ЛитМир - Электронная Библиотека

После этого он двинулся вслед за семами, склонив голову. Близнецы, уже освоившиеся в этой деревне, пошли за ним. Ринда, кажется, хотела что-то сказать Гуину, но вместо этого лишь едва заметно улыбнулась.

Гуин, последним вошедший в хижину, взглянул на Иставана и щелкнул языком.

— Вот ведь забавный малый этот наемник! Как же он ворчал, отказываясь идти в деревню Раку! А теперь, оказавшись здесь, ведет себя так, будто прожил тут всю жизнь. Нечасто встречаются подобные люди. Кажется, он отмечен печатью величия.

Человек-леопард сказал это скорее для себя, чем для Лото, который глядел на него вопросительно.

— Дорога каждая минута, — произнес Гуин, указывая куда-то за холмы. — Отправь гонцов, чтобы вожди племен собрались на совет.

Лото кивнул и стал отдавать приказания.

* * *

Над пустыней висела луна, освещавшая бесконечные пески и камни. Ее лучи падали так же и на деревню. Нынче там было неспокойно, все раку пришли в движение.

Посреди деревни располагалась большая круглая площадь, на которой проходили собрания и церемонии.

Хижина, в которой собрался совет племен, находилась на западной стороне площади. Пол там был земляной, а в центре выкопана яма, в которой горел огонь. Языки пламени бросали тени на лица сидевших вокруг вождей. Лото попросил их выслушать человека-леопарда.

Из-за своего огромного роста Гуин казался здесь явно чужим. Стоя ему приходилось сгибаться в три погибели. Но когда он сел у огня, скрестив ноги, то стал вполне походить на своего.

— Об остальных гостях позаботятся наши женщины, — сказал Лото, сидевший напротив.

В помещении не было никаких украшений, лишь на полу лежало несколько шкур. Женщины без конца подносили вино и угощение.

— Рийаад, — сказал Лото серьезно. — Враги в разноцветных доспехах много раз пересекали реку, и в таких случаях мы просто уходили подальше в пустыню. Некоторые из наших племен, особенно Карои и Гуро, тоже переправлялись через реку и нападали на них. Но мы, раку, никогда не сталкивались с раскрашенными демонами. Так почему же им не пощадить нас? Почему люди не могут по-прежнему жить на своей земле, а семы — на своей?

— Монгаулы хотят захватить Носферус, — ответил Гуин.

— Но зачем он им понадобился? Ведь они сами прозвали его безлюдной землей… Люди не смогут здесь жить, разве не так?

— Конечно, не смогут, — согласился Гуин. — Я долго думал над этим. Почему монгаулы позарились на пустыню? Думаю потому, что им нужно укрепить тылы для вторжения в Срединные Земли. Если какая-нибудь из тамошних стран объединится с семами, Гохра окажется зажатой в тиски. А сейчас монгаулов подтолкнуло к решительным действиям нападение на Стафолосскую Заставу.

— В самом деле?

— Армия, которую мы видели, не могла собраться за один день. Мост через реку построили очень быстро, причем он получился довольно надежным. На этом берегу выросли мощные укрепления. По облакам пыли, поднимавшимся над дорогами, ведущими к Альвону, Талосу и Тауриде, можно судить, что поход готовился много дней или даже недель. Но почему они вторглись в Носферус именно сейчас? Монгаулы разгромили Паррос, и эта победа окрылила их. Они повсюду рассылают свои войска, вылавливая людей, преданных королевству…

— Не забывайте о том, — Гуин помолчал и продолжил, — что армией командует генерал Амнелис, правая рука герцога Влада! Она участвовала в разгроме Парроса, и именно ее белые воины руководили вторжением. Но почему она оставила дело незавершенным и отправилась в Носферус? Значит, на это есть какая-то серьезная причина. Пустыня необходима Монгаулу. — Гуин потер подбородок, прикидывая в уме разные варианты. — Я сам не пойму, что тут есть особенного? Какие тайны привлекли монгаулов в безлюдные земли?

Лото и все остальные семы молчали, будто боясь сбить его с мысли. Половина из сказанного им не имела никакого значения для Раку, но все равно было над чем задуматься. Может быть, уже в этот момент враги идут по холмам, в поисках деревни Раку? На мохнатых лицах читалась озабоченность. Только теперь им стал ясен весь ужас сложившейся ситуации.

Гуин на некоторое время задумался. Потом заметив, как напряженно семы ждут, что он скажет дальше, поднял глаза и посмотрел на Лото.

— Независимо от того, какая у них цель, нам придется несладко. Монгаулы никому не дадут пощады. Ни одно из племен Сем — ни Раку, ни Карои, ни Гуро — не сможет остаться в стороне. Даже в лучшем случае враги будут искать эту деревню лишь несколько дней. Не стоит надеяться на то, что они, вторгнувшись в пустыню, обойдут нас стороной.

Гуин сделал паузу и снова посмотрел на Лото.

— Врагов пятнадцать тысяч, а все племя Раку может выставить от силы две тысячи воинов. Можно либо бежать дальше в пустыню, либо принять бой в этих горах. Но толку в любом случае будет мало. Остается лишь…

— Но, Рийаад… — прервал его Лото и покачал головой, будто собирался что-то сказать, однако раздумал.

— Нужно немедленно оставить деревню! — неожиданно выступил вперед один из младших вождей. — Это единственный выход! У раскрашенных воинов есть лошади и хорошее оружие, способное сокрушать камни на расстоянии!

— Ринно! — строго прикрикнул на него Лото, но тот не унимался.

— То, что предлагает Рийаад, совершенно, совершенно невозможно! Раку не могут объединиться с карои или с проклятыми гуро! Они ловят нас и едят живьем! Пожирают наше мясо, хотя мы такие же семы! А карои поработили бесчисленное множество наших женщин и детей!

— И это еще не все! — воскликнул другой вождь. — У племени Карои всего две тысячи воинов, у Гуро — столько же. Даже объединившись с Раса, Тубаи и более мелкими племенами, нам не набрать такого же войска, как у монгаульских демонов.

— Как тебя зовут? — спросил Гуин, обернувшись к нему.

— Эбу, — ответил тот. — Меня зовут Эбу, Рийаад.

— А теперь, Эбу, и ты, Ринно, и все остальные, слушайте внимательно. Я думал над этим довольно долго. Мне приходилось слышать о вражде между племенами. Я знаю и о том, что во всей пустыне наберется семь или, от силы, восемь тысяч семов. Мы во многом уступаем противнику — у нас нет ни лошадей, ни арбалетов, и семы вдвое ниже монгаулов. Кроме того, возможно, сюда вторглась еще не вся их армия. Однако…

— Мы обречены, — крикнул кто-то в отчаянии.

— Раку пришел конец, — откликнулся другой голос.

— Демоны поработят нас!

— Все кончено!

Лото обернулся, собираясь образумить вождей, но в этот момент еще кто-то крикнул высоким голосом:

— Нужно бежать! Бросить деревню и спрятать женщин, детей и стариков в горах.

— Себу! — прикрикнул Лото.

— Что же нам еще остается? — ответил тот, затравленно оглядываясь по сторонам. — Лишь таким способом мы сможем избежать смерти. Нужно уходить на север, в горы. Да, надо идти к Ашгарну, на север.

Младшие вожди одобрительно зашумели. На их лицах читались растерянность и страх. Они были готовы собрать как можно больше провизии и, бросив дома, немедленно двинуться на север, навстречу неведомым опасностям.

— Выслушайте меня, пожалуйста, — сказал Гуин, поднимаясь.

— Нет! — громко закричали вожди. Неожиданно откуда-то выскочил молодой сем и воскликнул:

— Нужно сперва сразиться, а удрать мы всегда успеем!

— Что? — обернулся к нему Себу. — А, это ты, Сиба. Сядь на место. Здесь собрание вождей, а не сборище молокососов.

— Что мы будем делать, если пойдем на север? — продолжал Сиба. — Пережидать, пока монгаулы уйдут? А если они построят тут крепость? Тогда мы никогда не сможем вернуться!

— Они не останутся в Носферусе надолго. Нужно только пережить зиму.

— Но в северных горах нечего есть. И потом, монгаулы могут двинуться следом за нами. Вот тогда раку точно придет конец.

— Какая разница? Ведь мы все равно проиграем, — ответил Себу.

Видя, что Сиба снова собирается что-то возразить, Лото медленно поднялся и сказал:

— Сейчас не время для споров.

— Вот именно, — добавил Гуин. — Времени в обрез. А теперь послушайте. Я кое-что придумал.

8
{"b":"133520","o":1}