ЛитМир - Электронная Библиотека

Марко шел вокруг бассейна, здороваясь с гостями, как это делают политики: с кем-то обмениваясь рукопожатиями, кого-то похлопывая по плечу, целуя в щеки девушек. Интересно, как бы я себя чувствовала, если бы жила под одной крышей с человеком, виновным, хотя и косвенно, в смерти моего отца?

В Аннаполисе оказалось гораздо интереснее, чем я себе представляла.

Лиз очень скоро поняла, что не сильно много потеряла из-за того, что раньше ее не приглашали на подобные вечеринки. Стейси тоже быстро заскучала. Когда они заявили, что хотят домой, мы уже уничтожили все гуакомоле, и ничто но предвещало, что нам дадут добавки. Я кивнула в ответ, потому что тоже хотела уйти. Я увидела то, что хотела, — отца Уилла, который, несмотря на все слухи о нем, оказался очень милым, и Уилла с Дженифер. Именно так и должен общаться парень со своей девушкой: они не демонстрировали неземную страсть, но часто держались за руки, а один раз он даже нагнулся и поцеловал ее в щеку.

Отравило ли это зрелище мое сердце завистью? Да. Заставило ли меня подумать, что Дженифер для него лучшая партия, чем я? Конечно.

Но в то же время мне очень хотелось, чтобы он был счастлив. Звучит странно, но это на самом деле так. Если он счастлив с Дженифер, значит, так тому и быть.

Но…

А как же роза? Роза, которая распустилась во всей своей красе у меня на тумбочке?

Мы уже выходили, когда я вдруг вспомнила, что не сказала Лэнсу о предстоящем визите к мистеру Мортону. Попросив подруг подождать меня в машине, я отправилась искать Лэнса, чтобы огорошить его новостью.

У бассейна Лэнса не было, на первом этаже — тоже. Наконец кто-то, выходящий из ванной комнаты на втором этаже, сказал мне, что видел, Как Лэнс заходил в дверь одной из гостевых спален. Я поблагодарила, подошла к двери и постучала.

Музыка, доносившаяся с первого этажа, была Такой громкой, что я не услышала, чтобы Лэнс или кто там еще пригласил меня войти. Я постучала сильнее.

Решив, что если я ничего не слышу из-за музыки, то и моего стука тоже могут не слышать, я открыла дверь и увидела, что Лэнс действительно в комнате.

Он с Дженифер лежал на кровати. С Дженифер, девушкой его лучшего друга.

Они так вцепились друг в друга, что даже не заметили, как открылась дверь. Я быстро прикрыла ее и прислонилась к стене. Сердце было готово выскочить из груди.

Пока до меня доходило, чему именно я стала свидетелем, близилось совсем ужасное.

По лестнице поднимался Уилл. Он шел именно к той двери, которую я только что захлопнула.

Глава 10

Он привлекал невольно взор,

Как ночью — яркий метеор,

Что звездный бороздит простор

Над островом Шалотт.

Альфред лорд Теннисон [11]

— А, привет, Эль, — сказал Уилл, заметив меня. Я была настолько потрясена увиденным, что даже не затрепетала, услышав, как он зовет меня Эль.

— Привет, — тихо проговорила я.

— Ты не видела Джен? Мне кто-то сказал, что видел ее здесь.

— Джен? — тупо повторила я. Мои глаза, как я ни старалась, норовили посмотреть на закрытую дверь гостевой спальни. — Хм…

Что, по-вашему, я должна была ответить? Нет, правда? Неужели: «Конечно. Она там»?

Или, может, мне нужно было соврать: «Джен? Нет, я ее не видела», чтобы Уилл и дальше преспокойно жил и не подозревал, что его девушка и лучший друг — пара лживых уродов?

Кто может принять такое решение? Почему именно я на них наткнулась? Мне бы, конечно, очень хотелось, чтобы Уилл порвал с Дженифер, стал свободным, обратил бы внимание на меня и, чем черт не шутит, предложил бы встречаться.

Но мне совсем не хотелось быть той, кто откроет ему истинную сущность его подружки! Потому что, судя по мыльным операм и мелодрамам, когда такое случается, у разоблачительницы нулевые шансы остаться вместе с любимым.

Пока я решала, что делать, Уилл пригляделся ко мне и озабоченно проговорил:

— С тобой все в порядке, Эль? Что-то ты побледнела.

Мне действительно было плохо. Я чувствовала, что могу извергнуть из себя всю кучу гуакомоле, которую недавно съела.

— Я прекрасно себя чувствую. — Даже в моих ушах это прозвучало как ложь.

— Не говори глупостей, — твердо ответил Уилл. — Пошли. Тебе нужно подышать свежим воздухом.

Он взял мою руку — схватил ее, как будто это было самое естественное действие в мире, — и потянул меня к двери, которую я раньше не замечала. Мы попали на узенькую лестницу, она привела нас к небольшой террасе, опоясывающей крышу дома.

Внизу в полном разгаре проходила вечеринка, а здесь было очень спокойно. Спокойно и темно. А еще отсюда открывался потрясающий вид на звезды, на бухту с мерцающей лунной дорожкой. Прохладный ветерок откинул мои волосы от лица, и я сразу же почувствовала себя лучше.

Я прислонилась к изящным кованым перилам, обрамлявшим террасу, и посмотрела на бухту, на возвышавшийся вдалеке мост с огоньками автомобилей.

— Тебе лучше? — спросил Уилл.

Я кивнула. Мне было немного стыдно и хотелось отвлечь его от созерцания меня любимой — я чувствовала, что выгляжу не лучшим образом, — поэтому наигранно радостно спросила:

— А что это? — Я имела в виду узенький парапет, на котором мы с Уиллом стояли.

— Понятно, что не из здешних мест, — улыбнулся Уилл. Он подошел ближе ко мне. — Это называется «вдовья дорожка». Такая есть во всех старых домах. Говорят, их строили специально для жен моряков, чтобы они могли выходить и ждать, когда вернутся из плавания мужья.

— Прелестно, — с сарказмом проговорила я. — Выходит, для женщины, муж которой утонул, этот наблюдательный пункт автоматически становится вдовьей дорожкой.

— По правде говоря, — засмеялся Уилл, — да. Но на самом деле они предназначались не только для этого. Их строили, чтобы можно было быстро потушить крышу, если она загорится от каминной или кухонной трубы.

— Прелестно! — с еще большим сарказмом повторила я.

Уилл улыбнулся.

— Да, по-моему, их следовало назвать по-другому. — Он пожал плечами. — Хотя вид отсюда, как этот балкон ни называй, чудесный.

Я кивнула, восхищенно глядя на лунный след, мерцающий на воде.

— Красиво, — сказала я. — Умиротворяюще.

Достаточно, чтобы заставить девушку забыть,

зачем она сюда пришла. Кстати, и что мне делать с Дженифер и Лэнсом?

— Да, — проговорил Уилл, даже не подозревая о моих терзаниях. — Ты права. Это то, что всегда остается неизменным. Я имею в виду воду. Ее цвет может меняться. Иногда она тихая, иногда на ней появляются барашки. Но она всегда здесь. Ты можешь на нее положиться.

В отличие от лучшего друга и собственной девушки.

Конечно, я не сказала этого вслух.

Я не могла заставить себя не думать о том, часто ли новая миссис Вагнер выходит сюда с утренней чашкой кофе. Понимает ли Уилл иронию того, что в их доме есть вдовья дорожка?

— Ты скучаешь о ней? — неожиданно спросила я Уилла. Слишком неожиданно. Я поняла это, увидев, что он смотрит на меня и не может взять в толк, о чем я говорю.

— О ком? — спросил он.

— О маме, — ответила я. — О твоей настоящей маме. — Не было смысла притворяться, будто я не знаю, что случилось с его отцом.

— О маме? — Он отвел глаза и посмотрел на воду. — Нет. Я ее не знал. Она умерла, когда я родился.

— Прости, — сказала я, потому что не знала, что еще сказать.

— Все нормально, — улыбнулся Уилл, он почувствовал, что я его жалею. — Нельзя скучать по тому, кого не знал.

— Наверное, ты прав, — сказала я. — А тебе нравится… — Я постеснялась назвать ее мачехой. — Мама Марко? — закончила я.

— Джейн? — кивнул Уилл. — Да, очень.

— Это хорошо. А Марко?

— Да, — ответил Уилл, и его улыбка стала еще шире. — Откуда ты узнала о Марко и Джейн? Ты расспрашивала кого-то обо мне?

вернуться

11

(перевод М. Виноградовой)

16
{"b":"133542","o":1}