ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Прошлой ночью? Это когда Купер застукал меня с мертвецки пьяным братом у дверей дома?

– Нет, – дружелюбно ответил папа. – Я имел в виду, что ты была в юбке. Тебе нужно чаще ее надевать. Молодым людям нравятся девушки в юбках. Я видел, как смотрел на тебя Купер.

Я не стала объяснять папе, что Купер засмотрелся на меня не из-за того, что я надела юбку, а из-за того, что юбка была короткой, как у проститутки. Купер наверняка едва сдерживался от смеха.

А такие вещи рассказывать папе противопоказано.

– Я тебя не спрашивал, – сказал папа за десертом (разумеется, это были батончики «Дав»). – Какие у тебя планы на вечер? Может, я тебя отвлекаю?

– Только от сериала «Американские топ-модели».

– Что это? – спросил папа.

– О, папа, я тебе покажу. – Если он хочет замолить передо мной прошлые грехи, совместный просмотр канала AMTN – прекрасное для этого начало.

27

Не нужно считать меня утонувшей,

Я не хочу.

Кто это придумал?

Воздуха мало, и взгляд потухший.

Я ведь тонуть не хочу безумно.

«Песня утопленницы». Автор Хизер Уэллс

После четвертой серии подряд папа уснул. Не стану его за это винить. Если для женщины нет увлекательнее занятия, чем наблюдение за сложными интеллектуальными играми, вроде той, что я сегодня разыграла в столовой с участием Шерил и Кимберли, то для среднестатистического гетеросексуального мужчины это – бесконечно скучное времяпрепровождение.

Он спал так крепко, что даже телефонный звонок его не разбудил.

– Алло? – Прошептала я, взглянув на определитель номера, там высветилось «Номер не определяется».

– Алло, Хизер? – Услышала я смутно знакомый мужской голос.

– Да, – ответила я. – Кто это?

– Думаю, ты и сама это прекрасно знаешь, – сказал голос. – Кто еще может звонить тебе в полночь с пятницы на субботу?

Я задумалась. Откровенно говоря, я не знала никого, кто бы стал меня беспокоить в такое время, кроме Пэтти. Но она никогда не осмелилась бы подойти так поздно к телефону в присутствии строгой няни, живущей в их доме.

Кстати, Пэтти не говорит мужским голосом.

– Это… – Знаю, что это смешно, но все-таки предположила: – Тед Токко? Извините, что не перезвонила вам, но я была очень занята.

В трубке послышался возбужденный смех. Кто бы это ни был, он явно весело проводит время. Я тут же заподозрила студентов.

Пьяных студентов.

– Нет, это не Тед, – сказал голос. – Это один друг, с которым ты познакомилась вчера вечером. И не говори, что не помнишь.

От воспоминания о ледяном взгляде серых глаз я невольно вздрогнула.

Мне показалось, что кровь мгновенно отхлынула из конечностей. Я застыла с трубкой в руке. Рядом безмятежным сном спал папа, Люси дремала у меня на коленях.

– Привет, Стив, – выговорила я, хотя губы не слушались. – Откуда у тебя мой телефон?

– Может, еще спросишь, откуда я узнал твою настоящую фамилию? – засмеялся Стив. – Мне ее чирикнула одна маленькая пташка. Хочешь с ней поговорить? Она рядом со мной.

И я узнала голос Гевина МакГорена, он витиевато и длинно ругался прямо в трубку. Я узнала его любимые «твою мать» и «дерьмо», которыми он всегда щедро сыпал, когда я ловила его за хулиганством в лифте.

Потом я услышала звук удара, и мгновением позже Стив проговорил:

– Скажи ей, черт побери. Скажи то, что мы велели.

– Пошел ты! – Таков был ответ.

На том конце провода началась какая-то возня, послышался звук еще одного удара.

Когда Стив снова заговорил, было слышно, что он пытается восстановить дыхание.

– В общем и целом ты поняла, – сказал он. – У нас тут еще одна вечеринка. Только в этот раз мы тебя действительно приглашаем. Мы привели сюда твоего дружка Гевина: хотелось быть уверенными, что ты точно придешь. Если не послушаешься, ему будет больно. Ты же этого не хочешь, правда?

Я по-настоящему испугалась и с трудом проговорила:

– Нет.

– Вот и я так думаю. Значит, договорились. Ты приходишь сюда. Одна. Если позвонишь в полицию, мы сделаем ему больно. Если ты не появишься…

– Хизер, не надо! – завопил Гевин, но ему мгновенно заткнули рот.

– … то ему будет очень-очень больно, – закончил Стив. – Поняла?

– Поняла. Я приду. Но куда? В «Тау-Фи»?

– Я тебя умоляю. Мы здесь, Хизер. Сама знаешь, где.

– В Фишер-холле, – проговорила я и посмотрела в окно на злополучное здание, которое являлось местом моей работы.

Для Нью-Йорк-колледжа время было еще не поздним, большинство окон горело, обитатели резиденции пока не собирались укладываться и оставались в полном неведении, что на первом этаже в запертой столовой сейчас происходит нечто жуткое.

Только теперь я перестала ощущать холод в груди, меня охватила злость. Как они посмели? Серьезно. Как они осмелились повторить такое? Они всерьез решили, что я отступлю и позволю превратить Фишер-холл а «Общагу смерти»?

Ладно, может, он уже и стал «Общагой смерти». Но я не допущу, чтобы все это продолжалось.

– Хизер? – вкрадчиво проговорил Стив.

Забавно, какой приятный бывает голос у психопатов-убийц, когда они одержимы очередным злодейством.

– Ты на проводе?

– Да, я слушаю. И скоро приду.

– Хорошо. – Я поняла, что Стив остался доволен. – Мы с нетерпением ждем тебя. Приходи одна.

– Не беспокойся, – заверила я. – Я буду одна.

Как будто мне нужна чья-то помощь, чтобы надрать эту тощую задницу. Стив Винер допустил роковую ошибку, решив сразиться со мной на моей территории. Может, справиться с такой тоненькой девушкой, как Линдси, ему и не составило особого труда, но если он думает, что я сдамся без боя, громкого боя, который поднимет на ноги всех живущих в этом здании и приведет их к дверям столовой, то сильно ошибается.

Если только ни он, ни его брат не припасли для меня острого ножа, как для Мануэля.

– Отлично, – сказал Стив. – И помни: никаких полицейских. Или твой друг – труп.

Я снова услышала звук удара и крик. Крик Гевина.

Каким бы глупым не был Стив Винер, недооценивать его нельзя.

Я положила трубку, оглянулась и увидела, что папа проснулся и сонно трет глаза.

– Хизер? Что случилось?

– В общежитии происходит что-то непонятное. – Я схватила листок бумаги и написала на нем номер. – То есть в резиденции. Что-то плохое. Мне нужно, чтобы ты позвонил этому человеку и сказал, чтобы он приехал туда как можно скорее. Скажи ему, что я встречу его в столовой. И еще скажи, чтобы взял кого-нибудь на помощь.

Папа взглянул на номер.

– Куда ты идешь?

– В Фишер-холл. – Я схватила куртку. – Вернусь, как только смогу.

Папа заволновался.

– Мне это не нравится, Хизер, – сказал он. – Они платят тебе не так много, чтобы ты срывалась на работу среди ночи.

– Еще бы, – сказала я и выскочила за дверь.

Дорога к Фишер-холлу никогда не казалась мне такой дол гой. Я чуть ли не бежала, но казалось, прошла целая вечность.

То ли из-за того, что я шла по скользким тротуарам, то ли, что вероятнее, потому что сердце стучало, как набат. Только бы они ничего не сделали Гевину, только бы не опоздать…

Я так неслась, что не заметила Реджи, пока буквально не врезалась в него.

– Вот это да, маленькая леди, – закричал он. – Куда это ты спешишь в такое позднее время?

– Отстань, Реджи. – Я не могла отдышаться. – Ты что домой вообще никогда не уходишь?

– Вечер пятницы для меня самое удачное время, – ответил Реджи. – Хизер, что случилось? Ты белая, как… как белая девушка.

– Это те самые парни, – прерывисто дыша, ответила я. – Я тебе о них говорила. Они захватили одного из моих студентов. В столовой. Они убьют его, если я сейчас же не приду.

– О-хо-хо, – простонал Реджи и схватил меня за руки так сильно, что я поняла – мне не вырваться. – Ты серьезно? Хизер, тебе не кажется, что ты должна позвонить в полицию?

54
{"b":"133547","o":1}