ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Все те явления, которые мы привычно называем «процессами», здесь развиваются совершенно по иному принципу. Так, например, «процесс горения» — это всего лишь набор последовательных, но всегда дискретных (то есть прерывистых) переходов одной фазы горения в другую. Иными словами, нет «плавно-процессуального» перетекания, оказывается, это всего лишь иллюзия нашего восприятия. А есть отдельные, множественные фазы горения, наподобие дискретных кадров на кинопленке, лишь воспринимаемые нами непрерывными.

Название «принцип калейдоскопа» не случайно — вспомните эту детскую игрушку, создающую бесчисленное множество цветных фрагментов из небольшого количества стекляшек, помещённых в него. При вращении калейдоскопа происходит практически мгновенное уничтожение предыдущего узора и столь же мгновенное создание узора нового, совершенно на него не похожего и на первый взгляд никак с ним не связанного.

Однако связь эта присутствует всегда — ведь, невзирая на внешнюю несхожесть картинок калейдоскопа, они, тем не менее, всегда представляют собой одно целое и неизбежно оказывают самое прямое взаимовлияние друг на друга. Они постоянно едины, но при этом всегда неповторимы. Каждая новая картинка непременно появляется как бы «из предыдущей», но никогда не является её продолжением и никогда не наследует её качества.

По сути калейдоскоп является не чем иным, как моделью самой Вселенной и отражением изменений, происходящих в ней. Каждая новая картинка калейдоскопа, равно как и каждая новая фаза Вселенной, — это всегда настоящее. Картинка в калейдоскопе не имеет развития во времени, она как бы внепространственна и вневременна. Она не подчинена процессу, в ней нет развития, «надстройки», она или есть — или вместо неё уже другая.

Это очень важный момент — поскольку внутри картинки нет процесса, то вся содержащаяся в ней информация проявляется сразу, мгновенно, не разворачиваясь во времени. Так же некогда появилась и наша Вселенная — вся сразу и во всём своём объёме, а вовсе не в результате постепенного разлетания её «новообразованных элементов», как всё ещё пытаются нас уверить «продвинутые» ортодоксы от науки.

Какое отношение всё вышеизложенное имеет к теме нашего разговора? Самое что ни есть прямое. Именно в соответствии с «принципом калейдоскопа» организуется вся динамика пространства существования человека, сам человек и все его социумные, межличностные и «внутриличностные» отношения. Именно в этом соответствии содержатся ответы на вопросы, заданные нами ранее.

В соответствии с «принципом калейдоскопа» на нашей планете происходит то, что мы называем «эволюцией», то, что мы именуем «интеллектуальным, моральным и нравственным взрослением человечества», именно по принцип)' мгновенных фазовых переходов функционирует наше сознание. Сделаем здесь паузу. «Переварите» прочитанное, пожалуйста…

И пусть вам в этом поможет Станислав Ежи Лец, который своим творчеством не устаёт подтверждать, что любая шутка — это просто не до конца осознанная истина: «Мир не существует, а поминутно творится заново. Его непрерывность — плод нехватки воображения».

Но похоже, что вы этого ещё не ощущаете? Вам по-прежнему больше «по душе» динамика причинно-следственных отношений? Именно их, родимых, вы «без проблем» () можете не только «понять», «увидеть», но даже «пощупать»? Ничуть не сомневаемся, ведь говоря о нашем сознании, работающем в соответствии с законами квантовых отношений, мы имели в виду вовсе не то ментальное сознание, которым вы сейчас воспользовались.

Всё дело в том, что принцип «мгновенного фазового перехода», принцип «калейдоскопа», столь ясно и определённо действующий в пространстве чистой энергии, проявляясь в мире плотных форм, а главное — в пространстве, обусловленном менталом, всё больше начинает принимать характерные черты процесса: мгновенность внутренних изменений обретает определённую протяжённость во времени; трудноопределяемый позыв к началу изменений, ранее не имевший никакой логической причины, также всё больше становится всего лишь результатом особых качественных подвижек, нарастающих в системе.

И всё же — это не более чем иллюзия: на самом деле, изменение «картинки Вселенского калейдоскопа» и в физическом мире происходит столь же мгновенно и столь же необусловленно. Просто то, что на тонком плане действительно мгновенно, в силу практически нулевой его инертности (ведь не забывайте — он Целен и отдельных элементов в нём попросту нет, он «точечен» — и поэтому никакого внутреннего движения, создающего инерцию, в нём также нет), итак, всё это в физическом пространстве ещё должно выстроиться, так как в мире, фрагментированном менталом, каждый его фрагмент уже обладает определённой инерцией. То есть сам факт проявленности в трёхмерности уже требует существования процесса, требует определённой временной протяжённости.

Так что изменению, произошедшему на тонких планах мгновенно, ещё требуется как бы «надеть» на себя физическое пространство, проявиться в нём.

А поскольку этот мир существует только благодаря нам, то заправлять этим актом «проявленности» будет, угадайте, кто? Правильно — наш ментал. Но он просто не в состоянии воспринять ни квантовых скачков, ни целокупной картинки нового мира. Осознав себя в таком «новообразованном» пространстве, он начинает его привычно и не спеша фрагментировать, то есть делить на метки. И лишь затем, столь же неспешно переходя от метки к метке, от фрагмента к фрагменту, он начинает его исследование, а точнее — исследование всего лишь его фрагментов. И хоть он вновь пытается «склеивать» их воедино, но понятно, что теперь он это делает «вкривь и вкось», и исключительно в соответствии со своими представлениями, попутно создавая пространство привычных ему процессов.

Именно поэтому, буквально на каждом шагу сталкиваясь с чудом, ментал упорно от него отказывается, и лишь затем — постепенно опошляя его своей тривиальностью и соглашаясь увидеть в нём только отдельные детали, он его «осваивает» и «постигает», превращая в банальное приложение к «описанию Мира».

То есть — мы действительно живём в пространстве Чуда, но непрерывно крадём его у себя, ибо, как оказывается, — нам без него и привычнее, и спокойнее.

Мы уже упомянули о том, что каждая новая фаза калейдоскопа не является продолжением предыдущей, она всегда автономна и самостоятельна. Связь же, несомненно существующая между ними, имеет не причинно-следственный, а много более глубокий характер — каждая новая фаза в своей основе является фазой предыдущей, каждая последующая картинка является картинкой предшествующей. Они не просто равноценны — они суть одно.

Каждый из этих фрагментов и есть целая Вселенная, Бог, Вечность. Каждый такой фрагмент неисчерпаем и предельно изобилен.

Именно этим определяется нелепость и ненужность выбора, равно как и абсурдность постановки цели, выбирать здесь не из чего — всё уже есть Бог, всё есть Целое. Поэтому Хозяин, или, если угодно — Дурак, здесь всего лишь играет, он просто осваивает новую игровую площадку.

И только когда она ему «наскучит», то есть будет полностью «реализована», «обыграна», Дурак слегка «тронет калейдоскоп», выстраивая новое пространство для своей игры.

Причём, и это очень важно для развития темы, — любая новая фаза игры Дурака изначально безынерционна, то есть — она не имеет груза прошлого, а в человеческой транскрипции — кармы. Карма — это просто нонсенс для Дурака, поскольку она является исключительно порождением ментала. Это всего лишь результат, а точнее даже — совокупность общего ментального несогласия и всех его привязок, это сатанинский продукт патологического стремления к выбору.

Ментальный выбор — это всегда результат линейной логики. Это деление на «правых» и «неправых», «хороших» и «плохих». Это проявление всё тех же причинно-следственных отношений. В пространстве, ими выстроенном, всегда культивируется и приветствуется предельная определённость и однозначность. Именно с этим связана неизбежная серьёзность такого мира, в нём крайне нежелателен ни парадокс, ни абсурд, а следовательно, невозможен и смех. Ибо смех всегда возникает лишь при наличии противоречий, то есть — как раз в случае парадокса и абсурда.

44
{"b":"133523","o":1}