ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Блатари на свободе

Вне зоны жесткой уголовной иерархии практически не существует. Преступников принято делить лишь по видам их квалификации: домушники, громилы, гопники, карманники, каталы, угонщики, аферисты, медвежатники, шнифера, фармазонщики, блинопеки и т. д. К узкой специализации воровской мир начал стремиться в конце прошлого века. Постепенно преступность становилась профессией. Время вносило свои коррективы, многие криминальные профессии исчезали, такие как голубятники (воры сушившегося белья), скамеечники (конокрады), витринщики (крадущие с витрин), поездушники (воры на экипажах). Возникали новые — наперсточники, рэкетиры, ликвидаторы, мошенники с финансовыми ресурсами, компьютерные «взломщики». Сегодняшний криминальный мир полностью преобразился.

Серьезной угрозой для общества были и остаются профессиональные уголовники узкого профиля, которые оттачивают свое мастерство годами, как на свободе, так и в колониях. Это рецидивисты, судимые по своим профилирующим статьям. Наблюдения показали, что многие из них более развиты и эрудированны, чем служебный персонал тюрьмы или колонии. Объясняется такой феномен просто: положение обязывает. Высококлассный домушник, помимо уголовного права, искушен слесарным делом, чтобы изготовить отмычку или фомку, радиотехникой, чтобы обезвредить сигнализацию, архитектурой гражданских сооружений, вопросами расценок на бытовую технику и драгметаллы, психологией. Зэки с большим исправительно-трудовым опытом неплохо знают историю КПСС, географию, советскую поэзию и литературу: в зоне время убивается или картами, или книгой.

В конце прошлого века преступники начали организовываться в небольшие группы по «интересам» {малины), во главе которых стояли паханы. Малины имели свои хазы, лежбища, притоны, служащие для ночлега, развлечений и хранения краденых вещей. Обычно в малину входило от трех до десяти человек. Преступная группа имела узкую специализацию {масть) и свою территорию (город, район). Для серьезных операций малины объединялись. Пахан засылал к соседнему пахану своего курьера с письмом, написанным феней (уголовным жаргоном), или назначал стрелку, где обсуждался будущий скок или налет.

В условиях свободы воровскую иерархию составляли лишь урки и оребурки, то есть крупные и мелкие воры, которые друг от друга не зависели. Позже возникли жиганы, примкнувшие к уголовной элите. До прихода организованной преступности (в дореволюционной России к таковой относилось разве что конокрадство. Российские конокрады, благодаря своему трехвековому опыту и традициям, напоминали «государство в государстве») борьба за власть в уголовном мире наблюдалась лишь в тюрьмах и лагерях. Блатари (профессиональные уголовники) старались придерживаться принципа: украл сам — дай украсть другому. С развитием теневой экономики и частного капитала началась война за контроль над ними. Деловой и блатной мир стати братьями-близнецами: говорим «бизнес'» — подразумеваем криминал, говорим «криминал» — подразумеваем бизнес.

По данным уголовного розыска, сегодняшний блатной мир насчитывает более тридцати «родов деятельности». Остановимся на основных, которые развивались десятилетиями и которые не утратили своей «актуальности» и сегодня. Стоит упомянуть и о фраерских, не воровских профессиях, некогда презираемых блатным миром, но сегодня тесно соседствующих с ним (бандиты, лидвидаторы).

Преступный мир становится все совершенней, благодаря деньгам, опыту и научно-техническому прогрессу.

Карманники

В начале века карманники («щипачи») считались высшей аристократией преступного мира. Многие исследователи криминальной среды считают, что воры в законе вышли из карманников и карточных шулеров. Карманники и шулера всегда боялись каторги, тюрем и лагерей, где физический труд сводил на нет годы упорных тренировок. Попадая в зону, они отказывались трудиться и всячески оберегали свои руки. Чтобы выжить в неволе, карманным ворам и карточным мошенникам оставалось лишь захватить власть в свои руки.

В 20-х годах молодая, но энергичная советская милиция даже изобрела оригинальный метод борьбы с карманниками и шулерами — попросту ломала им пальцы. Сегодня эта воровская квалификация растеряла былое уважение и лидирующее значение в блатном мире. Исключение составляют лишь марвихеры. Карманные воры имеют свою татуировку: паук без паутины между большим и указательным пальцами руки.

Карманником экстракласса, марвихером, нужно родиться. Одних пальцев мало. Нужно получить от природы определенного склада нервную систему, мгновенную, точную реакцию, соответствующее устройство пальцев, ладоней, локтей и плеч, а также необходимую артистичность. И это — только задатки. Требуются годы упражнений, чтобы воровской талант развился. В начале века в Англии и Франции существовали специальные школы, готовящие марвихеров. Начинающий вор тренировался на манекенах, одетых соответственно сезону. На втором этапе ученик должен был незаметно вытащить кошелек у своего товарища, и лишь затем учитель приступал к индивидуальным занятиям. Режим и дисциплина были очень жесткими, ослушника могли даже подвергнуть телесным наказаниям — избить палкой. Иногда карали за простую небрежность в «работе».

Кузницей воровских кадров в России считался Санкт-Петербург, вырастивший Сашу Макарова («Пузан»), Полонского («Инженер»), Шейндлю Соломониак («Сонька Золотая Ручка»). О марвихере Полонском ходили легенды, которые вскоре подтверждались в полицейских (а затем и милицейских) протоколах. Полонский родился в Варшаве и криминальную биографию начал с карточного шулерства. Инженер имел удивительные пальцы и не менее удивительную пластичность. Поселившись в Петербурге, шулер сменил квалификацию и стал изымать финансовые излишки у знатных господ. Он мог выташить часы из чужого кармана лишь затем, чтобы узнать время. В первые годы советской власти французские воры прислали к марвихеру своего эмиссара с весьма щекотливой просьбой. Ему предложили прибыть в Париж всего на несколько часов, дабы снять колье с английской титулованной особы. Все расходы, подводку и сбыт украшения брала на себя французская сторона. В качестве аванса карманнику передали крупную сумму. Остальное причиталось после кражи.

По приезде во Францию Инженер получил на руки документы посла, которого задержали и обчистили до этого в дороге. Под видом полпреда иностранного государства Инженер попал на торжество в американское посольство. О подробностях приема ничего не известно. Вскоре он покинул торжественный прием, а затем и Францию. Судя по скандалу, возникшему в посольстве после скромного отбытия Инженера, операция прошла успешно. По загадочным причинам карманник бросил свое призвание и стал налетчиком. Возможно, живость характера, присущая полякам, мешала ему заниматься одними лишь карманами. Полонский принадлежал к самым авторитетным уркам Петербурга. Говорят, что он знался с Ленькой Пантелеевым и решил повторить судьбу великого налетчика. На животе у Инженера имелась татуировка «Боже, я помню, что у меня есть мать». Не исключено, что под «матерью» подразумеваюсь блатное братство. Наколка «Не забуду мать родную» возникла лишь в 30-х годах и действительно посвящалась воровской братве. Уточнить смысл наколки не довелось. В начале 20-х годов банда Полонского совершила вооруженный налет на Сбербанк и унесла 350 тысяч рублей. Во время облавы в центре Петрограда Инженер был убит двумя выстрелами в голову якобы при оказании сопротивления.

Карманников делят по способу и месту кражи.

Ширмачи накрывают карман (ширму), портфель или сумку жертвы плащом, перекинутым через руку. Пока рука под плащом чистит клиента, свободная рука отвлекает внимание — жестикулирует, машет кошельком или газетой. Вместо плаща иногда используется большой букет цветов. Трясуны работают в давке, чаще всего в общественном транспорте. Они прижимаются к «объекту» и начинают резкими но точными ударами выбивать из внутренних карманов бумажник (владельцы «паркеров» в автобусах и троллейбусах не ездят). Вся процедура занимает не больше минуты.

28
{"b":"133536","o":1}