ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Социалистический султанат

Город, сложенный из кораллов. — Гастон преподносит нам сюрприз. — Рыба-хирург непонятно отчего бледнеет. — Камера обманывает нас. — Рыба-попугай ежегодно перерабатывает пять тонн песка. — Жизнь в море, как цепь преступлений.

Во вторник, 21 марта, в 17 часов с небольшим на горизонте показался первый атолл Мальдивских островов — это атолл Лари. Позади несколько дней плавания вдали от берегов. И вот мы видим кокосовые пальмы, песчаную отмель берега… Но скоро начинает темнеть.

Я не решаюсь вести "Калипсо" среди коралловых рифов, когда вокруг ничего не видно. Днем глубину можно определить по цвету воды, но в сумерках того и гляди пропорешь днище. Посылаю на разведку катер и, руководствуясь сигналами, которые подает боцман с помощью фонаря, становимся на якорь почти возле самых камней.

Чтобы не терять зря времени тотчас спускаем на воду "ныряющее блюдце" — необходимо осмотреть район. Глубина 21 метр; аппарат, двигаясь вдоль подводного склона, опустился на глубину 160 метров. Видимость, правда, плохая. Сейчас весна, пришла пора больших приливов — и вода, естественно, очень мутна.

Мальдивские острова, расположенные к юго-западу от Индостанского полуострова, в прежние времена часто посещались парусными судами, направлявшимися в страны Востока за пряностями. Это всего лишь бедные коралловые острова, и теперь сюда очень редко заходят корабли. Мальдивские острова, находившиеся сначала в руках португальцев, в начале XIX века стали английскими владениями, а в 1965 году обрели независимость.

Назавтра, обойдя атолл, возле которого мы стояли на якоре, приходим в Мале, столицу архипелага, и там узнаем, что у жителей островов праздник: они отмечают вторую годовщину своей независимости (Мальдивы получили независимость 26 июля 1965 г. — Прим. ред. ). Уже три дня не функционирует ни одна служба порта. Страна словно парализована. Для нас это непредвиденная задержка. Портовый врач, полиция, таможенники — словом, все чиновники чрезвычайно вежливы с нами, но мы ждем, ждем… И напрасно.

Наступает четверг, 23 марта, но празднование продолжается. Пресную воду, в которой мы нуждаемся, так и не привезли. Барски, отправившийся на берег узнать, что и как, приводит на судно Фарука Ибрагима, начальника таможни аэропорта. Это умный, чрезвычайно любезный мальдивец, не лишенный чувства юмора. После осмотра судна приглашаем его на завтрак. Он рассказывает нам невероятную историю, происшедшую с его дядей.

Его дядя был Диди, как и все аристократы Мальдивских островов, как и сам рассказчик. Поскольку прозвище нашего друга, Фредерика Дюма, также Диди, рассказ этот поначалу веселит нас. Но история оказалась отнюдь не забавной. Во время войны англичане обратились к жителям островов с просьбой сдать им атолл в аренду на 99 лет, но все министры воспротивились этому. Больше всех упорствовал дядя Фарука Ибрагима. Почтенного мальдивца посадили на английское судно и увезли. Вскоре англичане сообщили островитянам, что судно затонуло.

Морские каменоломни

После завтрака Фарук Ибрагим вместе с нами садится в джип, чтобы показать нам остров. Привозит на аэродром, где из коралловых блоков сложена новая взлетно-посадочная полоса. Правда, на аэродром лишь раз в неделю прилетает самолет из Коломбо. Дома построены тоже из кораллов. Испокон веков местные жители жили в хижинах из кокосовых пальм. Но последние несколько десятилетий остров охвачен строительной лихорадкой. Жители хотят, чтобы общественные здания были долговечными, а между тем ввоз строительных материалов ограничен. Отсюда потребность в камне, который добывают на внешнем рифе. Из него изготовляют не только строительные блоки, но и известь, используемую вместо цемента. Сами того не ведая, жители подвергают опасности затопления свои острова, незначительно поднимающиеся над водой. Кстати, один из них уже исчез. Но как бы то ни было наших кинооператоров интересует деятельность этих камнетесов; они намерены снять их за работой на рифе во время погрузки огромных коралловых глыб на свои хрупкие и изящные парусники.

Вместо того чтобы отметить судовые документы и перейти к обычным портовым формальностям, Фарук Ибрагим угощает нас кокосовым орехом.

Кокосовые пальмы, дающие тень, пресная вода — все это делает Мальдивские острова раем по сравнению с бесплодными, опаленными зноем островами Красного моря. Яркие пятна зелени, оживляющие низменные острова, заметны издалека. Некоторые острова имеют лагуну, другие окаймлены барьерным рифом. Морские пейзажи значительно отличаются друг от друга. Великолепны песчаные (точнее из измельченных кораллов) пляжи. В составе Мальдивских островов множество атоллов (их свыше 2000), совершенно не похожих на тихоокеанские атоллы, лагуны здесь просторны и глубоки. С морем они соединяются в очень редких случаях. Внутри каждой лагуны, как бы внутреннего моря, множество мелких островов, являющих собой своеобразный, особый мир, на изучение которого потребуется много времени.

Архипелаг весьма велик, но от одного острова до другого расстояние незначительно. Связь между ними осуществляется при помощи walkie-talkie (Портативный приемопередатчик (англ.) ). В сущности, этот новейший аппарат заменил тамтам. Правительство Мальдивской Республики прибегло к весьма оригинальному способу осуществлять свою власть: оно управляет гражданами по рации!

Повсюду, где имеется выход к воде, рыбацкие селения. Они располагаются вокруг колодцев. Многие мелкие острова, лишенные пресных источников, необитаемы.

Во время отлива всегда можно видеть несколько туземных судов, направляющихся к обмелевшим рифам, чтобы кромсать их — добывать строительный материал. Глыбы мадрепоров и большие полуоткрытые тридакны лежат у самой поверхности воды. В глубоких расселинах кружатся рыбы-бабочки. Хотя солнце подернуто дымкой, мы изнурены жарой; ноги у всех изрезаны кораллами. Мы уже устали снимать ныряльщиков-камнетесов и отправляемся исследовать остров.

На небольших кладбищах под сенью пальм разглядываем надгробные камни и кресты, высеченные из коралловых глыб. На детских надгробиях — они поменьше размером — можно разглядеть скелеты морских организмов. Здесь все связано с морем. И жизнь, и смерть.

На площади 300 квадратных километров насчитывается 93 000 жителей. Большая часть населения происходит от сингалов и, значит, принадлежит к белой расе. Вначале жители исповедовали буддизм, но несколько веков назад они стали приверженцами ислама. В настоящее время население архипелага состоит наполовину из мусульман, наполовину из протестантов. Мечети перемежаются с храмами: английские миссионеры добрались и сюда.

Благодаря развитой рыбной ловле жизненный уровень довольно высок. Экономика по-прежнему частично зависит от меновой торговли. Предметом обмена и вывоза являются соленая рыба и копра, которые экспортируются на Цейлон (теперь Шри Ланка). Практически во всех областях жизни ощущается влияние сингальской культуры.

Меня поразило, что на архипелаге существует социалистический подход к решению некоторых проблем, в частности к распределению доходов от рыболовства.

Ожидая разрешения властей пополнить запасы продовольствия, исследуем глубины вокруг острова. Фалько на целый день отправился к северной оконечности, но не обнаружил ничего: вода слишком мутна. Силлнер и тот не смог сделать ни одного снимка. Бернар Делемотт и Бонничи отправились на поиски мероу и мурен. Барски, Делуар и Марселен Наги продолжают снимать коралловые карьеры у поверхности воды и глубже под водой. Еще полдня съемок — и сюжет будет готов.

Теперь мы приобрели нужные рабочие навыки. Обитатели судна так освоили свое ремесло, что могут делать сразу несколько дел. Этого мне давно хотелось. Вечером, когда все собираются на судне, Фалько, Делемотт, Делуар на кормовой палубе обмениваются замечаниями довольно пессимистического характера. Тема разговора одна: сильные приливные течения, мутная вода. Подводные съемки невозможны, песчаное дно почти лишено фауны, кораллы тусклого, мертвого цвета.

9
{"b":"133532","o":1}