ЛитМир - Электронная Библиотека

Алина увидела ровные высокие стены с узкими оконцами и почувствовала себя маленькой и жалкой. Сердце учащенно билось, дыхание было частым и прерывистым. Ее сильно знобило.

В этот момент распахнулись массивные деревянные двери замка, и на пороге показался довольно высокий крупный мужчина. У него были такие же темные волосы, как у Джеймса, но глаза — черные, а не голубые, и цвет кожи гораздо более смуглый. Незнакомец был немного выше Джеймса и шире в плечах, а грудь и руки приятно поражали сильной мускулатурой. Великан походил на Джеймса, хотя и не был так красив. Алина была уверена, что это не кто иной, как брат Джеймса, граф Норвен.

— Джеймс! — радостно закричал мужчина, бросившись к брату. Они обнялись, радостно похлопывая друг друга по спине и улыбаясь. Потом граф повернулся к спешившемуся Стивену, заключил его в свои объятия и весело заметил, что юноша очень вырос с тех пор, как они виделись в последний раз.

Вслед за графом из замка выбежала светловолосая женщина. Она держала на руках ребенка и радостно улыбалась.

— Стивен! Джеймс! Наконец-то вы вернулись домой!

Сбежав по ступенькам крыльца, женщина тотчас же попала в объятия Стивена, который поднял ее вместе с ребенком и закружил.

— Элизабет! Мэри!

Малышка завизжала от радости и протянула к Стивену пухлые ручонки. Расцеловав женщину и ребенка, Стивен забрал у сестры темноволосую девочку, нежно обнял ее и щекотал до тех пор, пока та не залилась громким смехом.

— Элизабет, — Джеймс подошел к женщине и тоже обнял ее, хотя и более сдержанно, чем Стивен.

— Джеймс! Наконец-то вы приехали. Я так рада видеть вас обоих. Ваш посыльный прибыл еще три дня назад, и мы уже стали волноваться.

Малышка подбежала к Джеймсу.

— Дядя, дядя!

Тот засмеялся и, подхватив девочку на руки, звонко расцеловал в обе щеки. С выражением бесконечной любви на лице, он еще долго держал племянницу на руках.

Алина во все глаза смотрела на сцену, разыгравшуюся перед ее глазами. Она бы никогда не подумала, что Джеймс может быть таким простым и естественным, нежным и любящим.

— А где же твоя невеста? — спросила Элизабет, отступая назад и поворачиваясь к Алине, которая все еще сидела верхом.

Опустив девочку на землю, Джеймс направился к жене.

— Элизабет. Ричард. Я хочу познакомить вас со своей женой, леди Клариссой.

Быстро, прежде чем Джеймс успел дотронуться до нее, Алина спрыгнула на землю. Как только ноги коснулись земли, колени стали подгибаться, но, ухватившись за седло, она сумела устоять. Странно, вдруг все вокруг закружилось. Ее захлестнула волна жара, стало трудно дышать. Через мгновение Алина отпустила седло и без чувств упала на землю.

Глава 9

Элизабет испуганно вскрикнула, а Джеймс, тихо выругавшись, подбежал к жене и опустился на колено. Девушка была смертельно бледна.

— Господи, — прошептал Джеймс. — Что я наделал!

— Джеймс, что случилось? Что случилось? Она больна? — запричитала Элизабет.

К ним подбежали Стивен и Ричард. Джеймс поднял жену на руки. Нежное, хрупкое тело горело, как в огне.

— О Боже, да, она больна, а я… — Джеймс бросил измученный взгляд на Стивена. — Ты был прав, а я не поверил. Господи, если я убил ее…

— Убил?! — повторила потрясенная Элизабет. — Джеймс! Что ты говоришь? Стивен!

— Ты не виноват, что она заболела, — решительно возразил Стивен. — Леди Кларисса и мне говорила, что хорошо себя чувствует.

Джеймс с Алиной на руках направился к замку. Обогнав его, Элизабет побежала за служанкой. Заключала процессию забытая всеми Джемма.

Пройдя холл, Джеймс поднялся по лестнице и внес Алину в комнату, которую указала Элизабет. Служанка, прибежавшая на зов хозяйки, откинула одеяло, и Джеймс осторожно опустил жену на постель. Выпрямившись, он с беспокойством посмотрел на ее бледное, безжизненное лицо.

Элизабет принялась протирать лицо девушки тканью, смоченной в холодной воде.

— Ты прав. Она вся горит.

В этот момент к постели подошла Джемма и протянула руку, чтобы забрать кусок влажной ткани. Вздрогнув от неожиданности, Элизабет удивленно посмотрела на карлицу.

— Кто… кто ты?

— Служанка ее светлости, — Джемма смело, даже несколько дерзко посмотрела на Элизабет. — И ухаживать за ней должна я, — с этими словами маленькая женщина смерила Джеймса осуждающим взглядом, хотя тот и без того испытывал сильнейшие угрызения совести. Джеймс долго смотрел на служанку жены.

— Она права. Это ее обязанность, Элизабет. Графиня протянула Джемме кусок влажной ткани и отступила назад, увлекая деверя за собой.

— Довольно необычная служанка, — смущенно пробормотала она.

— Да и госпожа у нее непростая, — невесело усмехнулся Джеймс.

— Да, — Элизабет оглянулась на Алину. — Когда это началось?

— Не знаю… я… мы практически не разговаривали, — признался Джеймс, заливаясь краской стыда. — Стивен, в отличие от меня, сразу понял, что ей нездоровится, — он отвернулся. — Это я во всем виноват. Она считала ниже своего достоинства просить меня об отдыхе.

— Но ей следовало сказать, что она плохо себя чувствует, — уверенно заявила Элизабет. — Гордость вряд ли может помочь, когда речь идет о жизни и смерти.

Джеймс стремительно вскинул голову.

— Она настолько плоха?

— Нет, прости. Я вовсе не хотела сказать, что твоя жена умрет, — Элизабет накрыла ладонью руку деверя. — Скорее всего, у нее обычный жар, но он обязательно пройдет.

Со стороны постели донесся тихий стон, и оба говорившие обернулись. Глаза Алины, дрогнув, открылись и уставились на Джемму, которая сидела у изголовья и протирала лицо больной.

— Джемма?

— Да, миледи, — отозвалась карлица, многозначительно глядя девушке в глаза.

Алина часто заморгала, пытаясь вспомнить, что случилось, и где она находится. Услышав шаги, девушка повернула голову и увидела Элизабет и Джеймса.

Они остановились в нескольких шагах от постели. Лицо Джеймса было озабоченным и нахмуренным. Алина смотрела на него, постепенно приходя в себя. Она никогда еще не видела на его лице такого выражения. Теперь Алина вспомнила, что случилось, как она стояла рядом с лошадью, и все вдруг поплыло перед глазами. Они приехали в Норкасл, и эта женщина, рядом с Джеймсом, ни кто иной, как графиня Норвен.

Элизабет с участием посмотрела на девушку.

— Как вы себя чувствуете, моя дорогая?

Алина вздохнула.

— Не знаю. Но у меня страшно болит голова, — она коснулась рукой лба. — И горло. Мне кажется, у меня все болит.

Сердце Джеймса невольно сжалось от этих слов, но потом он все же не выдержал.

— Черт возьми, миледи, почему же вы не сказали, что плохо себя чувствуете? Алана посмотрела ему в глаза.

— Я все равно не стала бы просить вас остановиться.

— Вы упрямы как… как…

— Джеймс, — укоризненно произнесла Элизабет, едва заметно улыбаясь.

Тот бросил на невестку раздраженный взгляда, но все же замолчал.

— Да. Я не прав.

— Джеймс, я понимаю, ты беспокоишься за жену, — снова заговорила Элизабет, — но будет лучше, если ты спустишься вниз и дашь мне возможность поухаживать за леди Клариссой. Джемма и Олуэн помогут мне.

Поколебавшись немного, Джеймс вздохнул. –

— Хорошо. Не буду вам мешать, — он улыбнулся невестке и легко коснулся ее руки. — Я надеюсь на тебя, Элизабет.

— Да, — раздался с постели слабый, но едкий голос Алины. — Будет выглядеть не слишком хорошо, если он унаследует мои земли так скоро после того, как мы поженились.

Глаза Джеймса гневно сверкнули, но Элизабет предостерегающе сжала его руку, и мужчина сдержался.

— Надеюсь, вы скоро поправитесь, миледи, — кивнув Элизабет, Джеймс стремительно вышел из комнаты.

Графиня повернулась к своей гостье. Алина проводила Джеймса долгим взглядом. Какое-то время Элизабет задумчиво смотрела на нее, потом улыбнулась и бодро произнесла:

25
{"b":"133550","o":1}