ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я не собираюсь ничего сдавать в магазин, – сказала я папе.

– А я тебя и не прошу, – сказал он.

– Ты знаешь, сколько я потратила? – с опаской спросила я.

– Знаю. Мне уже звонили из банка. Они подумали, что кредитная карточка была украдена, и какая-то девчонка устроила с ней набег на магазины. Это потому, что раньше ты никогда так много не тратила.

– А, – сказала я, – Тогда о чем ты хотел со мной поговорить?

– Ни о чем. Мне просто нужно было создать видимость, что я на тебя кричу. Ты же знаешь свою мать, она со Среднего Запада, она не может измениться. Она закатывает истерику, если вещь стоит дороже двадцати долларов, И она всегда была такой.

– А, – сказала я. Потом добавила: – Но, папа, это несправедливо!

– Что несправедливо? – не понял он.

Я понизила голос:

– Ничего. Это я притворяюсь, что ты меня ругаешь.

– А-а. – Кажется, на папу это произвело впечатление, – Хорошо у тебя получается. О, нет!

– Что «о, нет»?

– Сюда только что вошла твоя бабушка. – Голос у него стал напряженным. – Она хочет с тобой поговорить.

– О том, как много я потратила? – Я удивилась. Сумма, которую я заплатила сегодня в «Бенделз», составляет лишь малую часть того, что моя бабушка каждую неделю тратит на парикмахера и косметические процедуры.

– Нет, не совсем, – сказал папа.

Я и опомниться не успела, как в телефонную трубку уже дышала бабушка.

– Амелия! – рявкнула она. – Твой отец сказал, что наши уроки принцессы отменяются на ближайшее время и обозримое будущее, потому что тебе нужно преодолеть какой-то личный кризис. Что все это значит?

– Мама! – Я услышала на заднем плане папин голос. – Я сказал совсем не это!

Я точно знала, что происходит. Папа попытался избавить меня от уроков принцессы, не сказав бабушке, почему мне нужно их пропускать. Иными словами, не рассказав ей, что я прохожу курс терапии. У психолога-ковбоя.

– Тихо, Филипп, – отрезала бабушка. – По-моему, ты уже достаточно сделал. – Она обратилась ко мне: – Амелия, это на тебя не похоже, разваливаться на части из-за Этого Мальчика! Неужели я тебя НИЧЕМУ не научила? Мужчина нужен женщине, как рыбе велосипед! Соберись!

– Бабушка, – устало сказала я. – Это не из-за… это не ТОЛЬКО из-за Майкла. Сейчас у меня довольно напряженный период. Ты знаешь, я на этой неделе пропустила много уроков, мне нужно уйму всего наверстывать, так что, если ты не против, я бы сделала перерыв в уроках принцессы до тех пор…

– А КАК ЖЕ DOMINA REI? – завизжала бабушка.

– А что с ней?

– Нам нужно начинать работать над твоей речью!

– Насчет этого… я просто не знаю, смогу ли…

– Амелия, ты произнесешь эту речь и точка! – рявкнула бабушка. – Я им уже ответила, что ты выступишь. Я уже ПОХВАСТАЛАСЬ этим перед герцогиней! Значит, встречаемся завтра днем в посольстве Дженовии, вместе углубимся в королевские архивы и посмотрим, что можно найти подходящего для твоей речи. Тебе все понятно?

– Но, бабушка...

– Завтра. В посольстве. В два часа. Клик!

Ну вот. Похоже, моя мечта провести все воскресенье в кровати рассыпалась.

Ко мне только что заглянула мама. Кажется, она справилась с гневом по поводу моих трат. Она пожевала нижнюю губу и сказала:

– Миа, извини. Но я должна была это сделать. Ты понимаешь, что потратила сумму, почти равную валовому национальному продукту небольшого развивающегося государства? И потратила ее всего лишь на низкосидящие джинсы.

– Да. – Я попыталась изобразить раскаяние. Что было не трудно, потому что я и правда раскаивалась.

Я раскаивалась, что не покупала такие джинсы раньше. Потому что я в них смотрюсь просто классно.

Кроме того, мама об этом не знает, и папа пока тоже, пока мы с Ланой и Тришей ели, я позвонила в Международную Амнистию и пожертвовала им точно такую сумму, какую потратила в «Бенделз». Я воспользовалась черной карточкой АмЕкс.

Так что я не испытываю угрызений совести. Особенно сильных, во всяком случае,

– Я знаю, у вас с Майклом сейчас не очень хорошо все складывается, да и с Лилли тоже, – продолжала мама. – И я рада, что ты пытаешься завести новых друзей. Но я не уверена, что Лана Уайнбергер – подходящая подруга для тебя.

– Мама, она не такая уж плохая, – сказала я, вспоминая историю с пони. И еще одну – ту, которую Лана рассказала мне за ланчем, А именно, что ее мама сказала, что если Лана не поступит в колледж Лиги Плюща, то она не будет платить за ее обучение ни в каком другом колледже. Резко.

– Это несправедливо, – сказала тогда Лана. – Потому что я же не такая умная, как ты, Миа.

Я тогда чуть не подавилась едой.

– Умная? Я?

– Ну да, – вставила Триша. – И к тому же ты принцесса, а это значит, куда бы ты ни подала заявление, тебя везде примут. Потому что всем хочется, чтобы у них училась особа королевской крови.

Ой. Тоже верно.

– Ладно, Миа. – Мама посмотрела на меня с сомнением, наверное, она была не согласна с моими словами насчет Ланы. – Я рада, что ты непредвзята и что ты более охотно, чем раньше, пробуешь новое. – Даже не знаю, что она имела в виду под этим, если только она говорила не о мясе и мясных полуфабрикатах. – Но помни правило герлскаутов.

– Ты имеешь в виду, что в хорошем бюстгальтере сосок по высоте должен находиться точно посередине между плечом к локтем?

– М-м… – Мама посмотрела на меня с многострадальным видом. – Нет. Я имела в виду другое правило: заводи новых друзей, но не теряй старых. Одно – серебро, другое – золото.

– А-а, – сказала я. – Ну да, не волнуйся. Сегодня я ночую у Тины. До скорого.

И я ушла. И, думаю, как раз вовремя, потому что я боялась, что мама заметит мои висячие сережки, которые стоят столько же, сколько ходунки Рокки.

18 сентября, суббота, 21.00, ванная Тины Хаким Баба

Я очень рада, что согласилась переночевать у Тины. Даже при том, что я все еще в жуткой депрессии, дом Тины – мое третье самое любимое место (первое, естественно, это в объятиях Майкла, а второе – моя кровать).

Так что находиться у Тины – вовсе не мучительно, это, скажем, примерно так же, как быть в «Бенделз» во время показа нижнего белья,

Хотя я все еще не рассказала Тине о моем эмоциональном состоянии (я имею в виду, что у меня такое чувство, как будто я сижу на дне ямы и не могу выбраться), она меня очень поддержала в моем преображении. Она говорит, что ей очень нравятся мои сережки, что моя попа в новых джинсах смотрится очень хорошо, и даже спрашивает, не сбросила ли я вес. А я его НАБРАЛА!

Все это, конечно, результат фантастически поддерживающего (и немного подбитого подушечками, чтобы замаскировать сосок) хорошо подобранного бюстгальтера.

Первое, что мы с Тиной сделали (после того, как заказали и съели две пиццы с увеличенным количеством сыра) – это перевели все часы, чтобы малыши подумали, что уже пора спать, потом уложили их в кровати, не обращая внимания на возражения, что они не устали. Они похныкали, но потом довольно быстро уснули.

Потом мы достали ВУВ диски и приступили к работе. Тина составила вот такую схему, по которой мы могли следить за творческим путем Дрю Берримор, что, как утверждает Тина, очень важно, потому что в один прекрасный день Дрю станет звездой уровня Мерил Стрип или Джуди Денч, и нам захочется иметь возможность обсудить ее творчество со знанием дела.

ДРЮ БЕРРИМОР

Важные работы

Любопытный Джордж

Тина: Этот фильм я не видела.

Миа: Все равно, это для малышни.

0 золотых Дрю из 5

Бейсбольная лихорадка

Тина: Превосходно, классическая Дрю, И хорошо сыгралась с романтическим главным героем, Джимми Фэллоном.

Миа: Слишком много бейсбола. Тина: Да, пожалуй. 3 из 5 золотых Дрю

50 первых свиданий

Тина: далеко до комизма «Певца на свадьбе», последнего фильма, где Дрю играла с Адамом Сэндлером.

18
{"b":"133546","o":1}