ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На это она только сказала:

– Твой отец об ЭТОМ и слышать не захочет. Так что тоже можешь об этом забыть. Господи, Амелия, КРАСНЫЕ ногти? Ты что, хочешь, чтобы меня хватил удар?

Ну да, я понимаю, что этот вечер кажется ей ужасно важным. Вы бы видели, как она расправила перышки, когда во время коктейля ко мне подошла герцогиня и заохала:

– О, принцесса Амелия! Бог мой, как вы выросли с тех пор, как я вас видела в прошлый раз!

– Да, – ядовито сказала бабушка, поглядывая на необъятный живот Беллы Треванни. Или я должна сказать, необъятный живот принцессы Рене. – Так же, как и ваша внучка.

– Ждем родов со дня на день, – проворковала герцогиня,

– Вы слышали? – спросила Белла. – Это девочка!

Мы обе ее поздравили. Она и правда выглядит счастливой, даже светится изнутри, как, говорят, светятся беременные женщины.

И поделом моему кузену Рене, что у него будет девочка, он всегда был таким бабником. Когда его ребенок вырастет и начнет ходить на свидания, Рене поймет, что чувствовали отцы девушек, с которыми он встречался.

Но герцогиня – не единственная, на кого бабушка надеялась произвести впечатление.

Здесь собрались самые что ни на есть сливки нью-йоркского общества – женщины. Мужчины на собрания Domina Rei не допускаются. Кроме ежегодного бала, но сегодняшнее мероприятие – не бал. Я только что видела Глорию Вандербилт – она подкрашивала губы, стоя за пальмой в горшке. И я почти уверена, что в соседней со мной кабинке подтягивает колготки Мадлен Олбрайт.

Знаете, я поняла. Я правда поняла, почему бабушке так хочется стать одной из этих женщин. Они все невероятно влиятельные – и при этом обаятельные. Когда мы только вошли, мама Ланы, миссис Уайнбергер, была со мной очень мила, на вид она совсем не похожа на женщину, которая способна продать любимого пони дочери, не дав той даже попрощаться с ним. Она пожала мне руку и сказала, что я являю собой прекрасный образец для подражания для всех молодых девушек. И еще сказала, что ей бы хотелось, чтобы у ее собственной дочери была такая же хорошая голова на плечах, как у меня.

При этих словах Лана, которая стояла рядом с матерью, фыркнула, прикрывая рот палантином.

Но потом я поняла, что Лана на меня зла не держит, потому что через секунду она взяла меня за руку и сказала:

– Пойдем-ка, у них в буфете есть шоколадный фонтан» Только шоколад низкокалорийный, потому что сделан со «Сплендой». – Утащив меня на безопасное расстояние, так, чтобы нас не слышали ни ее мама, ни бабушка, она добавила: – А еще у них тут классные помощники официантов, ужасно сексапильные.

Но неважно. С минуты на минуту мне придется произносить речь. Бабушка заставила меня еще раз повторить ее в лимузине. Я ей все твержу, что речь такая скучная, что ни на кого не произведет впечатление, и уж тем более никого не вдохновит. Но она уперлась и думает, что речь о канализации – это именно то, что хотят услышать женщины из Domina Rei.

Ну да. Я просто уверена, что Беверли Белльрив из суперпопулярного новостного шоу «24/7» не терпится узнать все о канализационной системе Дженовии. Я только что встретила ее в вестибюле, она широко улыбнулась мне и говорит:

– О, привет! Ты так выросла!

Наверное, она помнит тот случай, как я давала интервью, будучи еще первокурсницей… О боже.

Нет. Не может быть, чтобы он имел в виду именно это, когда говорил… нет, не может быть, чтобы он имел в виду это.

Нет. Просто…

Минуточку! Он сказал, чтобы я не была как Панчо. Он сказал, чтобы я поступила так, как поступила бы принцесса Амелия.

Она хотела, чтобы в Дженовии была демократия.

Только об этом никто не узнал.

Но это неправда. КТО-ТО все-таки знает,

Я знаю.

И вот сейчас, в этот самый момент, я оказалась в уникальном положении – в моих силах сделать так, чтобы об этом кроме меня узнали еще две тысячи человек.

Включая Беверли Белльрив, у которой самый большой рот во всей новостной журналистике.

Нет. Просто нет. Это было бы неправильно. Это было бы… это было бы…

Папа меня УБЬЕТ.

Но… тогда я точно не буду похожа на Панчо.

Но как я могу? Как я могу поступить так по отношению к папе, к бабушке?

Ладно, кому какое дело до бабушки, но как я могу поступить так с папой?

О, нет, я слышу голос бабушки, она идет за мной. Пришло время…

Нет! Я не готова! Я не знаю, что делать! Мне нужно, чтобы кто-нибудь сказал мне, как поступить!

О, господи.

Кажется, кто-то уже сказал.

Вот только этого «кого-то» уже четыреста лет как нет на свете.

ПРИНЦЕССА ВЗОРВАЛА БОМБУ ДРУГОГО РОДА

4 СЕНТЯБРЯ, ПЯТНИЦА, 23.00,

НЬЮ-ЙОРК сити

Для немедленной публикации

Принцесса Миа – о которой недавно говорили во всех новостях в связи с историей со взрывом нитрокрахмала в химическом кабинете средней школы имени Альберта Эйнштейна, в результате чего она и двое других учеников (включая Джона Пола Рейнольдса-Эбернети IV, по слухам, нынешнего принца-консорта принцессы) получили легкие ранения и были отправлены в отделение «скорой помощи» больницы Ленокс-хилл – взорвала свою собственную бомбу: она обнародовала документ четырехсотлетней давности, согласно которому монархия в Дженовии является не абсолютной, а конституционной.

Разница очень существенная. При абсолютной монархии царствующая особа (в случае Дженовии это отец Миа, принц Артур Кристофф Филипп Джерард Гримальди Ренальдо) правит народом и страной по праву Божьего помазанника. При конституционной монархии признается формальная роль наследника престола (таким примером является королева Англии), но все фактические решения по управлению страной принимает выборный глава государства, обычно в сотрудничестве с парламентом.

Принцесса Миа обнародовала эту ошеломляющую информацию на благотворительном вечере в пользу африканских сирот, который устраивала Domina Rei, элитная женская организация, известная своей широкой благотворительной деятельностью и своими знаменитыми членами (включая Опру Уинфри и Хилари Клинтон).

В своем обращении к Нью-Йоркскому отделению общества принцесса Миа зачитала черновой перевод фрагмента дневника принцессы, потомком которой она является. В этом дневнике молодая женщина описывает свою борьбу с чумой и с деспотичным дядей и подписание «Билля о правах», гарантирующего народу Дженовии свободу выбирать следующего лидера,

К сожалению, в хаосе, последовавшим за эпидемией Черной смерти, прокатившейся по Средиземноморью, этот документ был утерян на века – до сегодняшнего дня.

Говорят, что когда принцесса Миа рассказывала, как она счастлива, что имеет возможность подарить народу Дженовии демократию, глаза многих слушательниц увлажнились слезами. А ее ссылка на известное изречение Элеоноры Рузвельт – которая тоже была членом Domina Rei – вызвало овации, слушатели приветствовали принцессу стоя.

«Каждый день совершайте какой-нибудь один поступок, который вас пугает, – посоветовала принцесса слушателям. – Никогда не думайте, что вы не можете ничего изменить. Даже если вам всего шестнадцать, и вы всего лишь глупая девчонка, не позволяйте никому тебя отталкивать. Помните еще одно высказывание Элеоноры Рузвельт: «Никто не может вызвать в вас чувство собственной неполноценности без вашего согласия"', Вы способны на великие дела, и не позволяйте никому говорить, что только потому, что вы были принцессой всего двенадцать дней, вы не знаете, что делаете».

«Это была очень вдохновляющая речь», – прокомментировала Беверли Белльрив, звезда новостного телевизионного шоу «24/7», которая объявила о своих планах посвятить целый раздел своего шоу переходу этой маленькой страны от монархии к демократии. А реакция вдовствующей принцессы Клариссы – она открыто рыдала, почти до истерики – заставила прослезиться абсолютно всех в зале. Воистину, это был запоминающийся вечер, и речь, которую мы услышали, определенно была лучшей из всех, какие нам только доводилось слушать на торжественных вечерах.

40
{"b":"133546","o":1}