ЛитМир - Электронная Библиотека

А его девушка — теперь уже бывшая — носит имя Дженифер, что в староанглийском языке звучало как Гиневра.

А его папа женился на женщине, чей муж погиб, и, по слухам, виноват в его гибели сам адмирал…

Я уронила телефонную книгу. Все это смешно. Просто совпадение, что жизнь Уилла так похожа на жизнь короля. Ведь Джейн — так зовут мачеху Уилла — на самом деле не его родная мама, как Игрейн у Артура. Мама Уилла умерла много лет назад. Уилл и Марко — сводные братья, у них нет кровного родства. Его просто не может быть.

Видите? Мистер Мортон ошибается. Этого не может быть. И никогда не было.

Я схватила рюкзак и отправилась в туалет. Открыв холодную воду, я умылась и посмотрела в зеркало на свое мокрое лицо.

Что со мной? Неужели я считаю, что Артур, король Англии, основатель Круглого Стола, все— таки возродился и сейчас живет в Аннаполисе?

Неужели я считаю, что я, Элейн Харрисон, на самом деле — леди Шалотт, убившая себя из-за парня, похожего на Лэнса?

Эта мысль была как ушат холодной воды для моего воспаленного мозга. Я никак не могу быть реинкарнацией такой дуры, как Элейн.

И еще: люди, даже такие легендарные, как король Артур, не возвращаются. Это невозможно. Мы живем в обычном мире в просвещенные времена. Нам не нужно придумывать мифы и легенды, чтобы объяснить то, что непонятно, как это было в древности. Мы знаем — всему есть научное объяснение.

Уилл Вагнер не может быть современным воплощением короля Артура.

И все-таки…

А вдруг это правда?

Я схватилась за края раковины и посмотрела на свое отражение. Что со мной происходит? Неужели я начинаю верить в то, что абсолютно невозможно? Я — реалистка. Это Нэнси у нас романтик, а не я. Я — дочь преподавателей. Мне нельзя верить в такое.

И все-таки…

И все-таки я схватила рюкзак и побежала в класс. Мне очень нужно поговорить с мистером Мортоном, понять, действительно ли он в это верит или кто-то из нас сошел с ума.

Я не знала, что именно скажу ему. Что я знаю? А правда, что? Ничего…

…только то, что никак не могу прогнать эту странную мысль, крутящуюся в голове.

Когда я вошла в класс, у доски стоял совсем не мистер Мортон. Головы всех сидящих мгновенно повернулись ко мне. Я стояла в дверях с растрепанным хвостом, мокрая, с безумными глазами. Просто чучело!

— Я могу вам чем-то помочь? — вежливо спросила миссис Паварти.

— Я… я ищу мистера Мортона, — промямлила я.

— Мистера Мортона сегодня не будет, он ушел домой, — сказала миссис Паварти. — Заболел.

Мистер Мортон ушел домой. Его сегодня не будет.

Отличная попытка, приятель. Но тебе не удастся так легко избавиться от меня.

— Постойте, — миссис Паварти вышла за мной в коридор. — Девушка, где ваш пропуск? Почему вы не на уроке?

Я даже не обернулась и побежала к выходу.

— Остановитесь! — загрохотал по коридору громкий голос миссис Паварти. Я видела, как служащие школы выглядывали в коридор, привлеченные шумом. — Как ваша фамилия? Девушка! Не уходите!

Но я не уходила, я убегала.

И бежала до тех пор, пока не выскочила со школьной территории. Я не собиралась скрываться. Просто не могла остановиться. Так быстро я никогда не бегала. Но потом в голове у меня прояснилось и я поняла, какая же я идиотка. Все будет нормально. Все вернется на круги своя.

И все-таки мне не верилось, что все будет хорошо. Будет только хуже. Потому что я впервые в жизни прогуливала школу. Я впервые без разрешения вышла с территории.

Я прогульщица.

Я правонарушитель.

И что самое плохое, мне совершенно на это наплевать.

Глава 19

И, прекратив плести канву,

Она впервые наяву

Узрела неба синеву,

Блеск шлема, лилии во рву

И дальний Камелот.

Альфред лорд Теннисон[20]

Через полчаса, когда таксист высадил меня у жилого комплекса и я отдала ему половину денег, которые нашлись в кошельке, мне все еще было наплевать.

Меня не волновало то, что я оказалась в той части Аннаполиса, которую совсем не знала. Не волновало, как я доберусь до дома, и хватит ли на это денег. Беспокоило только одно: сумею ли я найти мистера Мортона и задать вопросы, которые меня мучают.

Я надеялась.

Я знала, что он дома. За дверью, в которую я постучала, работал телевизор. Мистер Мортон меня не слышал, ведь телевизор работал на полную громкость.

Когда мистер Мортон наконец открыл дверь, я поняла: дело не в том, что он меня не слышал. Ему потребовалось время для того, чтобы посмотреть в дверной глазок и сбегать за огромной сковородкой, чтобы ударить ею непрошеного гостя.

Он опустил сковородку, увидев, что я одна.

— А, — сказал мистер Мортон, — это ты.

Он даже не удивился.

— Уходи, — проговорил он, — я занят. — И начал закрывать дверь.

Но я оказалась проворнее, успела просунуть в щель ногу. Толстая резиновая подошва кроссовок помешала двери закрыться прямо перед моим носом.

Не знаю, что на меня нашло. Ничего такого я в жизни не делала: не прогуливала уроков, не выходила без разрешения с территории школы, не ходила домой к учителям, не просовывала ногу в их дверь. Это так на меня не похоже! Сердце бешено стучало, ладони от волнения вспотели. Наверное, я заболела.

Но раз я решилась на такое, меня непросто прогнать. Я должна что-то сделать. Сама не знаю почему.

Наверное, потому, что я родилась в доме, где люди могут ответить на любой вопрос в викторине «Леопарди». И теперь мне хотелось самой получить ответы на кое-какие вопросы.

Мистер Мортон опустил взгляд на мою ногу. Его не удивила моя изобретательность.

Он даже не стал сопротивляться. Просто пожал плечами и сказал:

— Как хочешь.

А потом занялся тем, что делал до моего прихода. Он паковал вещи.

Повсюду была раскидана одежда. Но не ее он укладывал в чемоданы, разложенные прямо на полу. Он наполнял их книгами, толстыми книгами. Папа часто приносил такие из университетской библиотеки. Я не понимала, каким образом мистер Мортон собирается поднять хоть один чемодан, когда наполнит его.

Я посмотрела на чемоданы, потом на мистера Мортона, сортировавшего стопку книг. Некоторые он кидал в чемодан. Остальные летели на пол. Было ясно, его нисколько не беспокоила судьба вещей, которые он оставляет.

— Чего ты хочешь? — спросил мистер Мортон, не отрываясь от своего занятия. — У меня нет времени. Я должен успеть на самолет.

— Вижу, — сказала я, подняв с пола первую попавшуюся книгу. Она была не на английском языке, но я все равно ее узнала. У нас в Сент-Поле в папином кабинете стояла такая же. «Le Morte d'Arthur». — «Смерть Артура». Отлично. — Собрались попутешествовать?

— Это не путешествие. Я уезжаю из города. Так будет лучше.

— Правда? — Я окинула взглядом мебель, которая выглядела почти новой, хотя и не очень дорогой. — А почему?

Мистер Мортон продолжал сборы.

— Если ты пришла из-за оценки, — проговорил он, как будто не услышав мой вопрос, — то не волнуйся. Ты в любом случае получишь пятерку. Твой план очень хорошо написан. Ты можешь вполне логично связать два предложения, в отличие от большинства маленьких кретинов, которые учатся в нашей школе. Все будет хорошо. А теперь уходи. У меня полно дел и очень мало времени.

— Куда вы едете? — спросила я.

— На Таити, — сказал он, изучая корешок книги, прежде чем бросить ее в чемодан.

— На Таити? Далековато.

Словно не слыша моих слов, он зашел мне за спину и закрыл дверь, которую я оставила распахнутой.

— Я уже тебе говорил, — сказал он так тихо и так спокойно, что я едва слышала его сквозь звуки орущего из соседней комнаты телевизора, — ты сыграла свою роль. Больше ты ничего сделать не можешь… ничего из того, что была должна. А теперь будь хорошей девочкой, Элейн, возвращайся в школу.

вернуться

20

(перевод М. Виноградовой)

27
{"b":"133542","o":1}