ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Они только что нашли ее тело, – проговорил он и рухнул на диван рядом с Гевином.

Крик так и умер во мне.

– Чье тело? – поинтересовался Гевин.

– Линдси, – ответил Том.

24

Мне говорят: «Терпи»,

А я живу в аду.

Встаю я на весы,

Как будто бы в бреду.

Ну разве можно так

Толстеть и тяжелеть?

Скажите же, ну как,

Ну как мне похудеть?

«Весы». Автор Хизер Уэллс

Магда сидела за кассой и рыдала.

– Магда, – в пятый раз просила я ее, – скажи, что случилось?

Магда покачала головой. Противореча всем законам физики и силе лака для волос, ее прическа разрушилась. Волосы, сбившись в колтун, грустно свесились в одну сторону.

– Магда. Скажи, что именно они нашли? Том не хочет об этом говорить. Джеральд не пускает никого на кухню. Сюда уже едут копы. Просто скажи мне.

Магда не могла говорить от потрясения. Питу, которому было поручено выпроводить всех студентов из столовой, даже не требовалось никого убеждать. Они сами поспешно выходили, бросая на Магду нервные взгляды.

Учитывая то, что она не переставала завывать, я не могла их винить.

– Магда, – сказала я, – у тебя истерика. Тебе нужно успокоиться.

Но Магда не могла. Именно поэтому я, тяжело вздохнув, отвесила ей пощечину.

Она не замедлила дать мне сдачи.

– Ой! – закричала я от боли и схватилась за щеку. – Зачем ты это сделала?

– Ты первая начала! – сердито завопила Магда.

– Так у тебя же истерика! – У Магды была тяжелая рука.

У меня искры из глаз посыпались.

– Я просто хотела, чтобы ты пришла в себя. Какого черта ты меня ударила?

– Ты не имеешь права бить людей, даже если у них истерика, – огрызнулась Магда. – Разве тебя не учили этому на курсах по оказанию первой помощи пострадавшим?

– Магда! – Мои глаза наполнились слезами. – Расскажи мне, что они нашли.

– Я покажу, – ответила Магда и вытянула вперед руку.

В ладони она держала странный предмет. Он был золотым, похожим на серьгу, немного крупнее обычной и немного более изогнутой. На кончике блестел бриллиант. Предмет был сильно деформирован, как будто его кто-то жевал.

– Что это? – спросила я, разглядывая его.

– ОТКУДА ЭТО У ВАС?

Мы с Магдой подпрыгнули от неожиданности, столь странной была реакция Шерил Хебиг, которая со своим приятелем Джеффом в этот момент проходила мимо нас к выходу из столовой. Глаза Шерил округлились. Она, не отрываясь, смотрела на то, что было у Магды в руке. Пит, пытавшийся выдворить из столовой всех присутствующих, выбивался из сил.

– Шер, – сказал Джефф и потянул свою подругу за руку, – пошли отсюда. Они хотят, чтобы мы ушли.

– Нет, – сказала Шерил и затрясла головой, она все еще смотрела на то, что было в ладони у Магды. – Где вы это взяли? Скажите мне.

– Ты узнала это, Шерил? – спросила я, хотя по ее реакции и так было понятно, что узнала. – Что это?

– Это сережка, которую Линдси носила в пупке, – ответила Шерил.

Ее лицо стало таким же белым, как и блузка, которая была на ней надета.

– Боже, где вы это нашли?

Магда поджала губы и скрестила руки на груди.

– О нет, – сказала она мелодичным голосом, которым говорила только в присутствии студентов. – Неважно. Тебе нужно идти на занятия, а то опоздаешь…

Но Шерил сделала шаг вперед. Ее взгляд был таким же тяжелым, как и мраморные плиты у нас под ногами.

– Скажите мне.

Магда судорожно сглотнула, посмотрела на меня и начала говорить.

– Это было в измельчителе отходов. В том, что уже неделю не работает. Сегодня пришел инженер, чтобы взглянуть, что случилось. И нашел это.

Она повернула украшение, и на обратной его стороне стала видна надпись «Линдси». Полустертая, едва различимая, но она там была.

Шерил покачнулась, как будто ноги перестали ее держать, и Пит с Джеффом усадили ее на стул.

– Скажи ей, пусть опустит голову на колени, – приказала я Джеффу.

Он был перепуган, но кивнул и заставил девушку пригнуть голову к коленям, золотисто-медовые волосы коснулись пола.

Я повернулась к Магде, посмотрела на серьгу у нее в руке и прошептала:

– Они засунули ее в измельчитель?

Магда покачала головой.

– Они пытались, но кости застряли.

– Значит, она все еще там?

Магда кивнула. Мы говорили шепотом, чтобы Шерил не слышала.

– Раковина засорилась. Никому и в голову не пришло поинтересоваться почему. Она то и дело засоряется. Мы просто начинаем пользоваться другой раковиной.

– И полиция тоже не догадалась туда заглянуть?

Магда наморщила носик.

– Нет. Вода, которая там стояла, была… сама знаешь, какая она может быть в засорившейся раковине. К тому же в понедельник вечером у нас готовили жаркое с красным перцем…

Меня затошнило.

– Боже мой, – простонала я.

Магда взглянула на серьгу.

– Кто мог это сотворить с такой милой, красивой девушкой? Кто, Хизер? Кто?

– Я найду, – ответила я, повернулась и практически вслепую – мои глаза застилали слезы – пошла к Шерил.

Она сидела, опустив голову на колени. Я села на корточки рядом и спросила:

– Шерил, где встречались Линдси и тренер Эндрюс?

– ЧТО? – Джефф подпрыгнул от неожиданности. – Тренер и Линдси? Никогда!

Шерил подняла голову. Ее лицо было ярко-красным от крови, которая прилила к голове. На щеках виднелись дорожки слез, капли все еще блестели на длинных ресницах.

– Тренер Эндрюс? – переспросила она, всхлипывая. – Нет. Не-е-ет. Конечно, нет.

– Ты уверена?

Шерил кивнула.

– Да. Ведь Эндрюс… как бы вам сказать… Он… – Она посмотрела на Джеффа.

– Что? – Джефф испугался. – Тренер Эндрюс?..

Шерил вздохнула и взглянула на меня.

– Вообще-то, мы не уверены, – сказала она. – Но нам всегда казалось, что тренер Эндрюс – гей.

– ЧТО? – Теперь уже Джефф был готов разрыдаться. – Тренер Эндрюс? Такого просто быть не может!

Шерил грустно посмотрела на меня.

– Понимаете теперь, почему мы держали наши подозрения при себе?

– Понимаю, – проговорила я и погладила ее по руке. – Спасибо.

Я вышла из столовой и направилась к лифту.

– Хизер? – Магда со всех ног бросилась ко мне на своих шпильках. – Ты куда?

Я надавила на кнопку, и двери лифта открылись.

– Хизер! – Пит оказывается тоже вышел за мной в вестибюль. – Что случилось?

Я не ответила, вошла в лифт и нажала на двенадцатый этаж. Когда двери начали закрываться, Магда бросилась ко мне, пытаясь протиснуться в кабину. Тщетно.

Она не должна со мной ехать. Ей не понравится то, что я собралась сделать. Мне это самой не нравилось.

Но кто-то же должен.

На двенадцатом этаже двери раскрылись, я вышла из лифта и направилась в комнату 1218. В коридоре, разрисованном одной практиканткой шуточными изображениями Тигры с дредами на голове – она была без ума от «Винни-Пуха» – было очень тихо. В девять утра студенты, у которых нет занятий, еще спят.

Но одного из них мне страшно хотелось разбудить.

– Администрация резиденции, – завопила я, изо всех сил молотя кулаком в дверь.

Никто не имеет права заходить в комнаты к студентам без предупреждения.

Но это не означает, что мы должны разговаривать с нашими жильцами через дверь. Я и не собиралась. Я вставила универсальный ключ в замок и повернула ручку.

Как я и ожидала, Кимберли спала, свернувшись калачиком на кровати. Двуспальная кровать ее соседки по комнате (надо же! В Нью-Йорк-колледже даже простыни были белыми с золотым!) пустовала. Кимберли села на кровати и сонно прищурилась.

– Ч-что происходит? – спросила она. – Господи! Что вы-то здесь делаете?

– Вставай, – приказала я.

– Что? Почему? – Кимберли была очень красива.

Ее лицо, в отличие от моего, еще не знало всех этих омолаживающих и увлажняющих кремов, а волосы не торчали во все стороны, а спускались гладкими волнами по обеим сторонам лица.

48
{"b":"133547","o":1}