ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Сегодня в семь вечера, – ответил Том с улыбкой от уха до уха. – Мы ужинаем у «По».

– Значит, романтическое свидание.

– Надеюсь, – расцвел Том.

Я тоже надеюсь… хотя, кто его знает? Если я не права, и Стивен Эндрюс не голубой, значит, то, о чем мне вчера в женском туалете рассказала Кимберли – правда.

Пока я этого не узнаю наверняка, надо сосредоточиться на единственной ниточке, имеющейся на данный момент, – на таинственном Стиве, который по подозрительному совпадению оказался братом Дага. Если он знает что-то о смерти Линдси, тогда я узнаю точно… по крайней мере, я на это надеюсь.

Если, конечно, меня не выгонят за то, что я толстуха.

20

Как нитка иголке, как ножны ножу,

Я, мой любимый, тебе подхожу.

«Мы подходим друг другу». Автор Хизер Уэллс

Никогда раньше не была на вечеринках в братствах, и мне пришлось крепко поломать голову над тем, что же надеть. Я понимала, что это должно быть круто. Но до какой степени? На улице-то холодно. Может, попробовать утягивающие трусы и мини-юбку? Подойдет ли мини женщине моих лет, у которой, как я недавно заметила, появились жировые складки на бедрах?

Мне даже не у кого спросить. Я не могла позвонить Пэтти, так как она обязательно напомнила бы, что мне нужно связаться с Фрэнком и дать ответ по поводу нашего совместного выступления у Джо, а от Магды вообще не было никакого проку. Когда я позвонила ей и спросила, можно ли мне надеть мини, она сказала: «Разумеется», а когда я поинтересовалась, не надеть ли мне с мини свитер, она взорвалась от возмущения: «Свитер? С ума сошла? Разве у тебя нет ничего в сеточку? Или с леопардовым рисунком?»

Я остановилась на черной, немного тесноватой мини-юбке и прозрачном (но не в сеточку!) топе от Бетси Джонсон.

Широкий пояс юбки скрыл от посторонних глаз складку на животе, еще явственней обозначившуюся после того, как я надела обтягивающие трусы. Я достала длинные, до колен сапоги-чулки (как только я выйду на улицу, на них тут же появятся солевые разводы) и занялась прической. Мне хоте лось выглядеть кардинально по-другому, чем во время моего последнего визита в «Тау-Фи». Я решила сделать начес, что бы выглядеть сексуальней, если, конечно, он сохранится под шапкой.

Несколько капель последнего аромата Бейонс (я в курсе, что это неправильно – пользоваться духами, выпущенными рок-звездой – соперницей, но в отличие от духов Бритни и Тани, они приятно пахли каким-то фруктовым коктейлем) – и я готова.

Я совсем не ожидала, что по дороге встречу Джордана Картрайта.

Правда. За что мне это? Я на цыпочках спустилась вниз, и никто их двух главных мужчин в моей жизни ничего не заподозрил. Папа играл в своей комнате на флейте, Купер тоже был у себя, один Бог знает, чем он там занимается, когда стемнеет. Только сегодня, видимо, он надел наушники, так как слушать папины упражнения даже у меня никаких сил не было. У крыльца стоял некто, очень похожий на снежного человека и пытался забраться на ступеньку, не снимая беговых лыж.

– Хизер? – простонал снежный человек, увидев меня в проеме двери. – Слава богу!

Я узнала этот голос, несмотря на все шарфы, которыми были плотно замотаны шея и лицо.

– Джордан. – Я поспешно закрыла и заперла за собой дверь и осторожно спустилась по ступенькам – не так-то просто это было сделать на высоченных каблуках по сплошному льду. – Что ты делаешь здесь в этих… лыжах?

– Ты не ответила на мои звонки. – Джордан опустил шарф, и я смогла разглядеть его рот, потом поднял лыжные очки, закрывавшие глаза. – Мне очень нужно с тобой поговорить. Папа взял лимузин, такси не вызвать из-за того, что все мосты завалены снегом. И мне пришлось встать на лыжи, чтобы добраться к тебе с Пятой авеню.

– Джордан, ты мог бы приехать на метро.

– Метро? В такое время суток? Да там полно грабителей!

Я покачала головой. Снег прекратился, но было ужасно холодно. У меня в тоненьких нейлоновых колготках успели замерзнуть ноги.

– Джордан, – нетерпеливо сказала я, – что ты от меня хочешь?

– Я… у меня послезавтра свадьба, – ответил Джордан.

– Все правильно. Ты хочешь сказать, что пришел, чтобы мне об этом напомнить и еще раз попросить меня прийти? Так вот, я не пойду.

– Нет, – сказал Джордан.

Насколько мне было видно в тусклом свете фонарей, выглядел он не ахти как.

– Хизер, я послезавтра женюсь.

– Знаю, – проговорила я.

Потом вдруг до меня дошло, зачем он пришел.

К тому же он был еще и пьян.

– О нет. – Я помахала перед его носом ладонью в перчатке. – Нет. Ты не сделаешь этого. У меня нет времени. Я кое с кем встречаюсь.

– С кем? – Глаза Джордана подозрительно заблестели. – Ты сегодня какая-то… нарядная. Хизер, у тебя есть бойфренд?

– Боже! – К счастью, мой голос не разнесся по всей улице.

Шестьдесят сантиметров снега, покрывших автомобили и облака, летящие так низко, что в них розоватым светом отражались огни города, приглушали все звуки.

– Джордан, если ты передумал на ней жениться, скажи это ей, а не мне. Мне плевать, что ты делаешь. Мы расстались, помнишь? Кстати, ты бросил меня ради нее.

– Людям свойственно ошибаться, – пробормотал Джордан.

– Нет, Джордан. Наш разрыв не был ошибкой. Нам нужно было расстаться. Мы правильно сделали, что расстались. Мы не подходим друг другу.

– Но я все еще люблю тебя, – настаивал он.

– Конечно, любишь. Так же, как и я тебя. По-братски. Именно поэтому мы и расстались. Потому что родственники не… Это противоестественно.

– Это не было противоестественным, когда мы… – Он кивнул на входную дверь дома Купера.

– Конечно, – съязвила я. – Поэтому-то ты так стремительно сбежал тогда. Именно потому, что это не было противоестественным.

– Не было, – не сдавался Джордан. – Немного странно, и все.

– Вот именно. Джордан, ты хочешь быть со мной, потому что хорошо меня знаешь. Это просто. Мы так долго были вместе, мы практически вместе выросли. Но это не причина, чтобы так и оставалось. Должна быть страсть. А у нас ее не было. По-моему, у вас с Таней с этим как раз все в порядке.

– Да, – с горечью проговорил Джордан. – Она так и пышет страстью. Я уже с трудом это выношу.

Это было совсем не то, что мне хотелось бы услышать о невесте бывшего жениха. Даже, если я его воспринимала теперь как брата. Почти.

– Надевай лыжи и поезжай обратно, – сказала я. – Прими аспирин и ложись в кровать. Утром ты все будешь воспринимать не в таком мрачном свете. Обещаю.

– Куда ты собралась? – мрачно осведомился Джордан.

– Мне нужно на вечеринку. – Я открыла сумочку, чтобы проверить, захватила ли новую помаду и свежий баллончик со жгучим перцем.

Замечательно, ничего не забыла.

– Что значит нужно? – спросил Джордан, скользя на лыжах рядом со мной, пока я осторожно переступала ногами по скользкому тротуару. – По работе или еще зачем-нибудь?

– По работе, – ответила я.

– А-а.

Джордан дошел со мной до угла. Показались огни светофора, регулирующего на дороге движение, которое начисто отсутствовало. Даже Реджи в такую погоду не вышел на работу. Ветер из парка напомнил о себе, и все вдруг предстало передо мной совсем в другом свете. Как хорошо было бы оказаться сейчас под теплым одеялом с последним романом Норы Робертс в руках, а не стоять на углу улицы с моим бывшим женихом.

– Ладно, – сказал он, наконец. – Тогда прощай.

– Пока, Джордан, – сказала я, испытав сильное облегчение от того, что он ушел.

Он медленно покатился в направлении пятой авеню, а я поплелась через парк, на чем свет ругая себя за то, что не надела джинсы. Я бы не выглядела столь сногсшибательно. Зато мне было бы значительно теплее.

Идти через парк было самоубийством. Я недолго любовалась снежными красотами. Дорожки были убраны, но плохо. Свежий снег успел их завалить. Сапоги, которые я надела, не были водонепроницаемыми, они предназначались только для помещений, предпочтительно с камином, перед которым лежит медвежья шкура. Так было показано на фотографии в каталоге.

40
{"b":"133547","o":1}