ЛитМир - Электронная Библиотека

Они никогда не слышали рассказа о супе из авокадо.

Могла ли простая кинозвезда занять место такого парня?

Даже если кинозвезда сбросит покров тайны, и все во всем мире внезапно узнают, что он вовсе не переведенный ученик, и журналы «Развлечение сегодня вечером» и «Люди» начнут стучаться в твои двери?

Даже если эта кинозвезда пригласит тебя на «Весенние танцы»?

Спросите Энни

Задайте Энни самый сложный вопрос, который касается сугубо личных отношений. Вперед, дерзайте!

В «Журнале» средней школы Клэйтона публикуются все письма. Тайна имени и адреса электронной почты корреспондента гарантируется.

Дорогая Энни!

Я думаю, что мой бой-френд меня обманывает. Как мне узнать, врет он или нет?

Несчастная собака

Дорогая Несчастная!

Если он тебя обманывает, то он будет вести себя следующим образом:

— Он все чаще проводит субботы «с парнями».

— Ему звонят, когда он с тобой, но он не отвечает на звонок, когда узнает, кто звонит.

— Он неожиданно начинает заботиться о своей прическе и одежде.

— Он обвиняет тебя в том, что ты его обманываешь.

— Будто невзначай задает странные вопросы, вроде: «Как ты думаешь, можно ли одновременно любить двух людей?»

— Получает новую работу или должен «работать» все время.

— Проявляет внезапный интерес к музыке или к группам, которые ему прежде не нравились.

— Перестает посылать тебе столько е-мейлов, сколько посылал раньше, но все время остается на линии.

— Меняет свой электронный адрес.

И самое главное, если ты подозреваешь, что он может обманывать, то, он, возможно… просто нутром доверяет тебе. В том случае, если ты не из тех глупых девушек, которые всегда думают, что парни их обманывают, даже когда те не обманывают, — держись.

Энни

Седьмая глава

И вот началось. Как всегда, такое начинается достаточно невинно. В субботу утром мы мыли машины, чтобы заработать деньги на дурацкие платья для дурацкого выступления «Трубадуров» на следующей неделе.

Мыть машины в Индиане весной — занятие достаточно неблагодарное, поскольку погода в это время бывает очень неопределенной. Обычно после первого июня уже тепло, но всегда сохраняется риск попасть в грозу или торнадо. И в основном такая погода держится до конца июня.

И все же вы никогда не угадаете, проснувшись в июньскую субботу, будет ли чудесный весенний день — жарко, чистое голубое небо, нежный ветерок повсюду разносит запах жимолости, на деревьях подрагивают листья — или вы увидите что-то серое и бурное, и ноги ваши будут стыть в сандалиях, в которых вам было так хорошо вчера.

Суббота, когда «Трубадуры» пошли мыть машины, была похожа на летнюю. К десяти часам утра уже стояла жара. Позвонила Трина:

— Я надела купальный костюм и шорты. Ты тоже так оденься.

Я сделала ей одолжение, но только чтобы она не приставала ко мне с Люком. Она уже надоела мне за прошлый вечер с вопросами о том, как я думаю, придет он или не придет мыть машины. По правде, мне хотелось бы денек побыть без Люка. Он, конечно, симпатичный и чрезвычайно привлекательный, но девушки слишком уж его превозносят. К тому времени, когда Стив и Трина довезли меня прошлым вечером до дому, нервы у меня были ни к черту.

Я все пыталась:

а) не дать людям догадаться, что Лукас Смит в действительности Люк Страйкер и вовсе не переведенный ученик;

б) предупредить Люка, чтобы он не думал обо всех в клэйтонской средней, как о дьявольском семени, несмотря на истории с Бетти Энн и Кэйрой;

в) вовремя бросить Трине шляпу во время номера «Весь этот джаз» и подучиться хореографии;

г) не оставлять свои остальные дела (я имею в виду «Спросите Энни») и следить, чтобы Кэйра не покончила с собой.

Я просто разрывалась на части.

К счастью, я расслабилась, когда вечером меня позвали посидеть с ребенком. Готова была семь миллионов раз играть с ним в одну и ту же игру.

Я не очень-то ждала этого мытья машин. Обычно мы с Триной проводим хоть часть субботы в торговом центре, где в книжном магазине неизбежно сталкиваемся со знакомыми, например с Джери Линн и со Скоттом, и сразу же начинаем долго разглядывать, что новенького на полках с научной фантастикой. Точнее, мы со Скоттом начинаем разглядывать, а Джери Линн и Трина отходят и листают журналы.

При этом я хочу сказать, что те, кто поют в «Трубадурах», не вызывают во мне отвращения, не поймите меня неправильно. Я люблю группу альтов. Слишком высокая Ким и толстенькая Деб, и застенчивая Одри, и трогательная Бренда, и скучная Лиз — мои девочки. Мы все связаны своим ля-ля-ля.

Но других, которых Трина называла «неподходящими игрушками» (хотя прежде она пыталась заставить меня общаться с ними), следовало избегать, особенно сопрано. Они все молились на мистера Холла и делали все, что бы он им ни велел… как клопы в «Звездных войнах».

Теноры тоже слегка раздражали. Большинство из них учились в начальных классах, а вы знаете этих мальчишек. У них все шуточки про пуканье. Даже у тех, которые поют в хоре.

Но у меня не было выбора. Спасибо Трине.

Одно меня радовало: через пару недель с «Трубадурами» будет покончено. И неважно, с чем потом будет приставать ко мне Трина. В будущем году у нее ничего не получится.

Так или иначе, но я бы предпочла делать что-нибудь еще, а не мыть машины для «Трубадуров». Первое, что пришло в голову, — поиграть с малышами, ведь была такая хорошая погода. Мы с Триной могли бы позагорать с помощью лосьона для загара, хотя я и так была коричневой — так что небольшая потеря.

Вот о чем я думала в это время. Мистер Холл хотел заработать как можно больше денег — у некоторых девочек не было ста восьмидесяти долларов на платье с блестящей застежкой донизу, полагаю, потому, что они не работали приходящей няней так много, как я, — так вот, мистер Холл попросил мексиканский ресторан «Чи-Чи» разрешить нам мыть машины у них на стоянке, и «Чи-Чи» во имя солидарности с общественными потребностями дал согласие.

Поэтому когда мы с Триной и Стивом явились, там уже кипела жизнь. Кроме машин, принадлежащих друзьям и родителям «Трубадуров», — а нас тридцать человек, значит, машин много — там еще были машины тех, кто пришел пообедать в ресторан «Чи-Чи», машины работников ресторана, а еще машины тех, кто не знает, чем заняться в прекрасный субботний день, и просто бродит по торговому центру.

Собралось множество машин.

Дело шло. Мы не пробыли на стоянке и двух минут, как к нам подскочил мистер Холл с ведром мыльной воды и губками и сказал:

— Приступайте к работе! За последние два часа мы получили двести долларов. Но до конца дня нам нужно выколотить две тысячи.

Не хочу идеализировать Клэйтон — здесь всякое случается (ведь, в конце концов, южная Индиана!), и все же это очень приятное для жизни место.

Но должна сказать, что мытье машин не дало бы нам и половины этих денег, если бы Карен Сью и еще букет певиц-сопрано не стояли у рекламы «Чи-Чи» в бикини.

Они просто держали плакат — ПОДДЕРЖИТЕ «ТРУБАДУРОВ» КЛЭЙТОНСКОЙ СРЕДНЕЙ, и мне очень интересно, почему так много парней в пикапах, которые явно ехали на озеро ловить рыбку, застревали здесь.

Для того чтобы быть сопрано, вам нужно иметь весьма большие… хм, легкие. Ну, по крайней мере, если вы из хора «Трубадуры» клэйтонской средней. Помните, утолщенные лифчики, которые велел надевать мистер Холл как униформу для выступлений…

Как бы то ни было, Трина, Стив и я взяли губки и ведра и начали работать. Я нашла своих альтов, и мы хорошо проводили время, моя машины и изредка брызгаясь мыльной водой, когда неожиданно уголком глаза я увидела «ауди» Скотта Беннетта. Они с Джери Линн ехали в торговый центр, увидели нас и подкатили к нам, чтобы развлечься.

15
{"b":"133541","o":1}