ЛитМир - Электронная Библиотека

Я была не единственной, кого это потрясло. Тренер команды Авалона сердито шлепнул Лэнса по шлему. С трибун раздался свист, и парень, который толкнул Уилла, отбежал. Лэнс упал перед Уиллом на колени (Боже! Не дай ему умереть!), содрал с себя шлем и начал трясти Уилла, выкрикивая его имя.

Я наблюдала за происходящим, сердце билось где-то в горле. Пока Уилл, морщась от боли, медленно вставал, я не дышала.

Сделав судорожный вдох, я почувствовала, что ноги меня больше не держат, и опустилась на скамью.

Только сейчас я заметила, что Стейси и Лиз смотрят на меня, открыв рты.

Я покраснела и взмолилась, чтобы они этого не заметили.

— Надо же, не думала, что футбол — такая увлекательная игра, — неубедительно пробормотала я.

Через секунду, когда Уилл со смехом отмахнулся от извинений Лэнса, игра продолжилась.

Теперь никому не удавалось приблизиться к Уиллу и сбить его с ног. А что случилось с парнем из команды противника, который толкнул Уилла? При первом же удобном случае Лэнс пихнул его так сильно, что игру снова остановили и парня вынесли с поля на носилках.

Стало ясно: никому не удастся безнаказанно причинить вред Уиллу Вагнеру — его лучший друг Лэнс об этом позаботится.

Авалон все-таки победил с преимуществом в семь очков. Толпа неистовствовала.

Наступило время вечеринки.

Глава 9

В высокой башне с давних пор

Она волшебный ткет узор,

Суровый зная приговор:

Что проклята, коль кинуть взор

Рискнет на Камелот.

Альфред лорд Теннисон[7]

Я уговорила Стейси и Лиз пойти со мной. Ни за что в жизни не пошла бы на вечеринку, где никого, кроме хозяина, которому будет не до меня, не знала.

Вечером по Интернету я, конечно, спросила Уилла, можно ли мне привести с собой пару подруг. Он ответил, что это было бы просто чудесно.

Стейси больше нравилась идея устроить посвящение, а Лиз пришла в восторг. Она призналась, что еще никогда не бывала на вечеринках в домах у популярных личностей и умирает от желания увидеть, как это бывает.

Очень скоро она увидела. Это можно было описать одним словом: столпотворение. Уилл жил в типовом симпатичном доме у моста через Северн, на холме, с которого открывался замечательный вид на бухту. Нам пришлось припарковать машину внизу: перед домом уже стояло столько автомобилей, что подъехать ближе было невозможно.

— Да… — только и проговорила Лиз, когда мы забрались наверх и вошли в холл. Дом Уилла на самом деле был очень красивым, с мраморными полами и огромными зеркалами в позолоченных рамах. Интересно, каким образом его папа на военное жалование может позволить себе такое?

Лиз, видимо, поняла мои мысли, поскольку с видом знатока прошептала нам со Стейси: «Фамильное состояние».

Я увидела адмирала Вагнера, как только мы переступили через порог. Он стоял в гостиной и приветствовал гостей. В одной руке у него был стакан, другой он обнимал привлекательную блондинку: насколько я поняла, это и была вдова его лучшего друга и мачеха Уилла.

— Хорошая была игра, да? — говорил адмирал каждому входящему. — Угощайтесь. Отличная была игра.

Папа Уилла совсем не выглядел чудовищем, способным намеренно послать лучшего друга на верную смерть, потом жениться на его вдове и насильно заставить своего сына стать военным. Хотя адмирал был не в морской форме, стрелки на его защитного цвета брюках были слишком безупречными для гражданской одежды. Наверное, мне просто не часто встречались мужчины в глаженых брюках.

Папа никогда в жизни не носил глаженой одежды.

Я подошла к адмиралу, представилась и представила своих подруг. Мне казалось, именно так поступают воспитанные люди. Хотя, если честно, мне просто очень хотелось посмотреть на адмирала Вагнера, ведь я столько о нем слышала.

Он энергично поздоровался со мной за руку, и, казалось, был искренне рад, что у его сына столько друзей.

— Приятно познакомиться, девушки. Угощайтесь. Столы сервированы у бассейна, — весело пробасил он.

Я внимательно рассмотрела новую жену адмирала, пытаясь разобраться, насколько на нее подействовало то, что Уилл назвал «произошедшими в последнее время странными событиями».

Она была очень красивая, миниатюрная, со светлыми волосами… совсем как Дженифер. Лицо печальное, как будто она грустила о погибшем муже. А может, ей просто не очень хотелось присутствовать на дурацкой школьной вечеринке? Сложно сказать.

Мы со Стейси и Лиз послушались адмирала и направились к бассейну. Найти его было совсем несложно, так как Уилл, Лэнс, вся их команда и группа поддержки уже были здесь. Все хлопали друг друга по рукам, ныряли в подогретый бассейн, украшенный по бортикам бумажными фонариками.

Мы взяли себе по стаканчику с содовой и встали у столика с гуакомоле [10] — то есть там, где на вечеринках стоят все высокие девушки. Никто не обращал на нас внимания. Никто, кроме бордер-колли, который тут же подбежал и ткнулся носом в мою ладонь.

— Привет, — сказала я собаке. Она была толстой, белой, с небольшими черными пятнышками и длинной шелковистой шерстью. Воспитанная собака: не прыгала на меня, лишь один раз лизнула.

Наверняка это пес Уилла. Кавалье. Я поняла это, когда Уилл наконец вырвался из плотного кольца обожателей и бросился ко мне с криком:

— Ты пришла!

Лиз и Стейси стали оглядываться в поисках того, к кому он обращался, а я почувствовала, что краснею.

Потому что знала, он обращается ко мне.

— Да, — ответила я, когда он подошел ближе. На нем были плавательные шорты и расстегнутая гавайка. Было сложно удержаться и не посмотреть на его мускулистый живот. Сосредоточив взгляд на его лице, я сказала:

— Спасибо, что пригласил. Это мои подруги — Стейси и Лиз.

Подруги оторопело промолчали, когда он поздоровался с ними.

Потом Уилл обратился ко мне:

— Кавалье уже тебя нашел. Ты ему понравилась.

Это правда. Пес привалился ко мне всем телом, я трепала его за ухо. Но как только подошел Уилл, внимание собаки переключилось на хозяина.

— У него прекрасные манеры, — неловко сказала я. Ничего умнее придумать не смогла, ведь в голове крутилось одно: «Я люблю тебя! Я тебя люблю!»

А такое, сами понимаете, не скажешь в приличном обществе.

Уилл улыбнулся и спросил, пойдем ли мы купаться.

— Мы не взяли купальников, — соврала Лиз, тайком взглянув на Дженифер Голд, которая крутилась рядом с нами и казалась совершенным ангелом в белоснежно-белом купальнике.

— У нас полно запасных. Там, в домике у бассейна.

Лиз и Стейси, не отрываясь, смотрели на Уилла, забыв о гуакомоле. Было видно, что скорее метеорит упадет с неба прямо на наши головы, чем мы согласимся показаться в купальниках перед целым взводом школьных красавиц.

— Развлекайтесь, — усмехнувшись, сказал Уилл. Он прекрасно понял, что мы неловко себя чувствуем. — Мне нужно бежать. Я же хозяин.

— Конечно, — сказала я. Он в сопровождении Кавалье отошел от нас, чтобы поговорить с высоким симпатичным парнем. У него были такие же, как и у Уилла, темные волосы, и лицо его показалось мне очень знакомым. Но я была уверена, что не видела его в школе. Лиз радостно открыла секрет этой таинственной личности.

— Это Марко, — с набитым ртом проговорила она. — Сводный брат Уилла.

Марко мило болтал с Уиллом и другими членами команды. Не похоже, чтобы он сильно расстраивался из-за того, что с ним случилось. Напомню, он жил в доме человека, который послал его отца на верную смерть и женился на его матери. На некоторых такое не может не повлиять.

Чудовищем он тоже не выглядел: не верилось, что он пытался убить учителя. Правда, у Марко были проколоты оба уха и левый бицепс обвивала татуировка.

Но это в наши дни вполне обычные вещи.

вернуться

7

(перевод М. Виноградовой)

вернуться

10

Гуакомоле — блюдо мексиканской кухни. — Примеч. ред.

15
{"b":"133542","o":1}