ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Казалось, доктор Натс был заинтригован.

– О, вот как! Ну-ка, просветите меня!

– Я просто немного подавлена. Это нормальная реакция на события последней недели.

– Правильно. – Доктор Натс заглянул в лежащий перед ним листок бумаги. – Вы расстались с бойфрендом, с Майклом, не так ли?

– Да, – сказала я. – И, наверное, это не просто обычный разрыв двух тинейджеров, потому что я – принцесса, а Майкл – гений, и он считает, что должен ехать в Японию, чтобы создать хирургического робота-манипулятора, чтобы доказать моей семье, что он меня достоин, тогда как на самом деле это я его недостойна, и, наверное, потому что в глубине души я знаю, что это я разрушила наши отношения. И, наверное, наши отношения были обречены с самого начала, потому что когда мы летом сдавали в режиме он-лайн юнгианский тест по Майерсу-Бриггсу, я получила низший результат, а он – высший, и теперь он хочет, чтобы мы были просто друзьями и встречались с другими людьми, чего я хочу меньше всего на свете. Но я уважаю его желания, и я знаю, что если я хочу хоть когда-нибудь собрать плоды с дерева самоактуализации, мне нужно проводить больше времени, взращивая корни моего дерева жизни, а еще… и… и… в общем, это все. Кроме возможного менингита. Или ласской лихорадки, Это все, а в остальном у меня все в порядке. Мне просто нужно приспособиться. Но я в порядке, правда.

– Вы в порядке? – переспросил доктор Натс. – Вы пропустили в школе почти неделю, хотя физически вы здоровы – насчет менингита мы, конечно, проверим – и несколько дней не снимали пижаму. Но вы в порядке.

– Да, – сказала я. Неожиданно я почувствовала, что вот-вот расплачусь. И сердце снова забилось слишком быстро. – Можно мне теперь уйти домой?

– Зачем? – поинтересовался доктор Натс. – Чтобы снова забраться в постель и продолжать избегать общества друзей и близких, что, между прочим, является классическим признаком депрессии?

Я только заморгала. Не может быть, чтобы со мной так разговаривал совершенно посторонний человек, мало того, посторонний, которому нравятся западные штучки. Да кем он себя возомнил – естественно, помимо одного из крупнейших специалистов в области детской и подростковой психологии?

– Чтобы продолжать все больше и больше отдаляться от лучшей подруги, Лилли, – сказал он, глядя в мою анкету. – А также от остальных друзей, избегать школы и любой другой общественной среды, в которой, вам, возможно, пришлось бы с ними общаться?

Я заморгала еще сильнее. Да, я знаю, что сумасшедшей здесь должна считаться я, но, слушая подобные заявления, было трудно не заключить, что он не сумасшедший.

Потому что я не хочу ходить в школу не потому, что там я могу встретить Лилли или общаться с другими людьми. Это совершенно не так. И не поэтому я хочу уехать в Дженовию.

– Чтобы продолжать игнорировать вещи, которые вы когда-то любили, например, постоянный обмен сообщениями с подругой Тиной, и чтобы спать целыми днями, а по ночам бодрствовать, – продолжал доктор Натс, – набирая вес вследствие беспорядочного поглощения еды, когда, как вам кажется, вас никто не видит?

Стоп, а об этом он откуда знает? ОТКУДА ОН ЗНАЕТ ПРО ТИНУ И ПРО ПЕЧЕНЬЕ «ГЕРЛ СКАУТ»?

– Чтобы продолжать говорить то, что, по вашему мнению, люди хотят от вас услышать, для того, чтобы они поскорее ушли и оставили вас в покое? И отказываться соблюдать даже элементарные правила личной гигиены, что опять же является классическим примером подростковой депрессии?

Я только глаза закатила. Потому что все, что он говорил, было полнейшей нелепостью. Я не в депрессии. Возможно, я грустная, потому что все так паршиво, и, возможно, у меня действительно менингит, хотя все, похоже, предпочитают не замечать симптомов. Но у меня не депрессия.

– Чтобы отстраниться от того, что вы любили – от писательства, от младшего брата, от родителей, от школьных дел, от друзей – и продолжать барахтаться в отвращении к самой себе, не имея никакого желания изменить себя или начать снова радоваться жизни? – В кабинете, похожем на дом на ранчо, голос доктора Натса гудел очень громко. – Я могу продолжать, но нужно ли?

Я опять заморгала, только на этот раз я моргала, чтобы стряхнуть слезы. Я не могла в это поверить, просто не могла.

У меня нет менингита. У меня нет ласской лихорадки. У меня депрессия.

Я в депрессии.

– Возможно… – я кашлянула, потому что в горле вдруг встал ком, и говорить стало трудно, – я немного подавлена.

– Знаете, нет ничего плохого в том, чтобы признать, что у тебя депрессия, – сказал доктор Натс тихим голосом (я имею в виду, тихим для ковбоя). – Многие, многие люди страдали от депрессии. Быть в депрессии не означает быть сумасшедшим, неудачником или плохим человеком.

Мне снова пришлось смаргивать слезы, много слез.

– Ладно. – Только это я и смогла произнести.

Тут папа взял меня за руку. Но я не оценила его жест, потому что от этого мне еще сильнее захотелось плакать. К тому же рука у меня была ужасно потная.

– Можно поплакать, ничего страшного, – сказал доктор Натс.

Он передал мне коробку бумажных салфеток, которую до этого где-то прятал.

Как он ухитряется это делать? Как он ухитряется все время читать мои мысли? Может, это потому, что он провел много времени на ранчо, с оленями и антилопами? Между прочим, что вообще такое антилопа?

– Учитывая все, что происходило в последнее время в вашей жизни, Миа, вполне нормально и даже полезно испытывать грусть и желание с кем-то об этом поговорить, – говорил тем временем доктор Натс. – Вот почему ваши близкие привезли вас ко мне. Но я мало чем могу помочь, если вы сами не признаете, что у вас есть проблема и вы нуждаетесь в помощи. Так, может быть, расскажете мне, что вас беспокоит и как вы себя чувствуете в действительности? И на этот раз давайте оставим в покое юнгианское дерево самоактуализации.

И тут, даже не поняв, что происходит и как это получилось, я вдруг поняла, что мне даже безразлично, что меня могут разыгрывать. Может, все дело в индейском ковре. Может, в ковбойской шляпе, которая висела на двери. А может, я просто поняла, что он прав: не могу же я провести всю оставшуюся жизнь в моей комнате.

В общем, как бы то ни было, я обнаружила, что рассказываю этому странному ковбойского вида дядечке все.

Ну, может быть, не совсем ВСЕ, потому что рядом сидел папа. Наверное, у доктора Натса есть такое правило, что на первой консультации несовершеннолетнего пациента должен присутствовать родитель или опекун. Было бы неправильно, если бы он обращался со мной как с обычным пациентом.

Но я рассказала ему одну важную вещь, то, что не выходило у меня из головы еще с воскресенья, когда я повесила трубку, поговорив с Майклом. Я рассказала ему то самое, из-за чего с тех пор не вылезала из постели.

И это было вот что. В самую первую поездку с мамой к ее родителями в Версаль, штат Индиана, какую я помню, дедушка велел мне не подходить к старой яме за фермерским домом, в которую когда-то была вкопана цистерна. Яма была прикрыта куском старой фанеры, и должен был приехать бульдозер и засыпать ее землей. Но я как раз недавно прочитала «Алису в Стране Чудес» и меня ужасно притягивало все, что хоть немного похоже на кроличью нору. Поэтому я отодвинула фанеру, встала на край ямы и стала смотреть в глубокую черную яму, думая, ведет ли она в Страну Чудес и могу ли я туда попасть.

И, конечно, земля с краю осыпалась, и я свалилась в яму.

Только я попала совсем не в Страну Чудес.

Я не ушиблась или что-нибудь в этом роде, и в конце концов смогла выбраться, хватаясь за корни деревьев, которые торчали из стен ямы. Потом я вернула фанеру на место и пошла домой, дрожащая, грязная и вонючая. Я не стала никому рассказывать о том, что случилось, потому что знала, что дедушка ужасно рассердится. К счастью, никто ничего не узнал.

Но дело в том, что в прошлое воскресенье, когда я поговорила с Майклом по телефону, у меня возникло такое чувство, будто я снова сижу на дне той ямы. Серьезно. Как будто я сижу там, смотрю на голубое небо далеко наверху, совершенно не понимая, как я оказалась в таком положении.

8
{"b":"133546","o":1}