ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Девятое занятие

Дракон заложил напоследок крутой вираж и, мягко спланировав, опустился у подножья огромного утеса, неподалёку от небольшой одиноко стоящей хибары.

— Ну вот, — сказал он, — куда мог, туда тебя доставил. А дальше пути мне нет.

— Отчего это? — удивился Петя, с драконовой спины сползая да руки-ноги разминая.

— Больно уж очеловечился я, в сказках ваших прижившись, а оттого потерял двойственность сути своей драконьей. Гожусь я теперь лишь для наружного употребления, а Царство Драконье уже не для меня. Такая вот миссия у меня особая… В мире людей она когда-нибудь и закончится…

Не всё понял старик из объяснений помощника своего добровольного, да только стало ему грустно за него. Похлопал он дракона по шее сочувственно, за гриву его потрепал, будто коня какого…

— Переночуешь там, — ткнул дракон когтистым пальцем в хибару, — пустая она стоит. Вот только поутру не особенно в ней залеживайся…

— Почему? — спросил Петя.

— Вот утром и узнаешь, — ухмыльнулся дракон. — А отправишься ты потом туда, куда сам поймёшь, что идти надо. Если поймёшь, конечно…По-другому нельзя — в Царство Драконье никого за руку не приводят.

— На прощанье, вот ещё что скажу, — продолжал дракон. — Следует иметь тебе в виду, что драконы — это настоящие джентльмены и никогда не приходят без приглашения. Ну а в том, как именно ты их в свою жизнь зазываешь и для чего это тебе нужно, разбирайся уже сам.

— Совет ещё дам, — совсем уже прощался трёхголовый с Петей, — не пытайся в Царстве Драконьем обманом чего-то добиться. Потому как невозможное это дело — хитрее самого себя оказаться.

— Ты это о чём? — удивился старик.

— Да всего лишь о том, что, если идёшь ты сражаться с драконом, не забудь прихватить с собой палку — она ему очень даже может пригодиться, — захохотал дракон, крыльями взмахнул, и был таков.

* * *

Спал старик нестарый сном крепким да сон видел странный.

Будто лежит он на лужайке солнечной, днём весенним. И вдруг видит — вылезает из земли червяк дождевой, на солнышке сладко потягивается. А рядом с ним другой червяк появляется.

— Я вас люблю, — говорит первый червяк второму. А тот ему отвечает.

— Дурак, я твоя задница.

Пробудился старик да, глаз не размыкая, размышлять принялся-к чему бы сон такой?

— А чего тутмудрить особенно, — раздался в нём смешок ехидный, — всё и так ясно: любая задница, которую ты увидишь рядом с собой, — это ты и есть. Хоть, вообще-то, неправильный сон ты увидел, червяки — они ведь делением, на самом деле, размножаются.

— Это как? — удивился старик, глаза открывая.

— А, лопатой!.. — захохотал колпак.

Ещё больше удивился старик, даже на ноги вскочил. Да только не от болтовни этой внутренней. А оттого, что ложился он спать в хибаре драконьей, а пробудился сейчас под открытым небом, на земле голой. Не осталось от домика вчерашнего даже следа.

— Проспал, значит, — засмущался старик, совет дракона вспомнив.

Пошёл он к ручью, в порядок себя утренний привести. А по дороге вновь о сне странном вспомнил.

— Ну, хорошо, — рассуждал Петя, — предположим, что любое черте-што, около меня возникшее, это и впрямь я сам и есть. А теперь глянем — кто именно со мной рядом находится?

— Я… — кокетливым голосом напомнил о себе колпак.

— Ну, о том, что ты — задница, я даже спорить не буду, — усмехнулся старик. — А вот кто ещё? Дракон? Дракон, это что, тоже я? Надо же…

— Что есть дракон? — решил он исследовать этот вопрос досконально. — Дракон — это прежде всего страх. Есть он во мне? Да сколько хочешь! Столько его там, что едва он внутри меня помещается, того и гляди наружу выскочит…

— Так вот оно что… — понял вдруг Петя. — Выходит, это мой страх внутренний творит драконов наружных… Ну да, ну конешно, как это я забыл, что внешний мир мы всегда только из себя строим.

— Вот, значит, в чём секрет драконов! — восхитился нестарый старик своим открытиям. — Вот откуда они в нас появляются и почему потом вокруг вьются. Теперь ясно, каким это чином и мы в них обитаем, и они в нас…

— Значит, если во мне страх живёт — рассуждал он, — то дракон страха из меня вылезет? А если гнев — дракон гнева? Аиз жадности моей — дракон азтности образуется? Это сколько же их из меня наружу уже повылазило? Мать честная! И весь этот зверинец одновременно внутри меня обитает?

— Выходит, что вся нечисть наружная — это только моих рук дело? — удивлялся старик, в ручье шумно плескаясь. — Ну, что ж, если всё в моих руках, может, их просто мыть чаще надо, а там, глядишь, всё постепенно и образуется.

Умывшись да перекусив, задумался Петя о пути дальнейшем. Долго думал, да только всё мимо как-то, впустую. От нечего делать колпак с головы стянул да бубенцами играть принялся. Звенел он ими, звенел, пока звон этот не напомнил ему кое-что.

— Нет, ну надо же!.. — хлопнул он себя по лбу. — На голове компас таскаю, а сам как слепец — пристаю ко всем, направление показать клянчу.

Надел он на себя колпак Дурака в таком виде развёрнутом да по сторонам посмотрел. Только ничего особенного не увидел, разве что краски поярче стали да звуки повыразительней. Вспомнил тогда Петя науку свою рыбачью.

— Чтоб дракон себя обнаружил, — сказал он, — его подманить как-то надобно. Прикорм здесь нужен. А из чего его сделать? Да из себя только. Ну, что ж, будем, значит, драконов на живца выуживать…

Стал он тогда специально о нехорошем думать. Сомнения различные в памяти своей воскресил, страхи былые вновь пережить себя заставил. Потянулась наконец ниточка светящаяся из живота его, да не вверх она потянулась, как когда-то, а куда-то вбок, мимо утеса высокого и ещё дальше — к скалам безжизненным.

Поспешил Петя по этому следу светящемуся, подпитывая его время от времени переживаниями своими, из былой памяти вынутыми. Шёл он так, мыслями неспешно поскрипывая.

— Ум, — думал старик, в такт шагов своих, — это то, чем человек думает, будто он думает. А на самом деле, ум — это то, чем человека думают другие. Кто именно? Да кто угодно, но прежде всего драконы.

— Именно поэтому, Петя, — не преминул колпак в размышления его влезть, — настоящая свобода мысли возможна только в пустой голове.

Старик только хмыкнул в ответ.

— Труднее всего спорить с тем, кто с тобой во всём согласен, — сказал он и засмеялся. — Но если двое согласны друг с другом, то один из них уже лишний. Кто же из нас?

Засмеялся Петя, но сразу же и осёкся, потому как мгновенно исчезла нить светящаяся, будто обрезали её. Пришлось старику вновь на невзгоды внутренние настраиваться да вытягивать ими из пупа нить путеводную. Больше на болтовню не отвлекался.

* * *

…А ведь не было в Царстве Драконьем ничего особенного. Бродил по нему старик да тому, что видел, дивился. Ожидал он здесь встретить ужасы кладбищенские, к страстям потусторонним готовился, ан нет — всё как обычно, всё как у людей.

Стоят повсюду домики аккуратные, даже слишком аккуратные… То тут, то там скверики ухоженные виднеются, даже чересчур ухоженные… Люди кругом ходят чинные да друг с другом вежливые, до тошноты просто вежливые…

Даже засомневался старик — а туда ли он попал? Но колпак ему показывал точно — туда. Стекалось в этот город бесчисленное количество нитей светящихся, обволакивая его словно паутиной. Но видел это Петя ещё на подходе к Царству, когда он был в колпаке дурацком, во все стороны развёрнутом. А как только сложил он его как обычно, чтоб внимания ненужного к себе не привлекать, так таким же обычным всё вокруг него сразу сделалось.

59
{"b":"133523","o":1}