ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С этими словами она круто развернулась и вышла из кафетерия.

Во всяком случае, я думаю, что она это сделала. Точно сказать не могу, потому что я толком не видела, что происходит, потому что к этому времени я плакала так сильно, что по моему лицу лились два Ниагарских водопада.

Вот почему я не замечала, что ко мне подбежали Тина и Борис, и Джей Пи, и Шамика, и Лана с Тришей – не замечала, пока они не стали похлопывать меня по спине и говорить всякие такие слова: «Миа, не слушай ее, она не думает, что говорит». И «она просто тебе завидует, она всегда тебе завидовала», И «Миа, никто тебя не использует, потому что, если честно, у тебя нет ничего такого, что мне нужно» (эту последнюю фразу сказала Лана. Я знаю, что она хотела как лучше.)

Я знала, что они все только пытались мне помочь, чтобы я чувствовала себя лучше.

Но было поздно. Лилли меня полностью уничтожила, причем публично, и это оказалось последней соломинкой, переломившей спину верблюда. А тот факт, что за тем дурацким сайтом стоит не кто-нибудь, а именно Лилли???

Мне кажется, я всегда об этом догадывалась.

Но слышать, как она признается в этом, громко, с гордостью, как будто она хотела, чтобы я об этом знала…

Мне нужно было срочно выйти. Я понимала, что тем самым я только покажу, что я именно такая, какой меня описала Лилли – жалкая ноющая жертва.

Но мне было совершенно необходимо побыть одной.

Вот почему я здесь, на лестничной площадке третьего этажа, которая ведет к запертой двери на чердак, и где никто никогда не ходит.

Чтобы никто не поднялся, Ларс встал на страже внизу лестницы. Кажется, он искренне за меня волновался. Он говорил:

– Принцесса, может, позвонить вашей маме?

А я ему:

– Спасибо, Ларс, не надо.

А он снова:

– Тогда, может, позвонить вашему отцу?

А я ему:

– НЕТ!

Он, кажется, немного опешил от моей резкости. Но я боялась, что дальше он спросит, не позвонить ли доктору Натсу.

Слава богу, он не спросил. Он только кивнул и сказал:

– Хорошо. Если вы правда так думаете…

Я ему сказала, что мне просто нужно немного побыть одной. Я сказала, что скоро спущусь.

Но прошло уже пятнадцать минут, а слезы у меня так и льются, и я не чувствую, что они могут скоро прекратиться. Я просто не понимаю, как она могла такое сказать. После всего, что мы с ней пережили вместе?.. Как она могла ПИСАТЬ такие вещи на своем сайте? Как она может думать, что я вообще способна делать такие вещи, в которых она меня обвиняет? Как она могла быть такой… такой жестокой?

О, нет, только не это! Я слышу на лестнице шаги. Ларс кого-то пустил! НУ ЗАЧЕМ, ЛАРС, ЗАЧЕМ??? Я же тебя просила…

24 сентября, пятница, ТО

Это было так…

Странно.

Серьезно. Не могу подобрать другого слова для описания того, что случилось.

Неудивительно, что мисс Мартинез боится, что из меня никогда не получится успешный внештатный журналист или писатель.

Но честное слово, как я еще могу это описать? Это было просто… в общем, СТРАННО.

И о чем Ларс только думал? Я же ему сказала, НИКОГО не пускать. Кроме, естественно, директрисы Гупты или какого-нибудь учителя.

Тем не менее я услышала на лестнице шаги, и не успела я и оглянуться, как передо мной возник Борис. Он совсем запыхался, как будто бежал.

Поначалу я испугалась, что сейчас он тоже станет признаваться мне в любви (а что, когда наконец дорастаешь до размера 36С, начинают происходить самые удивительные вещи). Но, к счастью, Борис всего лишь сказал:

– Вот ты где! Я тебя повсюду искал. Вообще-то я не должен тебе это говорить, но это неправда,

– Что неправда? – спросила я, совсем запутавшись.

– То, что сказала Лилли. Насчет того, что ты Майклу надоела. Не могу сказать, откуда я это знаю, но я знаю.

Я улыбнулась. Несмотря на то, что я все еще в полном отчаянии и все такое, я не смогла сдержать улыбку. Честное слово, Тине повезло. У нее самый фантастический бойфренд на свете.

К счастью, она это знает.

– Спасибо, Борис, – сказала я, пытаясь вытереть слезы рукавом, чтобы не так сильно походить на сумасшедшую, как я наверняка походила. – Очень мило с твоей стороны сказать мне об этом.

– Дело не в том, что я пытаюсь сделать тебе приятное, – очень серьезно сказал Борис. Он так набегался по школе в поисках меня, что все еще тяжело дышал. – Я говорю правду. Тебе надо ответить на его письмо.

Тут я еще больше растерялась и недоуменно заморгала.

– Ч-что? Кому ответить?

– Майклу, – сказал Борис. – Он ведь писал тебе е-мейлы, правда?

– Да, – сказала я ошеломленно, – Но откуда ты…

– Тебе нужно ему ответить, – сказал Борис. – Я хочу сказать, если вы с ним расстались, это не значит, что вы не можете остаться друзьями. Разве не об этом вы с ним договорились?

– Да, – сказала я удивленно. – Но откуда ты знаешь, что он писал мне по электронной почте, Борис? Тебе… тебе Тина рассказала?

Борис немного помялся, но потом кивнул.

– Да, точно, Тина.

– А, – сказала я. – Что ж, я, конечно, могу ему ответить. Просто… я пока не готова к тому, чтобы мы с ним были друзьями. Мне все еще больно оттого, что мы не больше, чем друзья.

– Что ж, – сказал Борис, – это я могу понять. Но как только ты почувствуешь, что готова, тебе нужно сразу ему написать. Чтобы он не подумал… ну, ты понимаешь, что ты его ненавидишь. Или что ты его забыла. И все такое.

Как будто ТАКОЕ когда-нибудь может случиться.

Я заверила Бориса, что как только я буду эмоционально в состоянии это сделать, не разваливаясь на части и не умоляя Майкла крупными буквами принять меня обратно, я отвечу Майклу.

А потом Борис сделал нечто очень хорошее. Он вызвался проводить меня до класса. (Как только я взяла себя в руки и уничтожила доказательства моего плача – размазанную тушь и все такое).

И вот мы втроем – Борис, Ларс и я – пришли в класс ТО одновременно (то есть с опозданием). Но это не имело значения, потому что все равно ни миссис Хилл, ни Лилли не было.

Наверное, Лилли удрала, чтобы где-нибудь встретиться с Кенни. Они прямо как Кортни Лав и Курт Кобейн. Только без героина. Лилли только не хватает начать курить, ну и, может быть, сделать себе пару татуировок, и тогда она будет полностью соответствовать образу крутой девчонки.

Борис в последний раз спросил, в порядке ли я, и когда я сказала, что да, он скрылся в чулане и принялся отрабатывать мой любимый этюд Шопена.

Наверняка он сделал это нарочно, ведь он такой внимательный.

Тине и правда очень повезло с ним.

Я только надеюсь, что когда-нибудь мне тоже так повезет.

А вдруг моя полоса везения в том, что касается парней, уже была? И я растратила ее совершенно впустую.

Господи, надеюсь, что это не так. Хотя, даже если это и так, пока она длилась, было здорово.

24 сентября, пятница, приемная доктора Натса

Лана и Триша уговорили меня уйти из школы на «мани-педи тайм-аут», как они это называют. Они сказали, что я это заслужила – после того, что мне пришлось выслушать от Лилли в кафетерии,

Поэтому на шестом уроке вместо того, чтобы играть в софтбол, я сидела в салоне, где мне красили ногти на ногах и на руках (то, что от них осталось, потому что после возвращения из Дженовии я не стала заново наращивать акриловые ногти, а свои собственные обкусала) ярко-красным лаком – цветом, который бабушка считает совершенно неподобающим для молодых девушек.

Именно поэтому я его и выбрала.

Но должна признаться, после того как с сорокаминутным сеансом маникюра-педикюра было покончено, я чувствовала себя не намного лучше, чем до этого. Я знаю, Лана и Триша хотели мне помочь, но в моей жизни сейчас происходит слишком много всего драматического, и такая простая вещь, как массаж рук и ног (и маникюр) не поможет.

38
{"b":"133546","o":1}