ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Магда, матерый ветеран спорта – все три ее брата играли в командах высшей школы – взяла бразды правления в свои руки и повела меня, Тома («Не оставляйте меня одного!»), Сару («Баскетбол – такая сексистская игра!») и Пита («Я тебе говорил, не клади туда хомяка!») к свободным местам на лавках, расположенных не слишком высоко (Магда считает, глупо садиться далеко от туалетов) и не слишком низко, чтобы не попасть под мяч.

Другие представители Фишер-холла, включая президента Эллингтона, для которого был выделен специальный сектор, доктора Килгор и Джессапа, с видимым облегчением отряхнувших прах «Общаги смерти» со своих ног, тоже расселись по лавкам и, зараженные всеобщим возбуждением, принялись стучать ногами по стальным перекладинам. Удары сотен ног спились в один непрекращающийся раскат грома.

Только когда оркестр заиграл первые ноты «Взвейтесь знамена», толпа успокоилась и с воодушевлением начала подпевать симпатичной светловолосой девушке, самозабвенно выводящей сольную партию. Наверное, девушка решила, что в зале находится представитель крупной компании звукозаписи, который так и горит желанием подписать с ней кон тракт. Или бродвейский продюсер, который подойдет к ней после выступления и скажет: «Вы просто великолепны! Не согласитесь ли сыграть в римейке «Южного Тихого океана», который я собираюсь поставить?»

Что ж, сладких грез тебе, детка…

Когда стихли последние звуки «Знамен», оркестр стал исполнять школьный гимн, и по игровой площадке, пританцовывая и размахивая в такт музыке руками, пошла Шерил со своими сестрами по команде поддержки. Они и впрямь были хороши. Я ни у кого еще не видела такой гибкости, разве что у Тани Трейс в последнем видеоклипе.

За командой поддержки на площадку вышли долговязые игроки «Анютиных глазок» в белых с золотом майках. Я с трудом узнала среди них Джеффа, Марка и других обитателей Фишер-холла. В форме они совсем не походили на желторотых первокурсников и второкурсников, а были похожи на… спортсменов. Каждый из них поочередно хлопнул по рукам баскетболистов команды «Восточные дьяволы Нью-Джерси». Мне понравилась эта демонстрация спортивного братства, хотя я прекрасно понимала, что их попросили так сделать. Телевизионные камеры нацелились на тренера Эндрюса и его помощников. Наши тренеры прошли кряду стульев на боковой линии, пожав по дороге руки тренерам команды противника. А потом началось то, что бывалая Магда назвала вбрасыванием мяча.

Несмотря на зимнюю стужу, в зале было невыносимо жарко из-за орущих зрителей в полной зимней экипировке. В воздухе витало напряжение. Сара, в частности, видимо, ощущала потребность кому-то пожаловаться. Она говорила, что деньги, потраченные на спортсменов Нью-Йорк-колледжа, разумней было бы дать лаборатории психологии, и что поп корн здесь пахнет плесенью. Сидящий рядом с ней Том прихлебывал из своей фляжки (Саре он сообщил, что делает это в медицинских целях).

– Конечно, – с сарказмом заметила Сара.

– Я тоже не против так полечиться, – сказал Пит, выключая мобильный.

Кризис с хомячком был успешно раз решен.

– Угощайся. – Том протянул ему фляжку.

Пит глотнул, сморщился и вернул ее обратно.

– Пахнет зубной пастой, – проговорил он скрипучим голосом.

– Правильно, это же лекарство, – сказал довольный Том и сделал еще один глоток.

В это время Сара вдруг начала следить за игрой.

– За что этому юноше назначили фол? – поинтересовалась она.

– Он нарушил правила, – терпеливо объяснила Магда. – Когда мяч у тебя, ты не имеешь права расталкивать защитников.

– О! – закричала Сара, схватив Магду за локоть так резко, что та пролила свою минералку. – Смотри! Тренер Эндрюс что-то орет судье. Почему?

– Арбитру, – пробормотала Магда.

Она промокнула салфеткой свои белые брюки.

– Здесь арбитры, а не судьи.

– А что сказал этот человек? – Сара нетерпеливо заерзала на лавке. – Почему у него такой ненормальный вид?

– Не знаю. – Магда с раздражением посмотрела на Сару.

Оказывается, и ее бесконечному терпению тоже есть предел.

– Откуда мне знать? Хватит дрыгаться. Ты пролила мою воду.

– Почему этот парень делает штрафной бросок?

– Потому что тренер Эндрюс назвал арбитра слепым сукиным сыном. – Магда вдруг воскликнула: – Боже…

– Что? – Сара лихорадочно оглядела площадку. – Что, что такое? Это ограбление?

– Нет. Хизер, это Купер.

Внутри у меня все сжалось.

– Купер? Не может быть. Что он здесь делает?

– Не знаю, – сказала Магда. – Но могу поклясться, что он тут с каким-то пожилым мужчиной…

Эти слова заставили похолодеть мое сердце. Купер мог прийти только с одним пожилым мужчиной.

Потом я их увидела. Они стояли внизу рядом со скамей кой запасных игроков «Анютиных глазок». Купер внимательно оглядывал зал, наверняка в поисках меня, а папа… папа стоял и развлекался, наблюдая за игрой.

– О господи, – простонала я и прижала голову к коленям.

– Что? – Магда положила руку мне на спину. – Кто это, дорогая?

– Мой отец, – проговорила я, не поднимая головы.

– Твой кто?

– Отец. – Я подняла голову.

Не сработало. Он все еще был здесь. Я надеялась, что закрою глаза, и он исчезнет. Не повезло.

– Это твой отец? – Пит вытянул шею. – Птичка, вылетевшая из клетки?

– Твой отец был в тюрьме? – Том еще не работал у нас, когда я сообщила сотрудникам свое настоящее имя, и поэтому ничего не знал о моей прошлой жизни.

А ведь это не было секретом даже для поклонников Хизер Уэллс, хотя большинство из них были геями.

– За что?

– Не могли бы вы, ребята, немного отклониться, – раздраженно проговорила Сара. – Мне не видно игру.

– Я ненадолго, – сказала я, заметив, что Купер все-таки нашел меня в толпе и решительно направляется в нашу сторону.

Папа следовал в фарватере, поминутно оглядываясь на площадку. Меньше всего мне хотелось бы, чтобы мои друзья стали свидетелями весьма неприятной сцены, поэтому я поспешила навстречу.

Выражение лица Купера было очень решительным. Однако, как я успела заметить, он успел побриться. Может, все не так уж и плохо?

– Хизер, – проговорил он ледяным тоном.

Прекрасно. Все гораздо хуже, чем я думала.

– Посмотри, кого я нашел под нашей дверью, – продолжил он.

И хотя мое сердце дрогнуло, когда он сказал «нашей», я знала, что он имел в виду совсем не то, что мне хотелось бы услышать.

– Когда ты собиралась мне сообщить, что твой папа вернулся в Нью-Йорк?

– Я просто хотела выбрать подходящий момент, – пролепетала я, сознавая, насколько лживо звучат эти слова. – Я думала… я хотела сказать…

– Неважно, – отрезал Купер.

Похоже, и до него наконец дошло, что все слушают наш разговор, хотя что уж они там могли расслышать сквозь крики болельщиков и грохот оркестра?

– Поговорим об этом дома.

С тайным облегчением я ответила:

– Прекрасно. Оставь его со мной. Я за ним присмотрю.

– Кстати, он не такая уж и плохая компания, – сказал Купер, взглянув сверху вниз на моего отца, который стоял как столб посреди зала, видимо, не понимая, что загораживает обзор изрядному количеству болельщиков, и смотрел игру.

По-моему, он просто давно не был на спортивных мероприятиях. А игра оказалась довольно увлекательной, особенно, если в ней разбираешься. Команды сравняли счет.

– Эй! Есть там еще попкорн?

Сара удивила всех, во всяком случае, меня. Оказывается, она понимала, что происходит вокруг. Она замотала головой, не отрывая взгляда от игровой площадки.

– Почти кончился. Скажите Хизер, чтобы она сбегала в буфет.

– А мне принеси соду, – сказан Пит.

– А я бы не отказался от чипсов, – добавил Том.

– Нет! – Завопила Магда, реагируя на что-то, происходящее внизу. – Он, и правда, слепой!

– Кто? – спросил Купер и опустился на мое место. – Зачем он свистит?

– Фол противнику, – выпалила Магда. – Но он почти не дотронулся до него.

Недовольно помотав головой, я пошла к отцу, который не отрываясь, следил за игрой.

27
{"b":"133547","o":1}