ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я встревожилась, когда вышла из лифта и увидела, что надпись «Толстухи, вон отсюда» все еще существует, хотя было очевидно, что ее очень старались стереть. Буквы были не такими блестящими, как в прошлый раз.

Но надпись все-таки уцелела.

На этой вечеринке не было никого с четырнадцатым размером. Если бы меня спросили, я бы сказала, что средний размер, который носят девушки, пришедшие на вечеринку, второй.

Я терялась в догадках, как им удается выискивать себе подходящие пояса в магазинах детской одежды. Вне всякого сомнения, им нужно посещать именно такие магазины, ведь только там можно найти вещи, которые им подходят.

Но никому из присутствующих их худоба не казалась ужасной. (Где вообще размещаются у них внутренние органы? Кишечник и все такое? Или они у них слиплись? Мне кажется, чтобы внутренние органы работали так, как им и положено, талия должна быть, по меньшей мере, 29 дюймов). Джордан уже вовсю развлекался. В ту самую минуту, когда он вошел в дверь, к нему подлетела девица 2-го размера и прочирикала:

– Господибожемой, вы – Джордан Картрайт? Вы из «Изи-Стрит»? Господибожемой, у меня есть все ваши альбомы!

Мгновенно вокруг него столпилось еще несколько девиц с размером 2, которые энергично виляли недоразвитыми бедрами и визжали. Одна из них вручила Джордану пластиковый стаканчик с пивом. Я услышала, как он говорит:

– Знаете, когда вышел мой сольный альбом, в прессе появилось несколько не очень благосклонных отзывов, люди не понимают то, что для них ново.

Понятно, его всосало в себя болото 2-го размера.

– Оставь его в покое, – сказала я Гевину, который обеспокоенно наблюдал за происходящим.

Кто бы на его месте повел себя иначе? Девушки выглядели так, будто не ели несколько дней.

– Слишком поздно. Ему придется выпутываться самому. Ты видел Дага?

Гевин огляделся. В зале было тесно, свет тусклый, я вообще не понимала, как тут можно кого-нибудь узнать. Но ему все-таки удалось засечь Дага Винера. Он стоял в углу у широкого окна и был занят какой-то девушкой. Не знаю, была ли это Дана, его вчерашняя утренняя фея. Но, кто бы она ни была, Даг был полностью ею поглощен, и мне не стоило бес покоиться, что он заметит меня.

– Прекрасно, – сказала я. – Так кто из них Стив?

Гевин снова закрутил головой. На этот раз он махнул рукой в направлении бильярдного стола и сказал:

– Вот он. Играет в пул. Вон тот, высокий со светлыми волосами.

– Ладно, – проговорила я.

Приходилось кричать Гевину в ухо, чтобы он меня услышал. Музыка играла слишком громко. Это был технопоп, который мне вообще-то нравится. Я любила под него танцевать. Печально, но здесь вообще никто не танцевал. Может, на студенческих вечеринках не принято танцевать?

– Давай подойдем к нему, и ты меня представишь, ладно?

– Хорошо, – ответил Гевин. – Я скажу ему, что ты моя девушка.

Я замотала головой.

– Он никогда в это не поверит. Я слишком старая для тебя.

– Совсем не старая, – возразил Гевин.

Я расстегнула куртку и сняла шапку.

– Ты сам назвал меня бабушкой.

– Я пошутил, – смутился Гевин. – Ты не можешь быть моей бабушкой. Сколько тебе лет? Двадцать пять?

– Хм… – проговорила я. – Да. – Плюс-минус четыре года. – И все-таки, скажи ему, что я твоя сестра.

Подбородок Гевина возмущенно выдвинулся вперед.

– Мы совсем не похожи.

– О господи! – От технопопа у меня разболелась голова.

Что я вообще здесь делаю? Я должна быть дома, в кроватке, как все девушки двадцати с хвостиком. По телевизору идет «Леттерман»! Я пропускаю «Леттерман»! Я перекинула куртку через руку, не зная, куда ее деть. Здесь не было вешалки, а я не решалась оставить одежду, где попало. Куртку запросто могут чем-нибудь облить.

– Тогда скажи, что я просто твой друг, которого ты привел поразвлечься.

Гевин кивнул.

– Ладно. Но не оставайся с ним наедине. Даже, если он попросит.

Я невольно стала прихорашиваться. Совсем чуть-чуть. Пальцем поправила волосок, выбившийся из прически.

– Думаешь, он попросит?

– Стив нападает на все, что шевелится. – Ответ Гевина меня совсем не успокоил. – Он как пес.

Я перестала прихорашиваться.

– Ладно, – сказала я, потянув юбку вниз, чтобы она стала хоть на миллиметр длиннее. – Вперед!

Сквозь толпу мы стали протискиваться к бильярдному столу, где, окруженные восхищенными зрительницами второго размера, по очереди гоняли шары два молодых человека. Откуда взялись все эти тощие девицы? Может, их всех держат на каком-то острове, а на ночь выпускают? Днем я их никогда не вижу.

Потом я вспомнила. Этот «остров» называется Манхэттен, а не встречаю я их потому, что днем они заняты перемещениями по «Конде Наст» – именно их снимают на обложки.

Гевин почтительно подождал, пока высокий молодой человек закатит в угловую лузу шесть шаров подряд под одобрительное завывание малоразмерной публики, потом все-таки решился:

– Стив…

Высокий парень обернулся, и я тут же узнала бледно-голубые глаза Дага Винера. Больше ничего общего у них не было. Стив Винер выделялся высокий ростом также, как его младший брат – низким. Мускулистое, как у Дага, тело борца, только большого роста. На нем был черный кашемировый свитер с закатанными рукавами, позволяющими увидеть красиво очерченные предплечья, и сильно потертые джинсы, явно дизайнерские. Прическа такая же нарочито небрежная, как и у всех присутствующих на вечеринке пар ней, за исключением Гевина, у него волосы стояли дыбом потому, что он не удосужился их причесать с утра.

– МакГорен! – На привлекательном лице Стива засияла широкая улыбка. – Давненько я тебя не видел, старик.

Гевин чуть ли не запрыгнул на стол, чтобы пожать протянутую руку. Джинсы Стива сидят так низко на бедрах, что позволяют увидеть плоский, как стиральная доска, живот.

Это потрясающее зрелище и плюс ко всему некоторое количество рыжеватых волос, видневшихся над поясом, заставили меня почувствовать себя так, будто мне ударили под дых. Стив Винер может быть студентом, потенциальным убийцей и так далее, но тело у него что надо.

– Привет, – сказал Гевин своим обычным сонным голосом. – Как дела?

– Рад тебя видеть, старичок. – ответил Стив, и они обменялись рукопожатиями. – Как там в школе? Все еще собираешься стать киношным боссом?

– Нуда, – проговорил Гевин. – Вроде того. В прошлом семестре сдал экспериментальный продвинутый курс.

– Круто, – не удивился Стив. – Если кто и должен был его сдать, так это ты. Ты видишься с Митчем, который был в нашей группе по «Истории кинематографии»?

– Нет, он спалился на травке.

– Дерьмо, – покачал головой Стив. – Что за жизнь?

– Ему дали по минимуму. Сейчас он в федеральной тюрьме.

– Ну хоть в этом парню повезло.

– Да уж. Ему разрешили взять с собой два предмета из спортивного снаряжения – перчатку и биту. Он уже организовал команду. Первую в тюрьме.

– Митч всегда был пробивным, – заметил Стив и взглянул в мою сторону.

Я постаралась сделать выражение лица таким же бессмысленным, как и у красоток 2-го размера, тол пившихся вокруг. Это было несложно. Я просто представила себе, что не ела двадцать два часа, как они.

– Кто твоя подружка? – поинтересовался Стив.

– О, это – Хизер, – сказал Гевин. – Мы вместе снимаем сюжетно-тематическую картину.

Эта импровизация заставила меня слегка запаниковать. Я не имела ни малейшего представления о кинопроизводстве. Я наклонилась вперед так, чтобы моя грудь в откровенном лифчике под полупрозрачным топом практически вывалилась наружу и сказала:

– Приятно познакомиться, Стив. По-моему, у нас есть общие друзья.

Стив, как завороженный, уставился на мою грудь. Вот так-то. Получите, второразмерки!

– Правда? И кто бы это мог быть?

– Девушка по имени Линдси, Линдси Комбс, по-моему.

Я почувствовала, что стоящий рядом Гевин задрожал, хотя и не пил ничего крепкого. Наверное, ему также не понравилась моя импровизация, как и мне его.

42
{"b":"133547","o":1}