ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Важным моментом в схеме работы является последний, седьмой пункт. Дело в том (мы об этом уже упоминали), что любая проблема, даже внешнего характера, всегда проявит себя на физическом плане в виде определённых деструктивных ощущений.

Не проработанная, но лишь потревоженная, она обязательно подаст сигнал в виде определённого физического напряжения. Ориентируясь на него, мы уже окончательно разряжаем её смехом, при необходимости включая в него «клеточный уровень», то есть просто представляя, что клетки смеются вместе с нами, и желательно ощущая это.

* * *

Человеческое сознание, как и всё существующее в этом мире, обладает определённой инертностью. А говоря о «ментальном сознании», мы вправе уточнить — весьма и весьма значительной инертностью.

Мы жадно интересуемся всем новым и необычным, кое-что даже пробуем вводить в свою жизнь, но, попадая в привычно-проблемные ситуации, вновь моментально скатываемся на прежние привычно-стереотипные реакции:

«По ночной улице идёт человек, и видит: под фонарём кто-то ползает на четвереньках. Он спрашивает:

— Что случилось?

— Да, вот, ключ от квартиры, потерял, — отвечают ему, — уже час ищу, а всё без толку

— Давай помогу, — предлагает человек.

Ещё полчаса они ищут ключ. Наконец прохожий не выдерживает:

— А ты уверен, — спрашивает он, — что потерял ключ именно здесь?

— Да нет, — отвечают ему, — ключ я во-он в том переулке потерял

— Так какого рожна мы здесь ползаем?!

Да не видно там ни фига, а здесь зато и фонарь горит, и светло…»

Очень часто наш «ключ» — решение проблем — находится в стороне от привычного набора поступков и реакций. Но отчего-то нас так тянет на обжитую и оттого кажущуюся безопасной и спасительной территорию… И хотя в глубине души мы хорошо знаем — «ключа здесь нет!» — зато «светло» и всё знакомо.

Вам искать «ключи» от дома, где обитает Хозяин, нет необходимости, они у вас уже есть. А что нужно — так это всегонавсего использовать их, то есть хоть что-то реально делать, не скатываясь на привычные ментальнословесные спекуляции, которыми мы стремимся подменить конкретное «делание».

Хозяйское состояние — это всегда выход из-под контроля ментала, это обретение свободы от программ, в нём записанных. Поэтому ментал, ощущая угрозу для себя, стремится подменить реальные действия (то есть применение освоенных техник) лишь говорильней по этому поводу, а в лучшем случае пробованием, надеясь вас запугать тем, что «если с первого раза не получилось, то парашютный спорт не для вас». Внутренняя же трансформация возможна не тогда, когда вы пробуете, а лишь при направленной и регулярной работе, превращённой в игру.

Вам было рекомендовано — ни в коем случае не заставляя себя и не насилуя своё «не хочу» — просто играть, ориентируясь лишь на ощущение удовольствия от того, что вы позволяете себе делать. Играть, сообразуясь с принципом «вспомнил сделал», но играть честно, без пропусков «своего хода». Это очень важно.

Дело в том, что контролировать себя постоянно достаточно сложно. А особенно в критических положениях, когда в нас, буквально «на автомате», по инерции включаются годами наработанные стереотипные реакции.

Поэтому смысл «Внутреннего смеха» в том, чтобы в ответ на любые предлагаемые вам ситуации вы всегда, буквально на уровне выработанного рефлекса, смогли бы ответить реакцией согласия и объединения — смехом.

Но сделать это весьма непросто, если состояние согласия и открытости ранее не было наработано в гораздо более спокойных условиях и не стало привычным. То есть совершенно необходимо создание определённой «инерции смеха», в противовес уже привычно засевшей в нас инерции страха, боли и отчаяния.

Обычно мы, даже не задумываясь, на уровне годами выработанного рефлекса, стараемся оградиться, защититься, избавиться от любых деструктивных ощущений. Нам это представляется единственно верным и разумным. А все неприятности, неизбежно появляющиеся вследствие этого, мы беззаботно связываем с чем-то малопонятным и абстрактным: обстоятельства, везение, рок.

Между тем в этом мире мы не в состоянии стать счастливее «без чего-то», а только лишь «с чем-то». Это положение универсально и относится абсолютно ко всем проявлениям человеческого существования. Постарайтесь не утерять его в груде будущего научения.

В рамках нашей школы мы никогда не предлагаем с чем-то расстаться, от чего-то освободиться, но всегда только объединиться и принять.

Работая смехом с проблемами, мы просмеиваем не саму боль, а лишь своё сопротивление боли, просмеиваем не деструктивные состояния, а только лишь сопротивление им. Мы смехом лишь впускаем проблему в себя, сонастраиваемся и роднимся с ней.

Смех помогает убрать лишь разъединяющие оболочки ментального знания о враждебности проблем, о необходимости борьбы с ними.

Причём очень важно, что технология «Внутреннего смеха» позволяет нам проводить работу как бы в двух направлениях сразу: просмеивая проблему, мы прежде всего работаем с её болезненными симптомами (тревога, страх, боль и пр.), нейтрализуя их; но одновременно, через согласие с проблемой и её приятие, происходит очень важная работа в причине, что исключает её повторное появление в нашем пространстве.

Такая планомерная практика неизбежно приведёт к глубокой трансформации нашего сознания. Причём происходит это предельно естественно и незаметно — мы «просто» занимаемся расчисткой своего «проблемного пространства», не ставя при этом перед собой глобальных и крупномасштабных задач; «просто» учимся получать радость от своего существования, но в результатевсё больше и больше обретаем себя Хозяином, открываем в себе Бога.

* * *

На данном этапе мы можем предложить как бы универсальный общий алгоритм интеграции с проблемой через «Внутренний смех»:

1. Деструктивные и болезненные ощущения, созданные проблемой, просмеиваются до состояния достаточности (используется любой вариант смеха либо их комбинация).

2. Осуществляется глубокое и честное исследование внутреннего пространства на предмет поиска метастаз проблемы, то есть остаточных деструктивных ощущений.

Для этого проводим анализ своего состояния на: ментале (беспокойные мысли); эмоциях (страх, безрадостность); сенсорике (тревога, трудноопределяемое напряжение) и физическом плане (боль, фантомная боль, физическое напряжение).

3. Затем, включив «каскадный» смех (первый уровень смеха + второй — тонкими оболочками, вплоть до клеточного уровня) и окутав найденные метастазы чувством нежности, смеёмся с ними до их полного исчезновения.

4. Представляя проекцию исследуемой ситуации в будущее, пытаемся отследить возможные страхи, ожидание, прочие аналогичные ощущения — просмеиваем их.

Точно так же исследуем проекцию проблемы в прошлое — проверяем, не осталось ли болезненности в воспоминаниях. Если обнаруживаем — просмеиваем их.

Значение этого последнего пункта весьма велико. Иногда проблема может стать этаким «беглецом во времени», удрав либо в прошлое, либо в будущее. Поэтому представляется совершенно обязательным проводить исследование этих «временных площадок». Хоть по сути — это просто более тщательная проработка ментала, ведь денно им и создаётся «коварное понятие времени», но более Подробно об этом — на одном из предстоящих занятий.

* * *

Важно! Используя «Внутренний смех» для конкретной работы с проблемами, непременно делайте это тотально, то есть с полным привлечением всего внимания к самому процессу смеха, а главное — к тем ощущениям, с которыми вы работаете.

Этим вы не оставляете менталу ни единого шанса, ни единой щелки для того, чтобы он просочился в ваше сознание. Всё ваше сознание в процессе смеха — это одни лишь ощущения. Вся эффективность проводимой работы зависит исключительно от этого.

36
{"b":"133522","o":1}