ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А все-таки, кто еще. знает? – спросила я. – Никто, – сказал папа. – Только ты, твоя мать, твой отчим и Ларс.

– Я никому не скажу, – сказал Ларс, не поднимая глаз от коммуникатора, на котором он играл в компьютерную игру.

– Кроме нас не знает никто, – продолжал папа.

– А как же бабушка? – спросила я настороженно.

– Она не знает. Она как всегда пребывает в блаженном неведении относительно всего, что напрямую не касается ее самой.

– Но она меня вычислит, – сказала я. – Когда я не приду на урок принцессы, она заинтересуется, куда я подевалась,

– Мою мать предоставь мне, – сказал папа. В эту минуту глаза у него стали немножко стальными, как у Дэниела Крейга в «Казино Ройял», и он стал похож на Джеймса Бонда. Конечно, если бы Джеймс Бонд был совсем лысым. – ТЫ постарайся поправиться, а об остальном не думай.

Ему легко говорить. Это же не ему предстоит через неделю и один день выступить перед женской организацией Domina Rei.

Когда я вернулась в мансарду, то обнаружила, что мама в мое отсутствие прибрала мою комнату и все постельное белье отправила в прачечную. А еще она открыла все окна и включила все вентиляторы, они подняли такой ветер в моей комнате, что Толстый Луи испугался, что его унесет, и спрятался под кровать, откуда никак не хотел выходить.

Мистер Дж. тем временем унес мой телевизор. Папа сказал, что мне его не вернут, потому что доктор Натс считает, что детям не стоит иметь собственные телевизоры.

Теперь я знаю, что я буду обсуждать с доктором Натсом большую часть отведенного часа при завтрашней встрече.

Но неважно. Наверное, у меня есть более серьезные поводы для беспокойства. Например, то, что пока я принимала душ, мама проникла в ванную и украла мою пижаму. И выбросила ее в мусоросжигатель. Когда я по этому поводу возмутилась, она сказала:

– Миа, поверь мне, так будет лучше.

Наверное, она права. Наверное я и правда слишком привязалась к этой пижаме. Но все равно. Мне ее не хватает. Мы с ней столько пережили вместе. В смысле, моя пижама и я.

Сейчас мама, папа и мистер Дж. собрались за кухонным столом и ведут обо мне некий «не слишком секретный» разговор. «Не слишком секретный» – это потому что мне все слышно. Я хочу сказать, может, у меня и депрессия, но я же не глухая.

Чтобы отвлечься, я впервые за миллион лет включила компьютер и решила проверить, не написал ли мне кто по электронной почте.

Оказалось, что написали. И много. У меня в ящике было 243 непрочитанных сообщения.

Ну да, большую часть составлял спам, но было несколько очень теплых писем от Тины, которая пыталась меня подбодрить. Было несколько писем от Шамики и Линг Су, и даже парочка от Бориса, (Он очень хороший бойфренд, делает все, что Тина ему велит.) Было несколько писем от Джея Пи, в основном всякие смешные приколы, которые он мне переслал – наверное, думал меня развеселить. Хотя он не знает, что я в депрессии. Во всяком случае, я НАДЕЮСЬ, что не знает.

И вот, пока я продвигалась по почтовому ящику, отправляя в корзину одно письмо за другим, я его увидела. Е-мейл от Майкла.

Клянусь, сердце мое забилось со скоростью миллион ударов в минуту, а ладони сразу же стали мокрыми. Мне ужасно не хотелось кликать на это сообщение. Вдруг это только повторение того, что Майкл сказал мне в воскресенье? Я имею в виду, что нам лучше быть просто друзьями и встречаться с другими людьми. Я не хочу снова это читать. Я не хочу снова это слышать. Я не хочу даже думать об этом снова. Всю неделю я делала все, что могла, чтобы НЕ прокручивать заново в уме тот разговор… а теперь есть вероятность, что он появится передо мной на экране? Ни за что.

Но потом, уже собираясь нажать кнопку « удалить», я засомневалась. Потому что вдруг это совсем не о том? Что, если – ну да, даже думая об этом, я понимала, что это большое ЕСЛИ, но все равно – что, если в этом письме Майкл пишет, что он передумал и не хочет разрывать наши отношения?

Что, если на этой неделе он был в такой же депрессии, как я?

Что, если, проведя эту неделю вдали от меня, он понял, как сильно он без меня скучает, и так же, как я сидела, мечтая оказаться в его объятиях и нюхать его шею, он все это время мечтал, чтобы я оказалась в его объятиях и нюхала его шею?

И я нажала «открыть», пока не передумала.

Скиннербкс: Привет, Миа, это я. Хотя это ясно. Пишу просто, чтобы узнать, как ты. Лилли сказала, тебя всю неделю не было в школе. Надеюсь, все в порядке.

Я устраиваюсь в Тсукубе. Странноватое местечко – представляешь, они едят на завтрак лапшу! Хорошо еще, что во многих местах можно найти сэндвичи с яйцом. Работа у меня такая, как я и думал – трудная. Но думаю, у меня хорошие шансы реально построить эту штуку. Хотя, кто знает, может, через пару недель у меня поубавится оптимизма.

Ты слышала, вроде бы идут переговоры о том, чтобы снять сериал, где «Баффи – Истребительница вампиров» соединится с «Ангелом»? По-моему, ты должна быть в восторге.

Ну ладно, мне пора идти. Очень надеюсь, что ты пропустила школу, потому что тебе пришлось куда-нибудь уехать по принцессовским делам, а не потому, что слегла.

Майкл

Я долго сидела, наведя мышку на кнопку «Ответить», Майкл показал, что беспокоится о моем здоровье. Правда, о физическом, а не эмоциональном, но все равно. Вряд ли даже Майкл может представить, что я провалилась в глубокую депрессию, и дело кончилось поездкой в пижаме и одеяле к психологу-ковбою. Но все равно, ведь это что-то да значит, правда? Что, может быть, между нами еще что-то есть? Что, может быть, он меня все еще любит, хотя бы чуть-чуть? Что, может быть, еще есть шанс, что когда-нибудь как-нибудь еще получится, что я смогу снова нюхать его шею на полурегулярной основе?

Но с другой стороны… Не знаю. Я думала о том, что он говорил по телефону. Насчет того, что нам лучше остаться друзьями. И я поняла, что это письмо такое и есть – дружеская записка, посланная, чтобы показать, что он не держит на меня зла из-за истории с Джеем Пи.

НО КАК ОН МОЖЕТ НЕ ОБИЖАТЬСЯ ИЗ-ЗА ЭТОГО? НЕУЖЕЛИ Я ЕМУ СОВСЕМ БЕЗРАЗЛИЧНА?????

Или я в состоянии нервного припадка из-за истории с Джудит Гершнер ухитрилась без остатка разрушить все романтические чувства, какие у него только ко мне были?

И тогда я перевела мышку с кнопки «Ответить» на кнопку «Удалить». И нажала кнопку.

И письмо от Майкла пропало.

И я ни за что не буду ему отвечать.

Возможно, у Майкла со мной все кончено. Но у меня с ним – нет, во всяком случае, пока.

И я не могу притворяться, будто это не так. И поэтому я не стану совершать такой глупый и недостойный поступок, как писать ответ и просить Майкла принять меня обратно.

Но я могу не просить его об этом только в одном случае: если не буду писать ему вообще.

Удалив письмо от Майкла, я заглянула на сайт ihatemiathermopolis.com.

Слава богу, обновлений не было.

Хотя откуда им быть? Я же всю неделю не выходила из дома, поэтому у того, кто ведет этот сайт, нет нового материала.

Теперь мне звонит мама. Они с мистером Дж. заказали на дом пиццу. Теперь мы все сядем за большой стол обедать, как нормальная семья, только я, мама, ее муж, их ребенок и мой папа, принц Дженовии.

Ну да, нормальная у нас семья, как же.

Не удивительно, что я прохожу курс психотерапии.

12 сентября, пятница, французский

О Господи… это так нереально… я имею в виду, сидеть на уроке.

Думаю, доктор Натс ошибается: мне все-таки нужны лекарства. Потому что не представляю, как я еще справлюсь. Я помню, он сказал, что нужно каждый день делать что-нибудь одно, что тебя пугает (ну, спасибо вам, Элеонора Рузвельт, удружили, спасибо большое!), но что-то одно пугающее, а не ДЕВЯТЬ МИЛЛИОНОВ вещей сразу!

Ну да, я не понимаю, почему школа может меня так сильно пугать, раньше я никогда ее не боялась. Во всяком случае, не так сильно. Но тут дело не только в школе, тут гораздо больше всего. Нужно РАЗГОВАРИВАТЬ с людьми. Нужно вести себя НОРМАЛЬНО. И это при том, что я знаю, что я НЕ нормальная.

10
{"b":"133546","o":1}