ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Самое грозное оружие в мире кораллов — яд. Им обладают не только некоторые обитающие здесь рыбы, но и сами кораллы. Представители стрекающих (Cnidaria) — кораллы вооружены стрекательными клетками. Это весьма усовершенствованные и эффективные устройства. Реагируя на внешнее раздражение, они выбрасывают нити, усеянные крючками, которые впиваются в тело врага. Необходимо помнить, что почти все обитатели рифа — прикрепленные животные, кишечнополостные (Coelenterata) — обладают этим опасным оружием и используют его не только против мелких животных, служащих им пищей, но и против человека. Именно поэтому наши пловцы никогда не погружаются в здешних местах без гидрокостюма. Тропические воды — царство ядовитых животных, и об этом следует помнить всегда.

В тропических морях — это относится и к Космоледо, — несмотря на богатство фауны, не рыбы составляют большинство ее представителей. Здесь бессчетное множество иных форм жизни. Это кораллы и сопутствующие им организмы. Они прикреплены, но отнюдь не неподвижны.

В 20 раз больше Европы

Пожалуй, самое время отметить, что определение, которое мы в обиходе даем кораллам как "полипам, имеющим известковый скелет", не вполне точно. Большинство людей под этим словом подразумевает в основном красные "ювелирные" кораллы (Corallium rubrum), встречающиеся в Средиземном море. Между тем красные кораллы — это горгонарии, восьмилучевые кораллы, настоящие же кораллы — шестилучевые. Для первых характерно симметричное, осевое восьмилучевое строение, вторые же состоят из шести секций) или же из числа, кратного шести.

Мадрепоры — название не более точное — представляют собой полипы, схежие с актиниями или морскими анемонами, однако живущие внутри известковой чаши, созданной ими самими. Эти полипы образуют атоллы, рифы или банки в тех морях, где температура воды не опускается ниже 20 °C. Они встречаются в полосе от 32° с, ш, до 27° ю. ш. Холодные или теплые течения могут оказывать влияние на местные условия и мешать или же способствовать их образованию.

Этим полипам свойственны нежные оттенки розового, голубого, пурпурного, желтого, зеленого или золотисто-коричневого цвета. Существует бесчисленное количество их форм — лосиные рога, округлые массы — "мозг Нептуна", хрупкие веточки… Как правило, на участках моря, где не бывает волнения, мадрепоры хрупки и имеют форму кустов, а в неспокойных водах, наоборот, массивны и прочны. Высота колоний кораллов может быть различной и зависит, в частности, от глубины.

Относительная неподвижность водной среды начиная метров с двенадцати от поверхности моря — вот что позволяет кораллам образовывать формы весьма хрупкие.

Однако на тех участках, куда свет и тепло проникают в недостаточном количестве, кораллы жить не могут. Их существование тесно связано с наличием одноклеточных водорослей, которые развиваются в симбиозе с ними и нуждаются в солнечном свете для фотосинтеза. Этими микроскопическими водорослями, заключенными в тканях полипов, являются зооксантеллы, которые обитают также во многих альционариях — ксениидах, а также в тридакнах.

Американские ученые X.Т. и О.П. Одум установили, что в мадрепоровых кораллах обитают не только зооксантеллы, но и зеленые нитчатки, которые поселяются в порах известкового скелета. Учитывая зооксантеллы и зеленые нитчатки, они подсчитали, что у кораллов растительной протоплазмы в три раза больше, чем животной.

Удивительная сложность мира кораллов объясняется тем, что здесь обитает множество других организмов, живущих в тесном переплетении и совместно строящих риф. Гидрокораллы, подобные мадрепорам, это полипы, среди которых мы видим формы ветвистые или приземистые, заключенные в плотную известковую оболочку. К ним же относятся миллепора (Millepora) и стилястер (Stylaster), обитающие в Красном море и образующие громадные разветвленные золотистые веера.

Великое множество других самых разнообразных форм жизни встречается в этих подводных тропических джунглях: черви, которые распускают на конце жесткой трубки перистые султаны, гигантские моллюски — тридакны, известковые водоросли, сиреневые и розовые, которые замуровывают в себя прикрепленных животных, анемоны (актинии) с густыми фиолетовыми и зелеными шевелюрами щупалец, непрерывно сокращающихся и готовых в любую минуту пустить яд.

Читатель, получивший некоторое представление о богатстве и многообразии этого живого мира, не поддающегося меркам обитателей суши, убедится, что царство кораллов занимает весьма значительную, более значительную, чем полагают многие, часть поверхности нашей планеты. Если учесть кораллы всех морей земного шapa, то их общая площадь в 20 раз превысит площадь Европы. И мир этот заслуживает того, чтобы им наконец заинтересовались.

Заметим, один атолл средней величины вырабатывает около 500 кубических километров строительного материала, что в 250 раз больше объема зданий Нью-Йорка и в 15 000 раз больше объема самой крупной из египетских пирамид. Стало быть, кораллы производительнее человека.

На глубину 200 метров

В 19.15 я велел спустить на воду "ныряющее блюдце". Довольно продолжительное время мы находимся на глубине от 20 до 50 метров, и при свете прожекторов производим съемку крупных горгонарий, среди которых кишат рыбы.

На глубине от 50 до 90 метров горгонарий не наблюдается: видна лишь полоса песка, усеянного обломками кораллов. От 90 до 115 метров склон шельфа становится круче, а обломки кораллов мельче. На глубине 115 метров обнаруживаем отвесную стену. Рядом с ней замечаем каштанового цвета движущиеся кусты. Это морские звезды, тело у них не больше, чем у офиуры, но лучи чрезвычайно разветвлены. Эти животные передвигаются группами, которые могут достигать нескольких метров в длину.

На глубине 130 метров — небольшой карниз. На 150 метрах — ветвистые губки. Затем происходит встреча с крохотными ракообразными, как бы наглядно демонстрирующими нам броуново движение. Это те самые креветки — уродцы, которых наблюдал Лабан во время одного своего погружения. На глубине около 190 метров стена заканчивается. Дальше идут крупные глыбы, а потом покрытый песком и илом склон, буквально усеянный сердцевидными морскими ежами (Spatangoida). 200 метров. Сильное восточное течение. Освобождаемся от балласта и поднимаемся на поверхность.

Жожо больше не видно

17 апреля. О. Ассампшен. Прежде чем отдать якорь, посылаю аквалангистов на разведку в сопровождении катера. Они тотчас передают по радио:

— Жожо больше не видно. Зато множество других мероу. Остальное без изменения.

Затем они швартуют катер к бочке, и в 8 часов, подыскав хорошее место для стоянки, я отдаю кормовой якорь.

Мы расположились как раз над идеальной подводной киностудией, глубины тут плавно увеличиваются метров от 6 до 50.

Жожо — имя мероу, рыбы, оказавшейся одним из самых ярких персонажей фильма "В мире безмолвия". В английском варианте она носила имя Улисс. Под конец съемок эта кинозвезда настолько возомнила о себе, что пришлось запереть ее в противоакулью клетку: даже когда мы снимали такие кадры, где Жожо делать было нечего, он непременно маячил перед камерой.

Хотя на этот раз нам не удается приручить мероу, мы записываем себе в актив дружеское знакомство с другой рыбой, пользующейся, кстати, зловещей репутацией, — муреной.

Вот как это произошло. Ив Омер и Доминик Сумиан совершали погружение. Они захватили с собой объемистый мешок с кусочками мяса. Добравшись до нужной глубины, они устраиваются на скале, а Лабан располагается в это время в нескольких метрах, чтобы отснять кинокадры со сценой кормежки. Почти тотчас их окружает множество рыб всевозможных размеров, но Ив Омер и Сумиан не обратили внимания на то, что в расселине той самой скалы, на которой они уселись, прячется крупная мурена. Ей, вероятно, тоже захотелось получить свою долю. Лабан видит, как хищница покачивает головой, как медленно вылезает из убежища. Оба других замечают ее лишь тогда, когда она, извиваясь, приблизилась к отверстию мешка — огромная, бурая, в белых и желтых пятнах рыбина. Вот она жадно открывает губастый рот, кивает округлой головой с неподвижными маленькими глазками, но нижняя часть ее тела по-прежнему спрятана в расселине. Длина мурены, по-видимому, около двух метров. Мурена, своими повадками напоминающая удава, кажется более опасной и менее общительной, чем акула, особенно, если она такая крупная.

15
{"b":"133532","o":1}