ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Открытие Гастона

Один из членов экипажа слушает все эти сетования молча, с легкой усмешкой. Это наш электромеханик Жак Ру, в его ведении "ныряющее блюдце". Но все на судне почему-то зовут его Гастоном. Зная его, догадываюсь, что он приготовил какой-то сюрприз. Спускается под воду он для собственного удовольствия — ведь он не пловец, а техник. Он добросовестен, дело свое знает досконально. Операторы, "блюдца" знают, как тщательно он готовит аппарат к каждому очередному спуску. Но у него неодолимая страсть к красоте подводного мира. Когда работа закончена, удержать Гастона на судне просто невозможно. Нередко он плавает ночью с фонариком в руке. Сопровождает Гастона его друг Марселен, инженер по звуку. Мы наблюдаем, как на воде, среди коралловых глыб, трепещут огоньки — в четырех, а то и пяти сотнях метров от "Калипсо".

Я пытался убедить их, что ночные прогулки весьма опасны, но чаще всего оба приятеля исчезают, никого не предупредив. Однако я не только не сержусь на своих друзей за их интерес к жизни подводного мира, а питаю к ним самую искреннюю симпатию. Я ценю их остроумие и чувство юмора. Они умеют развеселить любого, сохраняя невозмутимый вид. По-видимому, на этот раз Гастон что-то приготовил. Он вытягивает руку в сторону моря и показывает на что-то такое, чего мы не можем разглядеть. И при этом смеется. Должно быть, действительно это нечто забавное. Но объяснять, в чем дело, он не собирается. Видно, придется смириться и лезть в воду.

Оказалось, что, пока остальные пловцы суетились в мутной воде, Гастон шутя нашел совсем рядом с судном именно то, что мы искали, — подводный рай: прозрачную воду, изобилие рыб и почти полное отсутствие акул. Чудесно и неожиданно. Как теперь бранить его за тайные вылазки? Обнаруженный участок мы так и называли — "островок Гастона".

Трудно объяснить, почему именно тут, на незначительной глубине, образовался этот восхитительный оазис. Вот еще одна из загадок, каких много в коралловых морях. Вверх тянутся огромные розовые горгонарии, за которые цепляются бронзового цвета морские лилии. Сиреневые водоросли, алые, желтые, лиловые, зеленые губки; красные и белые султаны полихет, перемежаясь с золотистыми и синими точками акропор, являют собой удивительно живописную картину. В этих зарослях находят приют ищущие спасения рыбы. Вскоре они привыкают к нам, спокойно наблюдают за нашими движениями и постепенно возвращаются к обычным своим занятиям. Вот рыбы с очень вытянутыми и заостренными носами. Они выискивают пищу в едва заметных углублениях на поверхности кораллов. По меньшей мере три вида рыб имеют такой длинный нос: удивительный щетинозуб-пинцетник (Forcipiger longirostris), длинноносая рыба-бабочка (Chelmon rostratus), у которой на боковых сторонах спины имеется по пятну, имитирующему ложный глаз, и лазурный гомфоз.

Именно на островке Гастона мы снимаем начало фильма о кораллах. Огромные зонты акропор настолько велики, что аквалангист может спрятаться под таким кораллом словно под деревом. Как не снять такое чудо! О таком обилии фауны мы не смели и мечтать. В числе наших лучших объектов съемки, или, если хотите, наших актеров, — рыбы-трубы. Рядом с многочисленными стаями желтых рифовых окуней и рыб-солдат они казались отверженными; они пытались прибиться к косяку каких-нибудь рыб, но напрасно.

Там же мы отсняли кинокадры об особом виде крупных рыб-хирургов, неожиданно, правда непонятно почему, меняющих свою окраску. У хвоста у них имеется плавник-ланцет, который обычно убран, но в случае нужды может служить грозным оружием. Ему-то и обязана своим названием рыба-доктор, или рыба-хирург. В естественном состоянии они темно-серые, почти черные, передвигаются группами вдоль подводных утесов, но случается так, что одна какая-нибудь рыба из этой стаи внезапно становится серебристо-белой. Феномен длится считанные секунды, и пока никто не может его объяснить. Что это? Сигнал? Предупреждение об опасности? Признаки гнева? Брачная окраска? Во всяком случае неожиданную эту метаморфозу предсказать невозможно и кинооператорам пришлось проявить немало терпения и выдержки, чтобы уловить и запечатлеть момент резкой смены окраски.

Привезли продовольствие

В субботу, 25-го, Барски и доктор Лена в качестве полномочных представителей (их дипломатические способности известны), отправились на берег, взяв копии документов, полученных нами во французском посольстве на Цейлоне (теперь Шри Ланка).

К полудню усилия их принесли свои плоды. Причем в буквальном, а не переносном смысле — нам привезли плоды манго, лимоны, лук. Во второй половине дня, сделав два рейса на фелюке, которую вел на буксире катер, получили 5 тонн необходимой нам пресной воды. Страна настолько бедна продовольствием, что наш друг Жан-Филипп Плэ, который отправился за продовольствием, смог бы купить весь рынок, если бы не опасался, что ничего не останется на долю местных жителей. Я одобрил его отказ от демонстрации нашей экономической мощи.

В одиннадцать вечера снимаемся с якоря. Имя представителя правительства, который поднялся на борт "Калипсо", Гассан Диди. Еще один Диди. Он вежлив, обходителен, с хорошими манерами. Хорошо говорит по-английски. Во время международной кампании по исследованию Индийского океана он плавал на американском океанографическом судне. Он будет посредником между нами и обитателями других островов архипелага.

Теперь у нас на корабле мальдивский аристократ с породистым смуглым лицом, которое редко озаряется улыбкой. Он приходится родственником известному национальному герою и политическому деятелю. А как изысканно его великолепное шелковое одеяние! Его серьезность в сочетании с моложавой внешностью и недюжинными физическими возможностями нам импонирует. И действительно, во время пребывания на борту "Калипсо" Гассан Диди зарекомендовал себя отличным товарищем и не однажды оказывал нам услуги.

Два атолла в один день

В воскресенье, 26-го, движемся на север и в 5 часов утра останавливаемся возле Гаха-Фаро, одного из атоллов Мальдивского архипелага. Атолл в поперечнике 7 миль. Исследуем его, отправив в 6 часов одну партию на восток-северо-восток, а в 8.30 — другую к западу. В 9 часов "блюдце" уже находится в воде, у западной оконечности атолла. На борту его Лабан и Барски. За каких-то два часа сделано немало. Это свидетельствует о том, что на "Калипсо" умеют не терять времени даром.

Несмотря на течения и плохую видимость, нам удалось собрать фото- и киноматериалы о местных рыбах, а также о фаунистических компонентах рифов — колониях гидроидных и коралловых полипов, поселениях асцидий…

К востоку от атолла одна из поисковых партий обнаруживает затонувшее судно, которое когда-то было замечено и сфотографировано Гансом Хассом. Но вот все партии возвращаются на борт "Калипсо", в 11.15 снимаемся с якоря и идем к следующему атоллу Кардива. Добираемся до него в 14.30 и исследуем в том же порядке, что и первый атолл. За один день три партии по три аквалангиста, то есть девять человек, успевают полностью обследовать два атолла.

Людям сухопутным, как и морякам, плавающим на надводных судах, трудно вообразить, насколько значительно в считанные часы может меняться характер нашей работы. На различных глубинах встречаются совершенно новые, не похожие одна на другую картины. Тому, кто наблюдает за морем с палубы судна, об этом трудно догадаться. Но пловец, даже не успев надеть маску и спуститься под воду, по определенным признакам, в частности по цвету воды, может представить, что его ожидает.

Наряду с участками ярких мадрепоровых кораллов, где изобилуют рыбы, доверчиво встречающие нас, внезапно попадаются жалкие, грязно-серого цвета участки рифа. Некоторые покрыты какой-то зеленоватой слизью, что служит верным признаком вырождения кораллов. Это свидетельствует о том, что кораллы больше не сопротивляются другим живым организмам. В данном случае агрессором являются водоросли, которые покрывают пленкой ветви, представляющие собой не что иное, как мертвые останки мадрепоров. Во многих местах заметны признаки беды, угрожающей здешней фауне.

10
{"b":"133532","o":1}