ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

близка, потому что в возрасте четырех лет они отправили ее в монастырь учиться, чтобы она стала образованной женщиной, и монастырь этот был так далеко, что она с тех пор почти никого из своих родных не видела.

Но потом от чумы умерли все ее братья, что тоже ее не очень сильно расстроило, потому что она их тоже почти не знала

Но это означало, что она стала первой наследницей престола.

Так что монашки велели ей собрать вещи и ехать во дворец, чтобы короноваться и стать принцессой Дженовии. От этого Амелия была не в восторге, потому что ей пришлось оставить кошку, Агнес-Клэр.

Потому что во дворце не разрешалось держать кошек. (Просто удивительно, сколько времени прошло, а многое не изменилось.)

И когда она приехала во дворец, всем уже командовал брат ее отца, ее дядя Франческо, который никому в семье не нравился, потому что он однажды пнул ногой их собаку, Падапуфа (собак во дворце держать разрешается).

И, если я правильно помню историю Дженовии (а уж поверьте, бабуля меня столько ею мучала, что я ее знаю), этого дядю Франческо, который после смерти Амелии стал принцем Франческо Первым (на самом деле Франческо Единственным, потому что он был такой ужасный человек, что после его смерти никто больше не хотел называть своего ребенка Франческо), терпеть не могли абсолютно все, а не только –его родственники» Он был худшим правителем в истории Дженовии, потому что после чумы, , чтобы восстановить свое благосостояние, он обложил население такими жестокими налогами, что многие умерли с голоду.

А еще у него была репутация ужасного распутника (это доказывает то, что у него было человек тридцать незаконных детей, которые после его смерти все претендовали на трон). На самом деле в правление Франческо Дженовию чуть не поглотила Франция, потому что принц очень много задолжал – он был картежником и однажды проиграл в карты английскому королю Вильгельму II даже драгоценности из своей короны. Их удалось восстановить только через сто лет, когда принцесса Маргарет соблазнила Георга III, который, по слухам, был не совсем в своем уме. Короче говоря, из-за того что Франческо считал, что он уже практически принц, хотя он им не был, бедной Амелии делать было нечего. И вот, как всякий скучающий подросток, которому не с кем поговорить (потому что все ее фрейлины умерли от чумы), она отправилась в библиотеку дворца и принялась читать все книги, которые там были. Почти как Белль в «Красавице и Чудовище». Только для Амелии Чудовищем был ее дядя, поэтому между ними никак не могла возникнуть любовная связь.

И вместо танцующих чашек и свечей были только канцлеры, покрытые пустулами, и все такое.

Во всяком случае, судя по тому, что я успела прочитать. Такая скукотища, что я, наверное, не стала бы читать дальше.

Но я хочу узнать, что случилось с кошкой.

Я…

Только что пришло письмо по электронной почте. Надо прочитать.

БОЛЕЛЬЩИЦА: Миа, привет! Это я, Лана. Уж не знаю, чем ты вчера занималась, но надеюсь, ты хорошо провела время. Ты пропустила просто ПОТРЯСНУЮ вечеринку. Фотки с нее можно посмотреть на сайте lastNights-PaArty.com. О БОЖЕ, кажется, по дороге домой я видела, как твоя подруга Лилли обжималась с ниндзя или вроде того. Не представляю, с какой стати ей встречаться с НИНДЗЯ? Кажется, я вчера переборщила. Ну, как тебе туфли от Лабутена из «Сакса»? Жалко, что тебе нельзя ходить в школу на шпильках. Ладно, пока. * Лана*

Значит, роман Лилли с другом Кенни по секции тайского бокса продолжается! Если, конечно, можно назвать то, что между ними происходит, «романом».

Когда Лилли осознает, что она не сможет найти эмоциональное удовлетворение, если будет вступать в отношения, основанные на чисто физическом влечении? Я имею в виду, какой спортсмен из секции тайского бокса может сравниться с Лилли по интеллекту? Да она выбросит его на улицу, как только он откроет рот.

Вообще-то это грустно. Уж кто-кто, а дочь психоаналитиков могла бы распознать собственную патологию.

Но, наверное, Лилли думает, что у нее никакой проблемы нет, раз она не проходит официально курс терапии, как я.

Ха!

Кстати, это мне напомнило о том, что завтра в школу, а у меня не сделаны домашние задания. И я не наверстала пропущенное. Интересно, может, удастся получить от доктора Натса записку? Например, такую: «Прошу освободить Миа от домашней работы. Она в депрессии. Искренне ваш, Артур Т. Натс».

Да, это бы хорошо сработало. Особенно с мисс Мартинез.

О господи! В мой почтовый ящик только что свалился еще один е-мейл от Майкла.

Ладно, хватит мне уже впадать в панику всякий раз, когда это случается. Я хочу сказать, мы же теперь друзья. Он будет мне писать. Так что мне надо заканчивать сходить с ума, когда от него приходит письмо. Я должна вести себя нормально. Нельзя, чтобы у меня кружилась голова только оттого, что он дотянулся до меня через киберпространство.

Потому что я уверена, он мне не потому пишет, что понял, что совершил ужасную, гигантскую ошибку, сказав, что хочет, чтобы мы были только друзьями, и что он хочет, чтобы мы снова были вместе. Я уверена, дело совсем не в этом. Наверняка он просто удивляется, что я не ответила на его последний е-мейл.

Или, может быть, я у него стою в списке рассылки и это просто обновление информации по поводу поисков сэндвичей с яйцом в Японии или еще чего-нибудь в этом роде.

Ладно, наверное, лучше открыть письмо, а то я так и не узнаю, в чем дело.

Только, может быть, стоит подождать, пока мое сердце снова забьется в более или менее нормальном ритме.

Скиннербкс: Здравствуй, Миа.

Слышал, у тебя был бронхит. Паршивая штука. Надеюсь, тебе уже лучше.

Здесь все по-прежнему хорошо. Мы уже вовсю работаем над первой стадией робота-манипулятора, или Чарли, как мы его называем. Я даже начал привыкать к местной еде, хотя, вообще-то я не привык перекусывать маленькими кальмарами.

Как я понимаю, тебе достается от моей сестры. Миа, ты же знаешь, какая Лилли. В конце концов у нее это пройдет, дай ей время,

Я понимаю, ты, наверное, все еще неважно себя чувствуешь и наверняка завалена домашними заданиями и уроками принцессы, но, если будет возможность, напиши, буду рад получить от тебя письмо.

Майкл

О… боже.

Примерно полчаса я сидела и ревела над письмом Майкла, а потом удалила его, не ответив.

Потому что, честное слово, я не могу, просто не могу быть ему только другом.

Просто не могу.

Уж лучше бы у меня была чума.

20 сентября, понедельник, французский

Миа, что ты читаешь?

Ничего, Тина. Просто дневник, который вела одна из моих прародительниц.

А в нем есть страстный роман???

Вообще-то нет. На самом деле он скучноват. Вот сейчас она составляет проект какого-то распоряжения, основанного на том, что она прочитала в дворцовой библиотеке. Не сказать, чтобы кому-нибудь было от него много пользы. Все равно в итоге она умрет от чумы, как почти все во дворце.

Совсем не похоже на твое обычное чтение!

Да, я знаю. Сама не понимаю, что на меня в последнее время нашло.

Ну, у тебя же много всего случилось за последнее время. Естественно, со временем ты растешь и изменяешься. Кстати, о росте… это что, твоя новая школьная форма?

Ну да, новая. Слава богу, что ее доставили. Я уж думала, совсем задохнусь в старой. Хотя, наверное, корсеты, которые носили мои предки, были еще хуже. Между прочим, ты слышала, что Лилли в эти выходные встречалась с тем таинственным парнем из секции тайского бокса?

Нет! Кто тебе сказал?

Э… я забыла. В любом случае, Т., дело серьезное. Ты должна все разузнать об этом парне! Я боюсь, Лилли может серьезно пострадать.

Ну, не знаю, вообще-то в последнее время я у Лилли в немилости, она вроде как ненавидит меня за то, что я общаюсь с тобой. Может, лучше ты сама что-нибудь узнаешь через Кенни на химии?

24
{"b":"133546","o":1}