ЛитМир - Электронная Библиотека

Алина совсем запуталась в своих чувствах к мужу и теряла уверенность по мере того, как осень близилась к завершению.

Джеймс начал учить жену читать и был терпим к ее ошибкам, поначалу довольно многочисленным. Когда же он устремлял на нее полный желания взгляд, брал ее руку и подносил к губам или целовал, желая спокойной ночи, все внутри у девушки замирало.

Всю осень Джеймс ухаживал за женой. После ее неудавшейся попытки бежать, он был терпелив и нежен и не требовал исполнения супружеского долга. Джеймс гулял с Алиной в саду, защищенном от холодных ветров высокой крепостной стеной, сидел с ней у окна в зале и разговаривал, сжимая и легонько поглаживая в своей руке ее ладонь. Он смеялся, говорил жене комплименты, рассказывал увлекательные истории, приключившиеся с ним во время крестовых походов. Вечером Джеймс часто провожал Алину до двери ее комнаты, где долго и нежно целовал, пока у нее не начинала кружиться голова. Но потом просто уходил, не делая попыток войти.

А она часто ловила себя на том, что думает о муже, когда его нет рядом, мечтает о том, каково и в самом деле быть его женой. Алина понимала — он привязывает ее к себе, соблазняет с большим мастерством и терпением, но все же не могла ненави деть его за это. По всей видимости, она дорога Джеймсу, думала Алина, раз он так терпелив и прилагает все усилия к тому, чтобы покорить ее сердце.

Даже самой себе девушка боялась признаться, что у нее начинает пробуждаться ответное чувство. Джеймс был самым красивым мужчиной из всех, кого она когда-либо видела, и с каждым днем становился для нее еще красивее. Алина понимала, что думает о непристойных вещах, но ей до смерти хотелось видеть грудь Джеймса, скрытую под туникой, и снова ощутить на себе его губы.

Часто Джеймс со Стивеном или Ричардом упражнялись во дворе, оттачивая искусство владения мечом, и Алина порой наблюдала за ними из узкого окна своей комнаты. Она не могла отвести взгляд от ловких, грациозных движений мускулистых ног Джеймса, решительного выражения его лица, ей нравилось даже то, как блестели его мокрые от пота волосы. В эти минуты он казался Алине наиболее прекрасным, каким-то даже первобытным и очень мужественным.

Ноябрь закончился, и начинались приятные хлопоты, связанные с предстоящими Рождественскими праздниками, Рождественским постом, самим Рождеством и Днем подарков.[7] Алина окунулась в эту суету со смешанными чувствами. Ее радовали изысканные обеды, красивые подарки и теплота, с которой к ней относились Норвены, но, с другой стороны, испытывала угрызения совести от того, что так ловко обводит их вокруг пальца. Алина подарила мужу красивый широкий пояс, который смастерила сама, богато расшив его, и Джеймс поблагодарил жену с такой радостной улыбкой на лице, словно получил и в самом деле ценный подарок.

В свою очередь он подарил Алине пояс, изготовленный из звеньев золотой цепочки, чередовавшейся со вставками из золота и рубинов. Девушка изумленно вскрикнула при виде столь дорогого подарка, ее сердце учащенно забилось. Она робко, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы, улыбнулась мужу и быстрым движением застегнула пояс на своей тонкой талии, сорвав тот, матерчатый, что носила раньше. Ее рука ласково погладила прохладные золотые звенья.

— Какой красивый, — восхищенно прошептала Алина. У нее никогда не было столь дорогой и красивой вещи.

— Нет. Это вы красивы, — Джеймс взял ее руку и легонько коснулся губами. — У меня есть для вас еще один подарок.

Удивленная, Алина подняла глаза.

— Это мой свадебный подарок, но он только что прибыл. Я заказывал его ювелиру в Йорке.

Джеймс протянул жене небольшой сверток, развернув который, она увидела золотые ожерелье и серьги со вставками из золотисто-желтых топазов. Не веря своим глазам, Алина уставилась на великолепные украшения.

— Но, Джеймс, это ведь так дорого! — тот усмехнулся.

— И я слышу это от леди Клариссы! Верить ли мне своим ушам?

На лице Алины появилась гримаса.

— Я ничуть не жадная. В чем, в чем, а в этом вы не можете меня обвинить.

— Да, это так. Вы никогда ничего не просите. Но я сам решил сделать вам этот подарок. Топазы так подходят к вашим глазам. Именно поэтому я остановил свой выбор на них. Я знал, каким будет мой свадебный подарок, как только увидел вас в первый раз.

Алина сделала над собой усилие, чтобы не расплакаться. Сердце в груди сладко замирало. Ей так нравились украшения, которые подарил Джеймс, раньше она и думать о подобном не смела. Но теперь у нее стало еще отвратительнее на душе от того, что она обманывает этого человека.

В порыве чувств, Алина подбежала к мужу и крепко обняла его. Он засмеялся.

— Дорогая женушка, если бы я знал, что мой подарок будет так воспринят вами, я сделал бы

его еще раньше.

Смахнув с лица непрошенные слезы, Алина отошла от мужа, беззлобно проворчав:

— Можете шутить, сколько вздумается, но я буду дорожить этими украшениями. Они так красивы!

— И, может быть, заслуживают поцелуя? — дразнящим тоном спросил Джеймс.

— Может быть, — сделав шаг вперед, Алина легко чмокнула мужа в губы, но в тот же миг оказалась в кольце его рук и невинный поцелуй стал более страстным и длился до тех пор, пока у девушки не пошла кругом голова.

Когда Джеймс отпустил Алину и какое-то время еще ласкал взглядом, она заметила полыхавшее в его глазах пламя страсти. Но уже в следующую минуту Джеймс взял себя в руки. Огонь желания, загоревшийся в его глазах, померк и, натянуто улыбнувшись, он отступил от жены. Девушка судорожно перевела дыхание. В глубине души ей не хотелось, чтобы Джеймс отпускал ее.

Выпал снег, потом несколько дней подряд дули холодные, злые ветры, и обитатели замка не отваживались выходить на улицу. Мужчины все чаще упражнялись в воинском мастерстве. Однажды днем Алину, Элизабет и Маргарет, занятых шитьем в верхней комнате, встревожили звуки скрещивающегося оружия. Женщины в ужасе переглянулись, уверенные, что от безделья мужчины затеяли какой-то опасный поединок. Спустившись по лестнице, они уставились не представшую их взорам картину.

Внизу и в самом деле шло самое настоящее сражение, но его участники просто упражнялись, а отнюдь не сражались всерьез. Должно быть, они решили разогнать скуку путем превращения большой залы в поле боя.

Женщины успокоились и облегченно заулыбались, и уже через несколько минут Элизабет и Маргарет вернулись к своему занятию. Алина осталась стоить на лестнице, не в силах отвести взгляд от Джеймса. От постоянного движения и огня, полыхавшего в огромном камине, мужчинам было жарко, они сбросили с себя длинные верхние туники, оставшись в нижних. Влажная от пота туника Джеймса плотно обтягивала его плечи и, неполностью зашнурованная, приоткрывала грудь. Джеймс закатал рукава туники, и рельефные мускулы его рук блестели от пота. Как ни старалась, Алина не могла отвести взгляд от игры мускулов под загорелой кожей мужа. Ей хотелось дотронуться до его тела, снять мокрую от пота тунику и увидеть скрывающуюся под ней широкую грудь. Девушка понимала, что ее мысли ужасно непристойны, но ничего не могла с собой поделать.

Наконец, Алина заставила себя отвернуться и только теперь заметила внизу в зале какого-то мужчину, который, прижавшись к стене, наблюдал за шуточным боем, происходящим перед его глазами. Словно почувствовав на себе взгляд Алины, мужчина поднял голову, их глаза встретились. Алина вдруг почувствовала сильный озноб. Быстро отвернувшись, она поспешила вверх по лестнице, в комнату, где они с Элизабет и Маргарет шили одежду.

Однако вечером того же дня, за ужином, девушку не покидало ощущение, что за ней следят. Оглядевшись украдкой по сторонам, она опять встретилась взглядом с тем же незнакомцем. Испытывая странное беспокойство, Алина поспешила опустить глаза. После ужина Джеймс, его брат и несколько рыцарей расположились у камина, а Элизабет и Маргарет поднялись наверх. Алина пошла вслед за ними, немного злясь на Джеймса за то, что он предпочел ей компанию мужчин.

вернуться

7

День подарков — второй день Рождества, когда слуги, посыльные и т. д. получают подарки.

35
{"b":"133550","o":1}