ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«А ведь и я таким же был, дайне так уж давно», — вспомнил старик и себе не поверил.

Петя глянул по сторонам, и вдруг показалось ему, что он такими же словами со всех сторон окружён, как те, что от трещащего старика исходят. И не мир вокруг него будто, а одних только слов набор

Он посмотрел на небо редкооблачное и таким прекрасным, оно ему увиделось… но как только сказал про себя: «Да ведь это ж просто небо, облако», — так вся прелесть и подевалась куда-то, на ель глянул разлапистую тёмно-зелёную — всколыхнулось всё внутри от восторга за красу такую, но только вспомнил, что имя ей, — слово «ель», с детства знакомое, так тут же очарование всё и погасло.

Удивился себе Петя: не замечал он того раньше. «Чутливей Хозяин меня сделал, должно быть», — подумал.

— …А он и говорит: «Операция прошла успешно», — заканчивал меж тем болтливый дед свой очередной рассказ. — «Жаль, только, что больной об этом так и не узнает…» Вот так-то. Вот тебе и Айболит.

Дед замолчал, переводя дух, и отер взопревший лоб ладонью. Чувство перевыполненного долга явственно читалось на его лице.

Проговорив без умолку более часа, он теперь у же с явной симпатией смотрел на Петю. Чуть не за руку потащил с хозяйкой своей знакомиться.

«Дай человеку выговориться, — думал Петя, за ним идучи, — первым другом твоим потом будет. Отчего так? Может, потому, что, от словесного зуда освободившись, такой человек к Хозяину приближается? А то и ощущает в себе его порой, пусть ненадолго? В каждом ведь Хозяин живёт. Под шелухой болтливой не видать лишь его. А как угомонятся слова, как стекут все — тут Хозяин и проглянет… Оттого и близость потом ощущается».

Пока думал так, домик невдалеке показался. Справный такой — под большущей сосной построенный, сам беленький, но с красными оконцами и дверцей. Рядом паслась корова с теленком.

Дедок не стуча толкнул дверь и вошёл.

— Чтобы молоко не убежало, — вместо приветствия сказал он хозяйке деловито, — корову надо привязывать

Та только отмахнулась от него, зато с любопытством посмотрела на гостя. Петя поздоровался, скинув шапку и поклонившись низко, — всё как полагается. Имя своё сказал.

— А меня Белоснежкой зовут, — звонко молвила в ответ хозяйка и по-девичьи зарделась.

С Белоснежкой Петя сошёлся быстро, две-три фразы — и оба ощутили себя давно знакомыми. Пили чай с сушками. Как-то легко, без особых усилий поведал ей Петя и о проблеме своей. Белоснежка задумалась было, но ненадолго.

— Знаю, чем беде твоей помочь, — молвила вдруг, — ведаю о том, где есть и блюдечко, и яблочко

Петя чуть сушкой не подавился.

— Но загвоздка одна есть, — продолжала Белоснежка, маленьким кулачком Пете промеж лопаток стуча.

— Какая? — прохрипел Петя, едва переведя дух.

— Блюдечко и яблочко взять не сложно. В заброшенном замке сестры моей они хранятся, — сказала Белоснежка, — и добраться туда просто, и найти их не проблемно…Вот выйти оттуда труднее будет Дракон спящий замок тот уже сколько лет охраняет Туда всех впускает — спит беспробудно…А вот обратно как кто идёт, так мыслями своими его и будит. Колдовство такое, особое

Слушая рассказ Белоснежки об испытании новом, Петя глянул внутрь — на колыхнувшееся было «Озеро покоя зеркальное», просмеял его немного — зеркалу гладь его возвращая.

— Ничего, — сказал вслух, — в сказке ведь живём. Где наша не пропадала… Белоснежка внимательно глянула на него.

— Как же, как же… — сказала она насмешливо. — Сказано — сделано… Потом подумано, удивлено, испугано и переделано… Да вот не тут-то и

было

— Хотя что это я тебя уговариваю? — одёрнула себя же. — Тебе решать — твоя ведь сказка. Слушай тогда внимательно, как добираться. Путь простой, да не близкий…Суток двое идти придётся

* * *

А никакого дракона видно и не было. Петя нерешительно повыглядывал из кустов, осматривая вход в замок, выждал немного, а затем, поспешно на крыльцо взбежав, толкнул всем телом дверь входную

В замке всё было покрыто толстым слоем пыли. Долго бродил Петя запутанными переходами из комнаты в комнату, но всё никак не мог найти нужную. «Комната та, — сказала Белоснежка, — заговоренная. Время её не коснулось, там даже стол накрыт трапезный. Проголодаешься — отобедать сможешь. Но только смотри…»Однако договорить тогда она так и не успела — вернулись гномы с работы. Мешать им Пете не хотелось, и он, наскоро простившись, незаметно ушёл.

Сейчас же рыскал по этажам и злился на себя — зачем не дослушал? Сколько ещё бродить ему ?

— Стоп!.. — сказал вдруг себе Петя. — А Хозяйское состояние? Что ж это я всё никак не привыкну, что с ним не бывает проблем?

Уже через короткое время ноги сами привели вроде как бесцельно теперь блуждающего Петю к двери золоченой, аккуратной. Бесшумно отворилась она, впуская его в высокую горницу, богато убранную и обставленную.

И первое, куда Петя устремился, был стол, щедро и изобильно уставленный яствами всевозможными. Изголодал за двое суток пути пешего

Во-первых, налил себе чарочку вина красного, силы дающего. Выпил глотками крупными. Во-вторых, нашарил глазами шмат мяса аппетитный, а пока яблочком закусил

«Как яблоко отъешь, — думал Петя, жуя, — всегда приятнее увидеть в нём цельного червяка, чем его половинку». Он стряхнул червя на блюдечко, откуда яблоко взял, и внезапно замер, весь похолодев от догадки

Медленно обвел взглядом весь стол — более яблок на нём не было

— …Да, кто ж знал, что вот это — червивое, и есть то самое — наливное, — сокрушался он опосля, за буйну голову ухватившись и горю безмерному поддавшись, медленно спускаясь по ступеням замка заброшенного

Вдруг ревом его оглушило, жаром обдало: стоял перед ним — откуда только взялся! — дракон страшный, огнём дышащий, дикий да необузданный, куда там Горынычу какому-то

Вмиг заскочил Петя обратно в замок, дверь телом своим подпер… А дракон снаружи прохаживается, над Петей речью человечьей издевается.

— Не такой ты быстроногий, — приговаривает, — какой я длиннорукий. Рано ль, поздно ль, а всё одно выйдешь ведь…А я ничего — подожду,

посплю пока

Долго потом Петя смехом себя в порядок нужный приводил. Успокоился наконец, даже забавное в случившемся увидел.

— Ай да Петя, — сказал себе, — ай да молодец! Сожрал счастье своё, а для полного счастья и тебя чуть не сожрали

— Серая ты личность, Петя, — вздохнув, добавил, — но сколько оттенков в тебе… Вот и думай теперь, как из замка выйти да как дракона перехитрить.

— Перехитришь тут, как же, — вспомнил он слова Белоснежки, — спит дракон, только пока мысли человечьи не услышит. А ведь хитрость — это те же мысли и есть. Нет, другое дело здесь нужно — безмысленное

— Хозяин здесь нужен, — хлопнул себя по лбу старик, — чего ж тут ещё гадать? Хозяин — он ведь не мысли, а лишь устремления одни имеет. Не оплошать бы только… не выпасть из Хозяина вдруг

Задумался Петя… Вспомнил отчего-то болтуна-деда гномистого, клетку из слов, им навороченных… свои ощущения, в той связи… Что-то важное медленно проворачивалось в голове его

— Между мною и Миром живым, — сам себе говорил, — есть ещё мирок из слов нагромождённых, в нём и живём все… Хочешь к настоящему Миру попасть, надобно слова-обозначения прибрать. Слова, что мирок маленький пометили, слова-метки прибрать надоть… Потому как можно или жить, или думать о том, что живёшь. Настоящая жизнь — это не мысли о ней, а её ощущение. А пока думы думаешь — чужую жизнь живёшь, того, кто слова эти мысленные тебе подарил-подбросил.

— А как же стереть мысли-границы, — соображал Петя, — чтоб себя с Миром живым единым, ощутить?..Ведь мне тогда от дракона и прятаться не придётся, — а зачем? — если вместо мыслей ощущения будут.

79
{"b":"133522","o":1}