ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет. — Я передвинула стопку книг, освобождая себе место на диване, и села.

Мистер Мортон в недоумении посмотрел на меня:

— Прости, что?

— Нет, — повторила я. Мой голос звучал так непреклонно, что я сама удивилась. Хотя внутри все дрожало. Я никогда не выказывала столь явного неповиновения никому из учителей. И откуда во мне такие неисчерпаемые резервы храбрости? Но я была рада, что они так неожиданно появились. — Я не уйду, пока вы не расскажете, что происходит. Почему вы все время повторяете, что «моя роль сыграна»? Моя роль в чем? И почему собираетесь отсюда сбежать? Вы чего-то боитесь?

Мистер Мортон вздохнул и устало сказал:

— Пожалуйста, мисс Харрисон. Элейн. У меня нет времени. Нужно успеть на самолет. — Он потянулся к книгам, которые я отодвинула. Руки у него дрожали.

Меня будто отбросило назад.

— Мистер Мортон, в чем дело? Чего вы так боитесь? От чего вы бежите?

— Мисс Харрисон, — тяжело вздохнул он. Тут его осенила какая-то мысль, и он спросил: — Ваши родители в годичном творческом отпуске? Они вполне могут оторваться на какое-то время от своих исследований. Попросите их устроить вам путешествие. Поезжайте куда-нибудь подальше от восточного побережья. Будет лучше, если вы сделаете это как можно скорее. — Он взглянул в окно, в котором виднелись облака, наплывавшие на яркое полуденное солнце. — Чем скорее, тем лучше.

Затем он повернулся и положил в чемодан еще несколько книг.

— Мистер Мортон, — осторожно сказала я. — Простите, но я считаю, что вам нужна помощь. Вам нужен специалист по душевным болезням.

Он взглянул на меня поверх очков.

— Значит, вот как вы думаете? — возмутился он.

Не мне говорить ему такое. Но кто-то же должен. У бедняги совсем крыша поехала. Есть от чего. Но все-таки.

— Я понимаю, так странно совпало с Уиллом, Дженифер и Лэнсом… — продолжила я, — но вы же учитель… воспитатель. Вы должны руководствоваться логикой и разумом. И уж конечно, вам не следует верить в такую несусветную чушь, что король Артур может возродиться.

— Так вот зачем ты сюда пришла, — сказал мистер Мортон. — Чтобы сказать, что я верю в чушь? Ты беспокоишься за меня? Боишься, что я сошел с ума?

— Вообще-то, — ответила я, чувствуя себя отвратительно, но понимая, что должна сказать правду, — да. Любой бы на вашем месте, даже тот, кто не вступал в секту, к которой вы принадлежите…

Он слегка удивился, что я знаю об этой немногочисленной организации. И осторожно поправил меня:

— Орден Медведя, мисс Харрисон, — это братство, а не секта.

— Какая разница! Я прекрасно осознаю, как можно воспринять все эти совпадения: родителей

Уилла, его имя, отношения Лэнса с Дженифер, кличку собаки Уилла и название его яхты. Любой, узнав такое, мог бы сказать: «Ну конечно! Это возрожденный король Артур». Но знаете, здесь есть и нестыковки. Настоящая мама Уилла не Джейн. Его мама умерла. Марко — сводный брат. У них нет кровного родства. И я никак не могу быль леди из Астолата. Я не могла бы влюбиться в Лэнса, даже если бы очень захотела. Вы учитель, мистер Мортон. Вы должны мыслить рационально. Как такой человек, как вы, может верить, что король Артур восстанет из мертвых?

Он моргнул. Всего один раз.

И ответил:

— Не «верить», мисс Харрисон. Знать. Это факт. Артур вернется. Он уже вернулся. Только… — Он помрачнел. — Нет. Лучше тебе не знать, — сказал он, покачав головой. — Знание… может быть опасным. Иногда… очень часто мне хочется, чтобы и я всего этого не знал.

Некоторое время он смотрел на меня.

Потом сказал:

— Прекрасно. Ты — умная девочка, по крайней мере, казалась таковой до настоящего момента. Что, если я скажу тебе, что мой орден — орден Медведя — это тайное общество, единственной функцией которого является борьба с силами Тьмы, которые мешают королю Артуру вновь прийти к власти?

— Хм… — протянула я. — Я сказала бы, что уже знаю об этом. А также о том, что существуют хорошие лекарства, которые помогают избегать такого рода откровений.

Он помрачнел.

— Мы не утверждаем, что этот человек выпрыгнет из могилы с Экскалибуром наперевес. Все не так примитивно, мисс Харрисон. Члены ордена Медведя, подобно тибетским монахам, по всему миру ищущим очередного далай-ламу, внимательно выискивают в каждом поколении потенциального короля Артура. — Он снял очки и начал вытирать их носовым платком, извлеченным из кармана пиджака. — Когда мы находим того, у которого, по нашему мнению, есть серьезный потенциал, мы посылаем в город, где живет такой мальчик, одного из членов ордена, чтобы наблюдать за ним. Чаще всего в качестве его учителя, как послали меня. В большинстве случаев мы ошибаемся. Но каждый раз, когда появляется такой мальчик, как Уилл, орден начинает надеяться…

Он опять надел очки и посмотрел на меня сквозь сверкающие линзы.

— Наша функция сводится лишь к тому, чтобы помешать силам Тьмы, которые всегда стремятся не дать мальчику достичь своего истинного потенциала.

— Ах, вот как! — сказала я. — Силы Тьмы? Да ладно вам, мистер Мортон. О чем вы говорите? О Дарт Вейдере? О Волан-де-Морте?

— Считаешь, что случившееся много лет назад между Ланселотом и королевой было простой любовной интрижкой? — Мистер Мортон, казалось, был потрясен моей наивностью. — Все это было подстроено намеренно и произошло не из-за слабости обоих, а потому, что зло, направленное против Артура, было достаточно сильно. Оно хотело уничтожить короля, не просто сломать его веру в себя, а подорвать веру людей в своего правителя. Именно тогда Мордред, который был и остается агентом зла, и решился на убийство.

— Уф, — проговорила я, не в силах отвести от него взгляд. Мне было сложно переварить некоторые его умозаключения, вернее все, что он рассказал. — Ладно.

Должно быть, он услышал в моем голосе заинтересованность, поэтому продолжил.

— Ты сама знаешь, что в первый раз было слишком поздно. Мордред опоздал. Темные времена прошли, хотя зло и он сам очень старались. Артур слишком долго пробыл на троне, и все изменилось к лучшему. В конце концов не Мордред вошел в историю как мудрый и справедливый король, а его брат Артур. Но Мордред извлек урок из своей ошибки. Каждый раз, когда Артур пытается снова возвыситься, Мордред его останавливает, причем делает это на все более и более ранних этапах его жизненного цикла, так что силы Света могут в конце концов и не победить. И так будет, Элейн, до конца времен… до тех пор, пока Свет окончательно не победит Тьму и не отправит Мордред а в вечный покой.

Я прокашлялась.

Мистер Мортон был достаточно… убедительным и выглядел почти столь же здравомыслящим, как и мой собственный папа.

Но то, что он рассказал о себе и о своем ордене, было… полной ерундой. Никто из нормальных людей не может считать, что Уилл Вагнер — реинкарнация короля Артура. А совпадение имен, клички собаки… Просто совпадение и все.

Все это лишено смысла.

— Не понимаю, — спокойно сказала я. — Если вы думаете, что Уилл — это Артур, что, по-вашему, очень важно, почему же сбегаете? Разве вы не обязаны помочь ему? Разве вы, ребята из ордена, существуете не для того, чтобы его защищать?

Мистер Мортон мучительно поморщился:

— Теперь уже незачем. Гиневра бросила его, и Артур стал уязвим. Мы много раз видели, как это происходило, и все наши усилия были тщетны. Мордред, конечно, с помощью сил Тьмы получит власть, так было во всех его ранних воплощениях. Вспомни о тиранах, которых знает наша история, и поймешь, о чем я говорю. Все они — воплощения Мордреда. А Артур…

— Что будет с ним? — нетерпеливо перебила я.

— Он… — Мистер Мортон замялся. — Он умрет.

28
{"b":"133542","o":1}