Гуин просто.

— Да, Рийаад, — кивнул сем и зашагал через жуткую долину так, будто ходули были его собственными ногами.

Сиба приблизился к Гуину и сказал:

— Не нужно стоять так близко к ним, Рийаад. Это опасно. — Он потянул его за руку.

— Что? Ах да, — пробормотал Гуин, отступив немного назад.

Уже совсем стемнело, и на самом дне этой темноты бесчисленные мерцающие твари продолжали бесконечное движение. Идохи обычно светились в темноте, но умели и маскироваться, как тот, что напал на Иставана.

— Опасно, Рийаад, — снова предупредил Сиба, дергая Гуина за руку.

Гуин больше не двигался, следя за Салаи, который казался маленькой лодочкой, плывущей по бескрайнему морю. Тот шагал осторожно, выверяя каждое движение. Его факел одиноко сверкал на фоне неба, словно восточная звезда, указывающая путникам дорогу.

Ноги Салаи находились на два его роста над уровнем зловещего озера. Каждый раз, когда ходуля опускалась вниз, окружающие идохи начинали проверять, кто их потревожил, но не находили ничего живого. Погружать шест в шевелящуюся массу было довольно трудно. С каждым шагом, веревка, соединявшая Салаи с Гуином, все натягивалась. Человек-леопард понемногу травил ее, не давая ни провиснуть, ни слишком натянуться. Это было единственным доказательством продвижения сема по долине. Казалось, что ему никогда не преодолеть смертоносного озера.

И вдруг по толпе наблюдавших за передвижением пробежал крик ужаса: Салаи потерял равновесие. Даже Иставан, и то невольно ахнул. Но смельчак как-то все же исхитрился удержаться на ходулях.

— Рийаад, — снова потянул Гуина за руку Сиба. — Рийаад, пожалуй, мне нужно начать готовиться.

— Давай, — ответил Гуин, не отрывая глаз от Салаи. Человек-леопард казался спокойным, но все его мускулы были напряжены, а кулаки сжаты. — Да, готовься. Надеюсь, тебе все же не придется идти.

Последние слова он произнес так тихо, что даже Сиба их едва услышал. «Если неудача последует за неудачей, нам конец, — подумал Гуин. — Пускай даже мы наберем еще кристаллов, нам не сделать новую веревку. Не хватит тетивы даже от всех луков. Да и факелов совсем мало».

Но он не сказал этого вслух, а лишь продолжал молча следить за смельчаком.

— Неужели он еще не прошел? — спросил Иставан, стоявший далеко позади. — Сколько же это будет продолжаться, во имя Доала?!

Гуин поглядел на веревку в своих руках, связывавшую Салаи с жизнью. Если до противоположного края долины больше тада, то все планы рухнут.

Воин помотал головой, пытаясь отогнать мрачные мысли. И тут до него донесся крик Салаи:

— Противоположный край! Я вижу его!

— Гуин!

— Рийаад! — раздалось сзади.

Человек-леопард облегченно вздохнул и еще напряженнее стал вглядываться в колышущуюся массу.

— Тебе осталось совсем немного, Салаи! — крикнул он в темноту. Веревка почти кончилась, но это было уже не важно. — Держись как следует!

И тут по всей долине разнесся леденящий душу крик. Он мог означать лишь одно.

— Салаи! — заорал Гуин, увидев, как обвисла веревка.

Стало ясно, что отважный сем рухнул вниз.

3
{"b":"133520","o":1}