ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мне кажется, вы лжете, миледи, — едва заметная улыбка тронула губы рыцаря, красивые и, чувственно мягкие. — Думаю, эта ночь и для вас станет самой восхитительной.

Большой палец руки сэра Джеймса скользнул по подбородку девушки к нежной шее. Алина судорожно перевела дыхание. Она чувствовала, что вся дрожит, и ненавидела этого человека за то, что тот делает с ее телом. Не было никакого сомнения, он преуспел в искусстве любви и имел предостаточный опыт.

— Прошу вас, сэр, — сказала девушка дрожащим голосом, чувствуя, как скользят по ее шее пальцы сэра Джеймса, — мы здесь не одни. На нас смотрят.

Рыцарь улыбнулся.

— Хорошо. Я подожду, хотя, и без особого удовольствия.

Остаток пути он продолжал сжимать девушку в объятиях, но больше не ласкал и не целовал. Алина знала, ей следовало бы сидеть в седле прямо и дать понять сэру Джеймсу, что она не в восторге от его общества, но не могла заставить себя сделать это. В его нежных объятиях было так тепло и уютно, а широкая грудь так надежно укрывала от ветра.

Сэр Джеймс поправил свой плащ так, чтобы тот покрывал кольчугу, и девушка смогла прислониться к нему щекой. Согревшись и успокоившись мерным шагом лошади, Алина вскоре задремала, доверчиво прильнув к груди своего похитителя.

Джеймсу нравилось чувствовать перед собой теплое тело девушки, вдыхать тонкий аромат ее волос. И зачем только женщины носят эти ужасные головные уборы? Волосы леди Клариссы слишком роскошны, чтобы их прятать. Но потом мужчина подумал, что именно благодаря ужасным головным уборам только он один сможет любоваться огненно-рыжей струящейся массой. Днем роскошные волосы будут скрыты от любопытных глаз других мужчин. Джеймс улыбнулся про себя, решив, что и в браке есть свои преимущества. Кто бы мог подумать, что он будет с таким нетерпением ждать свадьбы с племянницей герцога Танфорда?

Как и сказал Джеймс, до конечного пункта их пути было не так уж и далеко. И менее чем через час они прибыли в Редмер Кип. Когда жеребец сэра Джеймса остановился во дворе замка, Алина проснулась и выпрямилась в седле. При мысли о том, как легко и доверчиво заснула в объятиях сэра Джеймса, лицо залила густая краска. Рыцарь помог ей спешиться, и сам спрыгнул с коня. Улыбаясь и безостановочно что-то, говоря, к ним подошел управляющий замком. За те пять минут, что Алина провела в его обществе, он успел так заморочить ей голову, что при виде его жены, спокойной и немногословной женщины, у девушки отлегло от сердца. Жена управляющего вызвалась проводить Алину в ее комнату, в верхнем этаже замка, где обычно размещались леди, и девушка в сопровождении Джеммы поднялась по лестнице.

Сославшись на усталость, Алина отказалась спуститься к ужину и велела принести еду в комнату. Только служанка успела выполнить ее просьбу, как раздался громкий стук в дверь, после которого, не дожидаясь разрешения войти, в комнату ворвался сэр Джеймс. Лицо его было чернее тучи.

— Черт возьми, что, интересно, вы себе позволяете? — прогремел он.

Взглянув на служанку, рыцарь решительным кивком головы велел той выйти. Девушка поклонилась и с облегчением выскользнула из комнаты.

Алина встала и повернулась к сэру Джеймсу, мысленно заставляя себя собраться с духом. Обойдя кровать, к Алине подошла Джемма. Заметив служанку девушки, сэр Джеймс рявкнул:

— Выйди! Мне надо поговорить с твоей госпожой с глазу на глаз.

Джемма смело посмотрела рыцарю прямо в глаза и ответила, правда, несколько неуверенно:

— Я выйду, когда мне прикажет госпожа. Услышав подобную наглость из уст этой маленькой служанки, сэр Джеймс вытаращил на нее глаза, но, прежде чем успел что-либо сказать или сделать, Алина велела:

— Сделай, как он говорит, Джемма.

Та бросила на девушку встревоженный взгляд.

— Вы уверены? Алина кивнула, — Да иди. Не бойся за меня.

Сэр Джеймс, плотно сжав губы, смотрел, как маленькая служанка выходит из комнаты, и когда дверь закрылась, повернулся к Алине.

— Кажется, я задал вам вопрос.

— Поскольку не имею ни малейшего представления, о чем вы говорите, то тем более не знаю, что ответить.

— Вы собрались ужинать здесь.

— А разве это запрещено? — резко возразила Алина. — Поверьте, для одного дня я уже сыта по горло вашей компанией. Разве я обязана быть с вами каждую минуту?

— Мне все равно, где вы будете ужинать. Это не меня вы оскорбляете своим гордым видом! А управляющего, его жену и лорда Бофорта!

— Оскорбляю? — Алина стояла перед рыцарем, подбоченясь. — Я еще никого здесь не оскорбила. А с этими людьми едва успела перекинуться парой слов.

— Вот этим вы их и оскорбляете. Вы — племянница герцога, а таких высоких гостей эти люди принимают нечасто. Они страшно рады вашему визиту и с удовольствием похвастают потом перед своими родственниками, что ужинали за одним столом с племянницей Танфорда. Жена управляющего и все слуги с ног сбились, чтобы привести эту комнату в порядок и приготовить ужин, достойный вашей персоны. И меньшее, что вы могли бы сделать, это спуститься вниз и отужинать с ними.

— О! — только сейчас до Алины дошло, что ее присутствие для кого-то и в самом деле может быть чем-то особенным. И дело вовсе не в том, что, по словам сэра Джеймса, знатность ее персоны позволяла ей оскорблять людей, а в том, то она абсолютно не знала, чего именно ожидали от племянницы герцога.

Алина хотела извиниться, но вовремя вспомнила о своем решении сыграть роль такой упрямой и гордой леди, чтобы отбить у сэра Джеймса всякую охоту жениться на ней. Поэтому девушка гордо вскинула голову:

— Но он всего лишь управляющий этого отвратительного маленького замка. А потом вы, скорее всего, попросите меня отужинать с крепостными лорда Бофорта?

Глаза сэра Джеймса вспыхнули злым огнем.

— Господи, да вы и в самом деле, невыносимая маленькая, — Да, сэр Альфред всего лишь управляющий, но он человек достойного происхождения, к тому же, рыцарь. Что же касается Танфорда, о нем нельзя сказать и половины этого.

— Что?! — воскликнула Алина, немного успокоившись, когда увидела, что сэр Джеймс не собирается делать ей ничего плохого. — Что вы хотите этим сказать? Наш род относится к одному из лучших в Нормандии и Англии. Мы были лордами уже тогда, когда Уильям еще ходил в учениках ткача.

— Я имел в виду вероломство Танфорда, а не его корни.

— Да как вы смеете!

— Всем известно, что верить этому человеку нельзя. Во всей Англии вряд ли найдется идиот, решившийся ему поверить.

— В самом деле? — презрительно фыркнула Алина. — И это говорит человек, обручившийся со мной весьма коварным и сомнительным способом!

— Я не стал бы называть это коварством. Скорее, всего, лишь верность по отношению к моему брату, а этих вещей Танфорду, конечно же, не понять, — Джеймс замолчал, явно пытаясь взять себя в руки. — Но мы отвлеклись от главного. Я здесь для того, чтобы проводить вас вниз. И не позволю оскорблять вассалов лорда Бофорта.

— А если я откажусь?

— Что ж, в таком случае, мадам, я просто отнесу вас в залу и усажу за стол.

Алина еще очень хорошо помнила тот вечер, когда сэр Джеймс перекинул ее через плечо и вынес из залы замка, где они выступали с труппой. По выражению его глаз девушка поняла, что рыцарь удовольствием проделает то же самое и сейчас, невзирая на то, что она — племянница герцога. Ничего не оставалось делать, как произнести ледяным тоном:

— Хорошо. Я знаю, что проигрываю вам в силе. А потому вынуждена преклонить колени перед тираном.

С этими словами девушка прошла мимо рыцаря, гордо вскинув голову. Бросив ей вслед сардонический взгляд, сэр Джеймс пробормотал:

— Да, презрения в вас хоть отбавляй. Он поспешно направился вслед за девушкой и догнал ее уже за дверью. Потом галантно предложил руку, и, приняв ее, Алина метнула на него уничтожающий взгляд. По извилистой лестнице молодые люди спустились в большую залу.

— Миледи, вы почтили нас своим присутствием! — воскликнул сэр Альфред, когда Алина переступила порог залы, и вскочил с места, чтобы приветствовать ее.

15
{"b":"133550","o":1}