ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да ладно, без проблем.

– А еще спасибо за то, что ты сделала вчера вечером, – сказал Мануэль.

Он говорил не очень громко, вообще-то, он никогда громко не говорил, даже когда был здоровым, к нему всегда нужно было прислушиваться. Я наклонилась, чтобы не пропустить ни слова.

– Дядя Хулио сказал, что ты спасла мне жизнь.

Я замотала головой.

– Нет. Тебя спасла «скорая помощь». Я просто оказалась в нужном месте в нужное время. Вот и все.

– Что ж, – Мануэль улыбнулся, – к счастью для меня. Но мне никто так и не сказал… мы выиграли?

– Баскетбольный матч? – Я не смогла сдержать смех. – Нет. Продули во втором тайме.

– Это из-за меня, – с болью в голосе сказал Мануэль.

– Совсем не из-за тебя, – снова засмеялась я. – «Анютины глазки» проиграли. Вот и все.

– Это моя вина, – снова повторил Мануэль, его голос дрогнул.

Я прекратила смеяться, вдруг поняв, что он вот-вот заплачет, его припухшие глаза наполнились слезами. Он попытался поднять руку и смахнуть их, но не смог.

– Ты не виноват, Мануэль, – сказала я. – Как ты вообще можешь думать о таких пустяках? Парни из команды вообще не знали, что произошло. Тренер Эндрюс не говорил им до конца игры…

– Heт, – прошептал Мануэль.

Слезы покатились по его щекам.

– Я виноват в том, что случилось с Линдси. Это из-за меня она умерла.

– Мануэль, не твоя вина, что ее кто-то убил. Ты вообще тут ни причем.

– Я дал ей ключ, – не успокаивался он.

Ему даже удалось пошевелить рукой. Он сжал пальцы в кулак и несколько раз слабо ударил по матрасу.

– Но это не означает, что ты убил ее, – убеждала я.

– Если бы я не дал, она бы не погибла. Мне нужно было сказать «нет», когда она попросила. Я должен был сказать «нет». Но она… она плакала.

– Правильно, – сказала я и поискала глазами детективов, которые были в коридоре.

Они куда-то исчезли. Куда, интересно? Я уже собралась побежать за ними и позвать… но мне так хотелось, чтобы Мануэль продолжал говорить.

– Ты уже говорил это вчера вечером. Когда она пришла к тебе в слезах? Когда попросила у тебя ключ?

– Прямо перед моим уходом, – ответил он. – В понедельник вечером. В семь часов, после того, как столовая закрылась. Я дежурил за Фернандо, он отпросился к бабушке на день рождения. В воскресенье. Сама знаешь. Линдси подошла ко мне, когда я уже надевал куртку, чтобы уйти домой. Она сказала, что ей нужен ключ от столовой, она там что-то оставила.

– Она не сказала, что именно? – спросила я, взглянув на дверь.

Куда запропастились эти парни?

– Что она там оставила?

Мануэль покачал головой. Он все еще плакал.

– Мне нужно было пойти с ней. Я должен пойти с ней, открыть дверь и подождать, пока она возьмет то, что забыла. Но я собирался кое с кем встретиться. – По тому, как он сказал «кое с кем», я поняла, что он имел в виду свою девушку. – Я ушел, а она…

– Да, мы все знали Линдси. Мы все ей доверяли. – Хотя я сама уже начинала думать, что зря.

– Да. Но я все равно не должен был отдавать ей ключ, – не успокаивался Мануэль. – Она была такой милой и такой красивой. Все ее любили. Не могу поверить, что ключ понадобился ей для чего-то плохого. Она сказала, что это очень важно… что это чужое. Они разозлятся, говорила она.

Я почувствовала, что кровь в моих венах внезапно похолодела. Иначе как объяснить, что меня затрясло от озноба.

– Она не сказала, кто?

Мануэль покачал головой.

– А она точно сказала «они», во множественном числе? Она имела в виду, что их несколько?

Он кивнул.

– И тогда ты отдал ей ключ, – закончила я.

Он с несчастным видом кивнул.

– Она сказала, что принесет его обратно. Подойдет к приемной в 10 утра и отдаст мне ключ. И я ждал. Я ждал ее даже тогда, когда приехала полиция. Никто не говорил мне, что случилось. Они просто проходили мимо меня. Я ждал, а она была уже мертва!

Мануэль внезапно замолчал. Он разволновался и плакал… Один из подключенных к нему аппаратов вдруг запищал. Женщина, которую я приняла за мать, встрепенулась.

– Если бы… – проговорил Мануэль. – Если бы…

– Мануэль, тебе нельзя говорить, – перебила я его.

Женщине, которая уже окончательно проснулась, я сказала:

– Позовите сестру. – Она выбежала из комнаты.

– Если… – продолжал говорить Мануэль.

– Мануэль, не нужно говорить, – просила я.

Хулио тоже проснулся и что-то залопотал племяннику по-испански.

Но Мануэль не успокаивался.

– Если бы я не был виноват, – наконец удалось произнести ему, – они бы не пытались меня убить.

– Наверное, они думали, что ты знаешь их имена, – сказала я. – Люди, которые убили Линдси, решили, что ты можешь их опознать. Значит, Линдси сказала тебе нечто такое, что заставило их так думать. Так, Мануэль? Постарайся вспомнить.

– Она сказала… она говорила о ком-то, его зовут…

– Даг? – закричала я. – Его зовут Даг? Или Марк?

Аппарат запищал громче, и в палату прибежали две сестры и доктор, за ними – мать Мануэля… и два детектива.

– Нет, – ответил Мануэль.

Его голос стал совсем слабым.

– По-моему, Стив. Она сказала, что Стив сойдет с ума от злости.

– Стив? Кто такой Стив?

Веки Мануэля опустились.

– Дайте пройти! – на всю палату рявкнул доктор.

Я отпрыгнула в сторону. Доктор стал поправлять какие-то трубки. Слава богу, писк прекратился. Доктор вздохнул с облегчением. Мануэль провалился в сон.

– Все выйдите отсюда, – сказала одна из сестер, махнув рукой в сторону двери. – Ему нужно отдохнуть.

– Но я его мать, – возразила пожилая женщина.

– Вы можете остаться, – смягчилась сестра. – Остальные – вон отсюда.

Я чувствовала себя ужасно. Вслед за детективами я побрела из палаты, а Хулио и женщина остались с Мануэлем.

– Что с ним случилось? – спросил молодой детектив, когда мы вышли в коридор.

И я ему рассказала, я ему рассказала все, что сказал мне Мануэль. Особенно про Стива. Они опять поскучнели.

– Мы все это знаем, – с некоторым осуждением, как будто я специально отвлекла их от чего-то важного, сказал тот, что постарше.

– Нет, не знаете. – Я была протрясена.

– Знаем-знаем, – поддакнул младший своему партнеру. – Все это было в рапорте. Он все это уже говорил вчера вечером. Про ключ.

– Но не про Стива, – возразила я.

– Уверен, что в докладе он упоминался, – сказал старший.

– Стив, – сказал молодой. – Или Джон.

– Не было никакого Джона, – не унималась я. – Только Даг. Или Марк. Марк – это юноша, с которым встречалась убитая. А еще она встречалась с неким Дагом. А теперь вот выяснилось, что был еще и Стив. Только я не знаю никакого Стива.

– Нам все это уже известно, – раздраженно повторил молодой.

Я гневно посмотрела на них.

– Где детектив Канаван?

– Он не смог попасть в город, – сказал пожилой. – Все дороги завалило снегом.

– Прекрасно, – кивнула я. – Тогда, может, вы позвоните ему и расскажете о Стиве? Или мне самой это сделать?

Тот, что помоложе, сказал:

– Повторяю, мисс, нам все это уже давно известно…

– Конечно, мы ему позвоним, – перебил его пожилой.

Молодой удивленно воскликнул:

– Но, Марти…

– Мы позвоним ему, – снова повторил пожилой, подмигнув молодому.

До того дошло.

– А, ну, да-да, конечно. Мы ему позвоним.

Я стояла и смотрела на них. Было очевидно, что детектив Канаван уже говорил им обо мне. А еще было очевидно, что ничего хорошего он обо мне не сообщил.

– Знаете, – в ярости заявила я, – у меня есть номер его мобильного, я могу сама ему позвонить.

– Почему бы и нет? – сказал пожилой, тот, которого звали Марти. – Уверен, он будет счастлив услышать вас.

Молодой прыснул от смеха.

Я покраснела. Неужели для детектива Канавана я и правда как заноза в мягком месте? То есть я, конечно, в курсе, что так оно и есть. Но вот уж не думала, что он будет жаловаться на меня остальным детективам. Я что, притча во языцех всего шестого участка?

35
{"b":"133547","o":1}