ЛитМир - Электронная Библиотека

Я сорвала голос, но продолжала вопить:

— Если Уилл на самом деле — Артур, а я считаю это полной ерундой, разве он поджал бы хвост, разве сказал бы: «Знаете, я не могу ничего изменить, ведь до меня никто этого не делал»? Разве бросил бы вас умирать? Нет, он бы так не поступил! И знаете что, мистер Мортон: я тоже не стану так поступать!

И не сказав больше ни слова, я расправила плечи, высоко подняла голову и вышла из квартиры Мортона, как будто я, а не Дженифер Голд в прошлом была королевой.

Глава 21

И в час, когда багрян и ал

Закат на небе догорал,

Поток речной ладью умчал

Волшебницы Шалотт.

Альфред лорд Теннисон[22]

Я знала от Джеффа, который был опытным прогульщиком, что администрации школы обычно требуется целый рабочий день, чтобы вызвать виновного и вынести наказание за прогул, так что сегодня вызов в кабинет заместителя директора школы мне не грозил.

И все-таки я решила, что гораздо безопаснее подождать следующего звонка в туалете, чем слоняться по коридорам.

Прежде всего, решила я, мне нужно найти Уилла. Я понятия не имела, какой предмет будет у него на седьмом и восьмом уроках, но мне необходимо перехватить его и сообщить, что по крайней мере один из учителей школы Авалон считает, что Уилл Вагнер — возрожденный средневековый король

Артур и что ему грозит смертельная опасность со стороны сводного брата.

Мистер Мортон прав в одном: Уилл ни за что мне не поверит. Да и кто в здравом уме в такое поверит?

Но это не значит, что он не должен обо всем узнать.

Я стояла перед зеркалом и переделывала хвост и вдруг поняла, что в туалете я не одна. За самой дальней дверцей кабинки, которая была заперта, кто-то всхлипывал. Нагнувшись, я заглянула в просвет между дверцей и полом, но увидела лишь белые спортивные тапочки с фирменными помпонами Авалона — голубыми с золотом. В туалете кто-то из команды поддержки.

Поскольку день сегодня явно удался, я сразу догадалась, кто это.

— Дженифер? — позвала я и постучала. — Это я, Элли. С тобой все в порядке?

И услышала особенно длинный и громкий всхлип. Потом Дженифер сдавленно сказала:

— Уходи.

— Дженифер, открой дверь и поговори со мной. Все не так плохо, как тебе кажется.

Она молчала. Потом я услышала звук открывающегося замка, и Дженифер, все такая же сногсшибательная даже с покрасневшими глазами, вышла из кабинки, вытирая слезы рукавами свитера.

— Не… не говори никому, — сказала она, глядя на меня огромными тревожными глазами, — что застала меня здесь плачущей. Особенно тем сплетницам, с которыми общаешься. Ладно? Они и так меня ненавидят, а будет еще хуже.

— Буду нема как могила, — пообещала я, вытащила из настенного диспенсера целую стопку бумажных полотенец, смочила их водой и протянула ей. — Они тебя не ненавидят.

— Шутишь? — Дженифер приложила мокрые полотенца к покрасневшим глазам. — Меня все ненавидят. Из-за того, что я предала Уилла.

— Не все, — сказала я. — Я, например, нет. И Уилл тоже.

Досадно, но после этого Дженифер принялась рыдать с новой силой, а я-то думала, что все кончилось.

— Знаю! — Слезы так и брызнули у нее из глаз. — И это самое ужасное! Уилл подходил ко мне сегодня утром и был таким милым. Сказал, что абсолютно нормально воспринял то, что мы с Лэнсом вместе. Даже сказал, что из нас получилась отличная пара. Из меня и Лэнса! Господи! Я хочу умереть!

— Почему? — спросила я и похлопала ее по руке, утешая. — Ты ему не поверила?

— Конечно поверила! — истерически хохотнула Дженифер. — Уилл никогда не лжет. Даже чтобы кого-то утешить или успокоить. Если ты больна, он, разумеется, скажет, что ты потрясающе выглядишь, но в серьезных вещах никогда не лжет! Я знаю, что он сказал правду. В этом-то все и дело. Он на самом деле не имеет ничего против меня и Лэнса. Он такой… такой хороший.

Мое сердце сжало холодными тисками, но я мысленно обозвала себя глупой эгоисткой.

— Ты хочешь вернуться к нему? — спросила я непринужденно, хотя на душе скребли кошки. Только теперь я поняла, как сильно надеялась на то, что Уилл, став свободным, возможно, будет думать обо мне не только как о друге, но и…

Если он с Дженифер помирится, этого никогда, никогда не случится.

— Не знаю, — пожаловалась она. — Какая-то часть меня всегда будет его любить. Но другая… Разве можно любить двоих одновременно?

Я пожала плечами.

— Не знаю. Я любила только одного.

— Уилла? — спросила Дженифер, вытирая глаза.

Я потрясенно уставилась на нее.

— Чт… что? Нет! Конечно, нет! Я имела в виду совсем другого! Его зовут… Томми…

— Все нормально, — сказала Дженифер. Она прекратила плакать, достала из портфеля косметичку и стала поправлять макияж. — Я не виню тебя. Вы хорошо смотритесь вместе. Вы оба темноволосые. И высокие.

— Я не… между нами ничего нет.

— Нет? — Она надула губки и нанесла на них немного блеска. — А ты ему нравишься. С того самого дня, как мы встретились в парке, помнишь? Словно он тебя когда-то знал.

Я усмехнулась. Если то, во что верит мистер Мортон, правда, — а это не так — в прошлой жизни Уилл меня знать не мог. Этой привилегией обладала исключительно Дженифер.

— Просто мы с ним друзья, — сказала я, по— моему, в миллионный раз за этот день.

— А я была уверена, что это не так, — слегка помрачнела Дженифер. — Особенно, когда он пригласил тебя поплавать с нами на яхте. А еще он сказал, что ты очень понравилась его дурацкой собаке. А еще, что он может с тобой разговаривать. В последнее время Уиллу почему-то нужно было с кем-то говорить. Он очень изменился. — Она задумчиво взглянула на меня.

Но я была бесстрастна, как индеец.

— Изменился?

— Когда мы только начали встречаться, — сказала она, пожав плечами, — он обычно говорил только о яхтах и футболе. Но потом его выбрали в школьный совет. И Уилл иногда стал говорить о политике. О политике! Все лето твердил, что бросит, футбол, чтобы оставалось больше времени для дискуссионного клуба. Представляешь? Лэнс, слава богу, сумел его переубедить. Уилл стал совсем другим… Вот что мне нравится в Лэнсе, — продолжала она, похлопав по косметичке, которую успела закрыть, — он столько не разговаривает. Представляешь, мне даже стало казаться, что Уиллу больше нравится говорить, чем… ну, ты сама поняла.

Я поняла. И покраснела.

— Как будет здорово, если вы с Уиллом поладите, — проговорила Дженифер, и ее глаза загорелись. — Тогда все оставят меня в покое из-за истории с Лэнсом. Ведь Уилл, хотя и стал в последнее время немного странным, все равно остается самым популярным мальчиком в школе. Подумай об этом, ладно?

Она поправила белокурые локоны, отвернулась от зеркала и посмотрела на меня.

— Ну, как? Заметно, что я плакала?

Я посмотрела на нее. И сердце ухнуло вниз.

Она выглядела потрясающе. Даже после рыданий. У меня никогда так не получится, что бы она там не говорила.

И не потому, что Дженифер такая уж красивая. Если бы только это, я бы могла ее ненавидеть, не испытывая никаких угрызений совести. Но ее невозможно было ненавидеть: она не лицемерила. Она искренне хотела, чтобы мальчик, которого она до сих пор в глубине души любит и которому я интересна… начал встречаться со мной, потому что это решит ее проблемы.

Разве такое может не понравиться?

— Выглядишь потрясающе, — сказала я и не слукавила.

— Спасибо. — Дженифер вскинула подбородок и взглянула на меня. — Ты правда никому не расскажешь?

— Правда не расскажу.

— Странно, — проговорила она, подходя к двери, — но я тебе верю, хотя мы едва знакомы. Пожалуй, теперь я понимаю Уилла: кажется, что давно знаешь, хотя это не так.

вернуться

22

(перевод М. Виноградовой)

30
{"b":"133542","o":1}