ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В отношении же смеха истинного в писании сказано следующее: «Весёлое сердце благотворно, как врачевство, а унылый дух, сушит кости» (Притчи).

Хотя нужно сказать, что в какой-то степени опасения отцов канонической церкви не совсем беспочвенны и являются вполне закономерной реакцией на отголоски «полу животной древности человеческой», ещё живущей в нас.

Есть мнение, что многие психические болезни, деструктивные программы и странные наклонности как бы воспроизводят первобытные особенности наших предков и отражают их весьма убогий уровень «дикой» психики, их зависимость от примитивных рефлексов.

То есть оказывается, что в глубинах нашего сознания всё ещё живёт некий дикий «палеантроп», оказывающий на нас ощутимое влияние и подчиняющий своей воле. Прав был Евгений Евтушенко:

Я с каплей крови
при порезе пальца
роняю из себя неандертальца,
и он мне шепчет,
скрытый в тайном гене.
«Не лучше, если б мы остались в пене?»

Вот и выходит, что наше подсознание буквально одержимо некой древней сущностью и во многом подчинено ей. Именно эту животную и, можно даже сказать, «сатанинскую» особенность обнажает у некоторых людей присущий им «смех» — всё осуждающая насмешка.

Но не стоит пугаться сказанного, суетиться и бегать в поисках экзорциста — специалиста по изгнанию «бесов». Древние люди, так же как и животные, не могли смеяться. А вы можете. И теперь у вас есть исключительная возможность уйти от этой древнейшей зависимости, «разрядив» в себе нереализованные инстинкты «своего неандертальца».

Разработано множество приёмов и способов для «проникновения» в подсознание. И достаточно «жёстких», наподобие классического гипноза и психофизиологического кодирования, и весьма «мягких», таких, как методики Луизы Хей и Хосе Сильвы, как НЛП и суггестивная лингвистика. Однако не вызывает сомнений их искусственность, и поэтому им всегда будет соответствовать неизбежная негативная реакция подсознания на подобное насильственное вторжение в «святая святых».

Но ведь существует естественный, безопасный и, что самое главное, — очень эффективный и доступный всем способ вхождения в контакт с подсознанием.

Раджниш по этому поводу говорил: «Когда вы действительно смеётесь, внезапно ум исчезает… Смех — это одна из самых красивых дверей, чтобы попасть в «не-ум»«.

Зачем мы стремимся попасть в подсознание? Ну уж точно не для того, чтобы ввести туда дополнительные записи, пусть даже такого характера: «Я — гений…» Глупо кодировать себя на то, чем мы уже являемся, да и вообще любое кодирование по своей сути уже нелепо и разрушительно в конечном счёте.

Мы вскрываем смехом подсознание с одной только целью — освободить его от присутствующего в нём «шлака» ненужных, искусственных программ. И разрядить их смехом же.

Это очень важно. Появившиеся в последнее время исследования говорят о бесперспективности попыток посредством лишь словесной терапии произвести изменения программ, записанных на уровне психосоматики. Психоаналитики и психотерапевты работают лишь с верхним слоем записей, а в случаях программ, присутствующих на уровне физики клеток, эффективность их работы стремительно падает. И требуются уже более серьёзные мероприятия, которые, однако, классическая психиатрия не признаёт.

В рамках нашей школы мы используем для этого удивительно эффективный «внутренний смех». Практикуя его, мы предельно ослабляем доминирование ментала над нами. Сложная машина мыслей как бы останавливается…

Но странное дело — глупей мы почему-то не становимся. Скорее напротив — смех, выключая искусственные программы, позволяет обрести истинную разумность, так как именно в таком «нементальном» состоянии, через ощущения, приходит понимание того, какую значительную часть жизненной энергии эти программы «стягивали» на себя. Зато теперь вся освобождённая смехом энергия непрерывно утверждает нас в новом качестве, наполняет оптимизмом и желанием жить.

Хаоса мыслей нет — несколько непривычно, но насколько ярче и красочнее становятся ощущения! Осознание всего делается более отчётливым и позволяет глубже и убедительнее ощутить всё то, что раньше казалось спорным и зыбким.

В таком состоянии длящегося внутреннего смеха и ментального затишья возможно даже читать, хоть при этом не происходит считывания по одному слову, как прежде. Мы воспринимаем уже некий информационный поток, словесно не обусловленный. Те, кто занимался техниками скорочтения и специально тренировался в выключении внутреннего проговаривания, хорошо понимают, о чём идёт речь.

Но всё же главным является то, что при этом выключены управлявшие нами прежде негативные программы. В этом состоянии исчезают и становятся прозрачными границы пресловутой «зоны комфорта». Вы «депрограммируетесь» как компьютер и становитесь реально свободными.

Таким вот «смешным» способом решается задача фантастической ёмкости и сложности. Очень просто решается. Приятно, что всё вышесказанное весьма легко проверить. Отследите любую включившуюся в вас программу: лень, страх, искусственное сексуальное возбуждение, желание закурить, недовольство чем-либо, беспокойство, желание выпить, расслабиться у телевизора или съесть что-нибудь сладкое — включите смех и отслеживайте изменение своих состояний.

Не надо слушать ничьих советов, не стоит верить никому и ничему, в том числе и этому тексту, — просто смейтесь и прислушивайтесь к себе, но будьте при этом честны. Не допускайте ни малейшего внутреннего насилия над собой — вы готовы принять все, любые ощущения, вы лишь честно отслеживаете: что же у вас там внутри происходит?

А там сплошной весёлый звон — это «лопаются и бьются стеклянно-прозрачные», невидимые вами ранее программы. И вы обретаете всё большую свободу в поступках, чувствах, поведении. И с удивлением отмечаете, сколь многое, ранее казавшееся нормальным и единственно возможным, в действительности оказывается нелепой и коварной программой.

И уже с большим пониманием читаете у Оскара Уайльда: «Ничто так не мешает роману, как чувство юмора у женщины и его отсутствие у мужчины».

И у Бернарда Шоу: «Иногда надо рассмешить людей, чтобы отвлечь их от желания вас повесить».

И даже (кто бы мог подумать?) у Махатмы Ганди: «Не будь у меня чувства юмора, я бы давно покончил с собой».

И уже лучше понимаете Вольтера, сказавшего: «Что сделалось смешным, не может быть опасным».

И улыбаетесь вместе с Ежи Лецем: «Максимальным чувством юмора обладают умершие: они смеются надо всем».

Эрик Берн в книге «Люди, которые играют в игры», описывая типичный сценарий поведения мошенника, делает следующее замечание: «Опытные мошенники опасаются людей, которые смеются, обнаружив, что их обманули». Почему? Потому, что смеющийся человек перестаёт быть жертвой. Во всём. И это — главное.

Социум, в котором мы пребываем, уже давно перестал быть отражением нашей сути. Его интересуют лишь наши кукольные обличья. Он стал матрицей, тупо подгоняющей все свои элементы (то бишь нас) под некие усреднённые, абсолютно нереальные и выгодные лишь одному ему стандарты.

Это своего рода Прокруст, пытающийся уложить в свою кровать-эталон достойного её «идеальных размеров». Но, увы, всех приходится «немного подравнивать» — кому ноги укоротить, а кого, напротив, растянуть почти вдвое.

Обратите внимание — любой тоталитарный режим серьёзен. Любой: фашизм, социализм, религиозный фанатизм… При социализме была возможна лишь сатира, то есть высмеивание. При фашизме — и того меньше. Почему так?

60
{"b":"133522","o":1}