ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

О господи!

НЕТ! Конечно, нет! Просто я очень устала, неделя была трудная.

Ладно, я понял твой намек. У тебя есть кто-то еще, правда? Это Кенни? Вы с ним помолвлены? Когда свадьба? Где вы регистрируетесь? В Шарпер Имидж? Вам нужно автоматическое массажное кресло iJoy 550, правда?

Я не удержалась: над этим было просто невозможно не рассмеяться. Естественно, мистер Хипскин поднял голову, посмотрел на нас и спросил:

– Что-то случилось, молодые люди?

– Нет, – ответил Кенни. Потом сердито посмотрел на нас и прошипел: – Послушайте, вы, может, хватит перебрасываться записками? Помогите лучше.

– Конечно, – согласился Джей Пи. – Что нам делать?

– Ну, для начала, – сказал Кенни, – передайте мне крахмал.

Это мне напомнило одну вещь. И пока Кенни насыпал немного белого вещества в колбу с другим белым веществом, я спросила напрямик:

– Эй, Кенни, я слышала, что Лилли на своей вечеринке в субботу вечером спуталась с кем-то из твоих друзей из секции тайского бокса?

Кенни чуть не выронил белый порошок. Потом посмотрел на меня очень раздраженно.

– Ну, Миа! При всем моем уважении… Я, между прочим, в данный момент осваиваю опасную методику, включающую использование очень едких кислот. Давай поговорим о Лилли как-нибудь в другой раз, ладно?

Господи! Какой же он еще ребенок!

17 сентября, пятница, в лимузине по пути домой от доктора Натса

Честное слово, я даже не знаю, что хуже – уроки принцессы или терапия. И то и другое одинаково ужасно, только каждое по-своему.

Но, по крайней мере, когда дело касается уроков принцессы, я понимаю смысл. Меня готовят к тому времени, когда я буду управлять страной. А терапия, это как… я даже не знаю, как что, и какой в ней смысл. Потому что, если задача терапии – чтобы я почувствовала себя лучше, так мне лучше НЕ становится.

А еще есть ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ. Я хочу сказать, мало того, что мне нужно наверстывать школу за целую неделю, так мне еще придется делать домашнее задание по моей ПСИХИКЕ?

Честное слово, не понимаю, за что мы платим мистеру Натсу, если он заставляет МЕНЯ выполнять всю работу.

Например, сегодняшний сеанс начался с того, что мистер Натс спросил, как прошел день в школе. На этот раз мы были с ним в кабинете одни, папы не было, потому что это был настоящий сеанс терапии, а не консультация. Все было точь-в-точь так же, как в прошлый раз – интерьер в стиле безумного ковбоя, очки в металлической оправе, белые волосы и все прочее,

Единственная разница состояла в том, что я была в слишком тесной школьной форме, а не в моей уютной пижаме, которую, как я сказала доктору Натсу, мама отправила с мусоросжигатель. В тот же вечер, когда мой отчим унес мой телевизор.

На что доктор Натс ответил:

– Хорошо. Ну, как прошел сегодняшний день в школе?

Тут я ему сказала – СНОВА – что я вообще не понимаю, зачем мне нужно ХОДИТЬ в школу, когда у меня совершенно точно уже есть работа, которой я буду заниматься, и я ненавижу школу. Так почему мне нельзя просто остаться дома?

Тогда доктор Натс спросил, за что я так сильно ненавижу школу, и я в качестве иллюстрации рассказала ему про случай с Ланой.

Но он ничего не понял. Он стал говорить:

– Но ведь это же хорошо, не так ли? Девушка, с которой вы раньше не ладили, сделала по отношению к вам дружеский жест. Она готова забыть ваши прошлые разногласия. Разве не того же самого вы хотели бы от Лилли, вашей подруги?

– Да. – Я просто поразилась, насколько он не понимает очевидных вещей. – Но Лилли мне НРАВИТСЯ, а личность Ланы ничего для меня не значит.

– А Лилли в последнее время вела себя дружелюбно?

– Ну… в последнее время – нет. Но она считает, что я украла у нее парня… – Я умолкла, вспомнив, что в свое время украла парня и у Ланы. – Ладно, – сказала я. – Я поняла вашу мысль. Но неужели мне действительно стоит идти завтра с Ланой за покупками?

– А ВЫ как думаете, стоит вам идти с Ланой за покупками или нет? – поинтересовался доктор Натс.

Честное слово, и за это мы платим ему бешеные деньги?!

– Я не знаю! – воскликнула я. – Я спрашиваю у вас!

– Но вы знаете себя лучше, чем я.

– Как вы можете такое говорить? – Я практически завопила. – Да все знают меня лучше, чем я сама! Разве вы не видели фильмы о моей жизни? Если не видели, то вы такой один на свете!

– Я их заказал, – признался доктор Натс, – но заказ еще не доставили. Не забывайте, я ведь только вчера с вами познакомился. И вообще я больше люблю вестерны.

Я покосилась на все эти портреты мустангов.

– Гы. А я и не знала.

– Так, – сказал доктор Натс. – Что еще?

Я заморгала.

– Что еще? Что вы имеете в виду? Кроме того, что, как я уже сказала, ОТЧИМ ЗАБРАЛ МОЙ ТЕЛЕВИЗОР!!!

– Вы знаете, что общего абсолютно у всех студентов, которые когда-либо были приняты в Вест-пойнт?

Здрассьте. Приехали.

– Нет, но, наверное, вы мне скажете.

– Ни у кого из них не было в комнате телевизора.

– НО Я НЕ ХОЧУ ПОСТУПАТЬ В ВЕСТ-ПОЙНТ! – закричала я.

Но доктор Натс на мой крик не отреагировал. Он продолжил как ни в чем не бывало.

– Что еще вам не нравится в вашей школе? С чего начать?

– Ну, хотя бы то, что все думают, что я встречаюсь с парнем, с которым я на самом деле не встречаюсь. И только потому, что так написано в «Нью-Йорк пост».

А как насчет того, что парень, который мне действительно нравится – да что там, я его люблю – посылает мне е-мейлы, спрашивая, как у меня дела, как будто между нами ничего не произошло, как будто он не вырвал мое сердце из груди и не швырнул его через всю комнату, как будто мы друзья и все такое?

Доктор Натс, кажется, растерялся.

– Но разве вы с Майклом не договорились, что вам лучше быть друзьями?

– Да, – сказала я раздраженно. – Но на самом деле я так не думала.

– Понятно. И как же вы ответили на его письмо?

– Я не ответила. – Мне вдруг стало немножко стыдно. – Я его уничтожила.

– Почему вы это сделали? – поинтересовался доктор Натс.

– Не знаю, – сказала я. – Я просто… просто я самой себе не доверяла, боялась, что если я буду писать ответ, то начну упрашивать его вернуться. А я не хочу быть такой девчонкой.

– Это веская причина уничтожить его письмо, – сказал доктор Натс. И почему-то мне было приятно это слышать, хотя он и ковбой. – Ну, а почему вы не хотите идти с подругой за покупками?

Мне больше не было приятно. Как он может не обращать внимания на очевидные вещи?

– Я вам сказала, она мне не подруга. Она мой враг. Если бы вы видели фильмы…

– Я посмотрю их в эти выходные, – сказал он.

– Хорошо. Но… суть в том, что ее мама попросила меня выступить на этом мероприятии. А бабушка сказала, что это большая честь. И она по этому поводу очень разволновалась. А оказалось, мама Ланы обратилась ко мне потому, что меня порекомендовала Лана. Что с ее стороны очень… очень порядочно.

– Значит, – сказал доктор Натс, – это и есть причина, по которой вы сразу не отказались пойти с ней за покупками?

– Ну… в общем, да. И еще потому, что мне нужна новая одежда. А Лана в шоппинге разбирается. И если мне полагается каждый день делать одну вещь, которая меня пугает, то идея пойти за покупками с Ланой Уайнбергер – это то, что меня РЕАЛЬНО пугает.

– В таком случае, думаю, вы нашли ответ, – сказал доктор Натс.

– Но я бы с куда большим удовольствием провела весь день в постели, – быстро сказала я. – Я могла бы почитать. ИЛИ ПОСМОТРЕТЬ ТЕЛЕВИЗОР.

– У нас на ранчо, – сказал доктор Натс, растягивая слова на манер «старого доброго ковбоя», – есть одна кобыла по имени Дасти.6

Кажется, у меня по-настоящему челюсть отвисла. Дасти? После всего, что я ему рассказала, он собирается поведать мне историю о какой-то кобыле по имени Дасти? Интересно, что это за хитрый психологический прием?

– Летом, когда выдается жаркий день, и Дасти проходит мимо небольшого пруда на моей земле, – продолжал доктор Натс, – она лезет в воду и заходит на самую середину пруда. При этом неважно, если она под седлом, или на ней кто-то едет, она обязательно должна залезть в воду. Хотите знать, почему?

14
{"b":"133546","o":1}