ЛитМир - Электронная Библиотека

А в гостинице имело место именно сокрушительное поражение разума. Человек ударом ноги вышиб дверь и ворвался в комнату. Лежащий на кровати парень, вместо того чтобы вскочить, только выкрикнул недоуменное ругательство и натянул одеяло до подбородка, а вторгшийся чужак, мгновенно оценив расстановку мебели и ситуацию, дернул на себя ящичек прикроватной тумбочки… Все правильно. Пистолет лежал там, где и должен был. В следующую секунду черный зрачок металлического ствола уставился в висок хозяина квартиры.

— Какой же ты предсказуемый, Томми, — недобро усмехнулся незнакомец. — Все твои привычки так легко угадать.

— Что тебе надо? Кто ты такой? — скомандовал чужак.

Он отвернулся, окинул взглядом убогое жилье и пошел в угол, где было выгорожено подобие кухоньки. Перепуганного и сбитого с толку хозяина можно было не опасаться.

— Я совершенно не одет! — взвизгнул Томми.

— Вылезай! — лениво бросил бандит. — Я не хочу в тебя стрелять, но ты меня вынудишь.

Парень тут же вскочил. Одеяло соскользнуло на пол, и оказалось, что «совершенно не одет» — вранье. На Томми были старенькие жеваные джинсы, правда сползшие с талии. По открытой безволосой груди мотался на шнурке аляповатый крест.

— Слушай, кто ты такой, а? Ты пришел от хозяина?

Незнакомец, не слушая, открыл холодильник и беспардонно принялся рыться в продуктах. Говорить о хороших манерах человека, вооруженного только что отобранным пистолетом, Томми бы не рискнул, даже будь он сам воспитан идеально. А теперь он даже обрадовался. Скорее всего, какое-то недоразумение. Путают.

— Я заплатил за квартиру, клянусь тебе. Можешь спросить Освальда.

Незнакомец вскрыл банку газировки, отхлебнул и рявкнул:

— Заткнись.

Грохнула дверца холодильника.

— Где она? — жестко спросил бандит, сузив глаза.

— Она — кто? — искреннее удивился Томми.

— Твоя сестра.

— Лула?

Банка полетела в угол, заливая шипящей газировкой стены и пол. Потерявший терпение незнакомец рванулся к Томми с такой яростью, что парень шарахнулся назад, споткнулся о кровать, завалился на спину, закрываясь руками, и сбивчиво заговорил:

— Я не знаю! Я не знаю, я клянусь тебе! Я просто жду, когда увижу ее в «Новостях». Я больше ничего тебе не могу сказать…

Неизвестно, сколько еще пришлось бы ему попусту молоть языком, в любой миг ожидая удара рукояткой по зубам, но Томми повезло.

— Смотри сам! — выкрикнул он, тыча пальцем в экран.

Человек оглянулся. Напротив кровати стоял старенький черно-белый телевизор. И во весь экран на зрителей надвинулось хмурое женское лицо с крупными тяжеловатыми чертами. Эту фотографию человек хорошо помнил. Она была не слишком удачна. Лула плохо получалась на фотографиях. Неподвижное изображение было бессильно передать очарование этой женщины.

Томми схватился за кроссовки и принялся торопливо обуваться. Он почти успокоился: да, действительно, случилось не совсем обычное, но не имеющее к нему прямого отношения недоразумение.

Незнакомец сдвинул шпенек регулятора звука — никакого эффекта, со злостью грохнул кулаком по крышке телевизора. Томми по-дурацки осклабился:

— Звук у него не работает. Ну что? Опередили тебя, приятель?

— Ты так считаешь?

Голос чужака звучал надломленно, и в нем слышалась отчетливая угроза. Томми снова забеспокоился:

— Нет, ничего я такого не считаю, что ты…

Выдающимися умственными способностями Томми Филипс не страдал, но благодаря многократной физической обработке лицевой поверхности твердо выучил: если имеешь дело с психом, лучше его не злить.

Незнакомец выключил телевизор и медленно выпрямился. Лицо его искривилось, губы задрожали:

— Я скучаю по ней, Томми. Мне ее так не хватает, так не хватает, просто ужас какой-то… Вот почему я вернулся…

Парень откинулся на спинку кровати. Было что-то очень знакомое в этих словах, в выражении глаз, в… нет, не в голосе — в интонациях…

— Подожди-подожди!.. Мы разве с тобой знакомы?

— Все, что я вижу, — я вижу через нее, ее глазами, — незнакомец продолжал говорить, не обращая внимания на своего невольного собеседника. Он не замечал даже, что творится с ним самим, не замечал, что тихонько всхлипывает, что слезы набрякли в уголках глаз…

— Слушай, — обалдело заметил вдруг Том, — у тебя кровь идет.

Человек опустил взгляд, заворожено коснулся расползающегося по серому свитеру алого пятна. Потом посмотрел на испачканную кровью руку и прошептал:

— Даже уродство красиво — и только благодаря ей.

Ностальгическое забытье в долю секунды превратилось в бешенство. Человек вскинул пистолет, рывком снял с предохранителя, прицелился. Томми рефлекторно поднял руки, вжался в спинку кровати и забормотал:

— Хорошо-хорошо, что ты хочешь, я все сделаю…

— Ты заманил нас в ловушку, Томми, — со сдавленной яростью бросил чужак. — Ты продал нас федералам.

Такую фразу мог произнести только один человек в мире. Забыв о незнакомой внешности, Томми всмотрелся в сумасшедшие глаза:

— Д-дюпре?

Он не сообразил, что для человека с пистолетом это означало только одно: «Больше ты еще никого продать не успел? И не успеешь».

Высокий угрюмый мужчина остановился у выхода из квартиры и принялся грызть ноготь. Денег у Томми оказалось даже больше, чем ожидалось. Значит, Лула уже успела подбросить братишке — сукину сыну! — очередную подачку. Но сама она здесь не появлялась. И федералы ее ищут. И его, наверно, ищут… А он же не знает как зовут этого типа, в чье тело он угодил! Человек нервно хохотнул. А что — они теперь сами сюда и придут. И сами скажут и кто он такой, и как его имя. И Лулу для него найдут — куда ж они денутся.

Человек тщательно обтер пистолет, вышел не лестничную площадку и швырнул оружие в мусоропровод. Пусть найдут. Что еще надо? Голова постоянно кружилась, и человек старался мысленно удерживать перед глазами всю цепочку рассуждений, опасаясь сбиться. Что же следующее… Ах да. Переодеться. Во что? Переодеться в… Придется идти в магазин и купить.

Человек прижал ладонь к подсохшему кровавому пятну на свитере. Боли он не чувствовал — только неприятное ощущение на заскорузлой коже. И как ни странно, кровь уже перестала течь.

Место преступления

Гостиница для постоянного проживания «Десмонд Арм»

Аннаполис, штат Мэриленд

23 декабря 1994, пятница

13:00

По сложившейся традиции Скалли всегда выслушивала рапорт полицейского офицера. Но на этот раз ее обязанность успел взять на себя руководитель местного регионального отделения ФБР Дэниел Браскин — и теперь пересказывал полученную информацию коллеге из Вашингтона.

— Вообще что-то похожее на выстрел соседи слышали вчера, около полудня. Но забеспокоились только сегодня утром, когда никто не ответил на стук. Видимо, парень не слишком часто выходил из дому. Только тогда и сообразили. По вызову девять-один-один приехал патрульный и обнаружил, что крысы нашли труп первыми. Жертву зовут Том Филипс. Как только мы установили личность, сразу сообщили вам.

— Он действительно родной брат Лулы?

— Фамильное сходство между ними найти теперь трудновато: ему в лицо выстрелили из сорок пятого калибра, а потом еще и крысы поработали…

«Почему люди так идиотски шутят при самых неподходящих обстоятельствах? Шутил бы дома — если уж вообразил, что у него есть чувство юмора», — досадливо подумала Скалли.

— Что на него есть? — вслух спросила она.

Малдер с рассеянным видом бродил по комнате, то и дело поглядывая на главный предмет обстановки — широкую кровать с растекшимся кровавым пятном на грязной подушке.

Браскин открыл блокнот:

— Филипс жил здесь последние шесть месяцев. Несколько раз попадал к нам — в основном за хранение наркотиков. Ничего серьезного. Нигде не работал. Источник средств существования неизвестен. По слухам, ему помогала сестра, но саму ее здесь никогда не видели.

6
{"b":"13354","o":1}