ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Молодость он вернуть может? — недоверчиво спросил он.

— Так для того же он и придуман был, — царевич от нетерпения, даже пританцовывать начал. Он достал лягушку и посадил на камень. — Ну как? Целуешь?

— А-а, была не была, — старик зажмурился, на всякий случай сказал про себя: «Я — Хозяин Рушник Красочный…» — и прикоснулся губами к чему-то холодному и склизкому

— Мать честная!.. — услышал он отчаянный вопль царевича. — Опять болото перепутал!..Это сколько же мне ещё лягушек отцу в угоду перецеловать надо, пока настоящую царевну найду!..

Старик открыл глаза. Лягушка по-прежнему сидела на камне и пучила на него круглые глаза. Потом открыла рот и громко сказала: «Кв-ва-а…»

— Я — Хозяин Ква, — автоматически сказал старик и подумал: «Мой мешок».

* * *

Лукоморье. Песчаный берег с длинной отмелью. Полуразвалившаяся хижина старика со старухой. Рядом с ней кто стоит, кто сидит — собрался кругом немногочисленный рыбацкий люд окрестной деревеньки.

Ветхие латаные одежды, насквозь просоленные морским бризом, усталые, обветренные лица.

Все смотрят неотрывно на хижину старика и старухи.

— Третий день уже… — говорит кто-то.

— И всё без перерыва… — подхватывают рядом.

— Заколдовал кто?.. — предполагают одни.

— …Или умом подвинулись? — сомневаются другие.

— …Старуха старика довела, а там и сама от тоски тронулась… — авторитетно уверяют те, кто неопытней.

Стёкла ветхой хибарки подрагивают, изнутри доносится позвякивание посуды, сыпется пыль со стен.

И всё это на фоне доносящегося из окон и приоткрытых дверей хихиканья, прихохатыванъя, просто смеха, гоготанья и откровенного ржания. В доме смеются, давятся смехом, корчатся от хохота старик со старухой.

— А был ещё третий кто-то… — делятся те, кто давно уже здесь. — Громче всех гоготал

— Чёрт, должно быть, вот он их и веселил

— А где ж он сейчас?..

— От смеха, видать, лопнул

Неожиданно всё стихает. Впервые за три дня возле хижины стариков воцаряется тишина.

Медленно, со скрипом отворяется дверь, и во двор выползают вконец обессилившие от смеха старик и старуха.

Народ бросается к ним на помощь, поднимают их на ноги — и отшатываются в удивлении.

— А где же старик со старухой?.. — слышится детский голосок. На пороге стоят не юные, конечно, но совершенно изменившиеся и изрядно помолодевшие бывший старик и бывшая старуха. (Как их теперь называть?)

— Кабы не сели батарейки, — бормотал бывший старик Петя, пошатываясь и придерживаясь за сруб, — ещё годков пять скинули бы

— Правда, и без них смеяться наловчились, — слабым голосом продолжал он, — утробой — изнутри то есть. Но когда кто со стороны смехом заводит — много легче получается, поначалу особенно.

— Думал, обманул Иван-Царевич, ан нет. И хвори все от смеха кончились. И морщины поразглаживались. И старуха вредность свою растеряла. Да и старухой быть перестала.

— И Хозяином легче, смеясь, становиться. Не получается думать и о проблемах скорбеть, смеясь.

— Да и просто думать, в мыслях путаясь — не получается.

— А получается — просто смеяться и быть.

— …Просто смеяться и жить,

* * *

На данном этапе вы лишь слегка прикоснулись к самому верхнему слою потенциала огромных возможностей, заложенных в Хозяйском состоянии. Но уже сейчас вы можете значительно изменить свою жизнь, сделав её более упорядоченной, открытой радости и творческому успеху.

Несомненно, что на первых порах вам ещё придётся столкнуться с проблемами повышенной эмоциональной насыщенности, возможно, даже несущими в себе высокий болезненный заряд. Или проблемами, угнездившимися в вас давным-давно, глубоко «проросшими» и пустившими корни-метастазы в вашем здоровье, характере или мировосприятии.

По своей «технической» сложности они ничуть не значительнее, скажем, обыкновенного насморка и, в принципе, могут быть сняты так же легко и одномоментно. Но став для вас за долгое время привычными, они как бы «отпечатали», «зафиксировали» своё присутствие в некой «внутренней матрице» на уровне клеточной памяти.

Во всех случаях «нехозяйского» состояния эта «матрица проблемы» мгновенно будет включать вас в прежние, унылые и болезненные настроения. Возможно, вы уже успели ощутить на себе этот колебательный процесс «хозяйско-гармоничных» и «деструктивно-нехозяйских» ощущений.

Пока это нормально. В дальнейшем же всё более устойчивое и продолжительное Хозяйское состояние приведёт к реально ощутимой гармонизации вашей жизни и полной «иммунности» от любых деструктивных событий.

Но процесс этот возможно ускорить, и ниже вам будут предложены два очень действенных способа глубинной расчистки и разрядки проблемного пространства.

КУКЛА И ХОЗЯИН

Мы уже говорили, что оболочка, надетая на вас социумом в виде ложного «знания» о себе, является одной из самых устойчивых и коварных ловушек. Она моментально «нахлобучивается» на Хозяина в момент его проявленности в этом мире и день ото дня становится всё более монументальной и «непрозрачной» для его творческого выражения, приобретая гротескные формы несвободной в своём существовании куклы.

Восстанавливая себя в Целостном Хозяине через единение с освобождённым образом проблемы, вы сделали первый, но существенный шаг на пути к своей независимости от социумного рабства. Вторым шагом в этом же направлении будет акт снятия с себя «кукольной» личностной оболочки в виде реальной куклы, изготовленной своими руками.

Вам было предложено сделать самим и принести на занятие куклу-петрушку (то есть надевающуюся на руку), которая для вас должна являться как бы вашим вторым «Я» и в которой вы смогли бы легко и без усилий «узнать себя».

Момент отслеживания своей личности как «куклы» является очень сильным, трансформирующим, актом. >Происходит то, что в различных школах духовных направлений называют «растождествленим, то есть отделение себя «кукольного», зависимого и подчинённого обстоятельствам, от себя же — Хозяина, гармоничного и изначально свободного.

Для чего это необходимо?

Дело в том, что ни одну проблему невозможно решить на том же уровне, на котором она возникла. Пока мы «в проблеме» — мы ею же и являемся. Необходим выход за её пределы, необходим «внешний» взгляд как на саму проблему, так и на свою кукольную беспомощность в её застенках, созданных лишь нашим страхом.

Наблюдая за собой как бы «со стороны», мы обнажаем кукольную суть происходящих событий, что позволяет нам совершенно бесстрашно исследовать даже те ощущения, к которым мы до этого боялись прикоснуться из-за их высокой болезненности.

Тщательность и честность такого исследования очень важны. Если сохранится хоть что-то, что мы утаили от себя из «благих соображений», то обязательно сохранится и страх по поводу проблемы, а значит, и сама проблема. Мы всегда боимся лишь того, что до конца не познано, в чём мы не уверены.

Существует общий принцип: «Всё, что понято до конца, перестаёт существовать». Почему? Вы ещё не забыли, что мы — Со-Твор-цы и что строим мы окружающий мир исключительно из себя, из «своего-качества»? Понять что-либо до конца — значит узнать в этом себя. Но момент такого «узнавания», согласия с собой, приводит к приятию, вы «сливаетесь» с проблемой — своей законной частью, и она «тает», растворяясь в вас. Зигмунд Фрейд по этому поводу писал, что «болезненные состояния не могут существовать, когда их загадка разрешается… Это как в сказках о злых духах, сила которых пропадает, как только называешь их настоящим именем, которое они содержат в тайне».

13
{"b":"133522","o":1}