ЛитМир - Электронная Библиотека

— О, любовь моя, моя Кларисса, — прошептал он. — Меня не убьют эти разбойники. Клянусь. Ты должна верить. Я вернусь к тебе, и мы будем любить друг друга. И жизнь наша будет долгой и счастливой.

Он опустился на одеяло, все так же крепко прижимая жену к себе. Алина доверчиво прильнула к нему, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. ЕСЛИ БЫ ВСЕ ТАК И БЫЛО, КАК СКАЗАЛ ДЖЕЙМС…

Глава 16

Ранним утром следующего дня Джеймс и его войско выехали за пределы замка. Потеплее закутавшись в накидку, Алина вышла во двор проводить мужа. Лицо девушки было бледно, глаза — сухи. Она плотно сжала губы, чтобы не расплакаться, а руки спрятала в складки накидки, чтобы не броситься к Джеймсу.

Она не будет говорить о своих страхах, не будет ни о чем просить. Джеймс прав: глупо думать, что с ним что-то случится. Шайка разбойников, обитающая в лесах, едва ли сравнится с Джеймсом, графом и их рыцарями. Единственным затруднением могли стать поиски разбойников в лесу, где легко спрятаться. И это могло занять неопределенное время.

Но у влюбленного человека иногда возникают самые разные, ничем не оправданные страхи. Так и Алина, провожая взглядом Джеймса, чувствовала себя прескверно. Когда мужчины выехали за ворота, она бросилась к башне на крепостной стене и, взлетев по лестнице, подбежала к бойнице. Судорожно вцепившись в холодный камень, Алина провожала взглядом войско мужа, пока, наконец, оно не скрылось из вида. Потом вернулась в шатер и, упав на одеяло, горько заплакала.

В этот день Алина работала с тяжелым сердцем и опухшими от слез глазами, прекрасно понимая, что только работа может спасти ее от переживаний. Она заставила слуг работать от зари до заката солнца, но никто, даже Джемма, не жаловались, опасаясь гневного блеска золотистых глаз леди.

Когда с мытьем полов и стен было покончено, Алина отправила слуг за свежей соломой. Велев постелить ее на пол, она разбросала вокруг душистые травы, как это делала леди Элизабет. Через какое-то время в самую большую спальни внесли кровать, которую она привезла из Норкасла. Алина покрыла матрац самой лучшей простыней.

Другую комнату на втором этаже девушка превратила в гардеробную, где сложила свою одежду, переложив ее душистыми травами. Прибывший из Норкасла столяр Эйлуин был занят починкой столов, стульев и другой мебели, которую разломали разбойники. Крысолов сделал свое дело, очистив замок и его окрестности от нечисти. Леди Элизабет прислала несколько гобеленов, и Алина приказала развесить их по холодным каменным стенам. Мало-помалу замок приобретал жилой вид. И после всех усилий и трудов, которые вложила в него Алина, он показался ей дороже и роднее большого величественного Норкасла.

Девушка мечтала, как они с Джеймсом проживут здесь до конца своих дней, вырастят детей, и будут вести простую деревенскую жизнь. Может быть, если они не возвратятся в Лондон, будут предоставлены сами себе и их визиты ограничатся Норкаслом и Бофортом, то Джеймс и не узнает правды. Алина понимала — надеяться на это в высшей степени глупо, Танфорд во что бы то ни стало осуществит свои грязные замыслы, даже, если они с Джеймсом и не появятся в Лондоне. Но приятно было мечтать, тем более, в этом нет ничего плохого. Очень скоро она будет страдать из-за того, что сделала. А пока можно мечтать и надеяться.

Хотя в самом замке мало-мальски навели порядок, работы оставалось предостаточно. Надворные постройки — кухня, церковь и оружейная мастерская тоже требовали очистки и ремонта. Алина назначила одного из слуг, более способного, чем остальные, поваром, но он нуждался в помощи, которую Алина охотно оказывала. Помимо этого, между слугами часто возникали ссоры, они то и дело обращались к хозяйке с вопросами относительно тканей, пряжи или своих обязанностей. Подобные вещи чрезвычайно утомляли девушку, которая никогда раньше никем не командовала и не была связана властью и ответственностью. Она только радовалась, что сейчас ее не видит Джеймс. Ведь он вправе ожидать, что такая леди, как Кларисса, умеет обращаться со слугами и управлять делами небольшого замка.

Почти каждый день Джеймс посылал в замок человека с известиями об их успехах. Девушке было приятно такое внимание мужа, ему явно небезразлично, что она беспокоится о нем. Джеймс сообщал, что у них все хорошо, но чтобы очистить лес от разбойников, потребуется некоторое время.

Обычно, посыльный передавал сообщение устно, но один раз Джеймс написал Алине короткую записку, в которой говорил, что часто думает о ней и очень скучает. Записка была написана довольно просто, так, чтобы Алина смогла ее прочесть, и девушка испытывала гордость от того, что и в самом деле смогла прочесть послание. Она сложила записку и постоянно носила ее с собой, то и дело, вынимая, и перечитывая вновь. Скоро Джеймс вернется к ней, думала Алина, она сможет обнять его, расцеловать и убедиться, что он вернулся невредимым.

Однажды посыльный Джеймса прибыл в замок почти сразу же после обеда. Сняв шляпу, он

поклонился:

— Миледи, сэр Джеймс просил передать, что их компания успешно завершилась. В лесу не осталось ни одного разбойника, а предводитель повешен.

— А мой муж? — спросила Алина, вставая со стула и судорожно сжимая руки. — С ним все в порядке? Он возвращается?

— Да, миледи. Их светлости уезжают домой в Норкасл, а сэр Джеймс со своими людьми прибудет в замок сегодня вечером.

— Сегодня? — голос Алины дрогнул. — Он возвращается сегодня?

— Да, миледи. И, как мне кажется, к вечеру. Сегодня вечером Джеймс будет здесь. Значит, ей остается всего несколько часов, чтобы подготовиться. Первым делом Алина побежала в кухню и велела повару приготовить к ужину любимые блюда Джеймса, и, вообще, наготовить всего побольше, в расчете на воинов, возвращающихся в замок вместе с ним. Потом, пока служанки готовили ванну, попросила Джемму помочь выбрать тунику, в которой встретит мужа.

Алина насыпала в ванну высушенных лепестков розы, которые дала леди Элизабет, для придания коже и волосам тонкого аромата роз. Вымывшись лучшим мылом, Алина тщательно промыла волосы и велела служанке ополоснуть ее чистой водой. Выйдя из ванны, девушка насухо вытерлась чистым полотенцем, переоделась и, присев на скамеечку перед горящим очагом, расчесала и высушила волосы.

Джемма тщательно заплела волосы девушки и перевязала их лентой. Густая, роскошная огненно-рыжая коса доходила Алине до пояса, делая выражение ее лица мягким и нежным. И, хотя ходить с непокрытой головой было не принято, девушка подумала, что Джеймс, скорее всего, приедет ближе к ночи, а значит, кроме него ее никто не увидит. Алина хотела выглядеть как можно лучше и знала, что Джеймс без ума от ее волос.

Девушка не могла сказать с полной уверенностью, в какой именно момент решила отдаться Джеймсу сегодня ночью. Она делала все возможное, чтобы не думать об этом, но как-то само собой, в дни беспокойства и волнения за мужа, к ней пришло решение. Алина хотела по возвращении Джеймса стать его настоящей женой. Ни о чем другом она и мыслить не могла. Алина старалась не думать о будущем, которое не сулило ничего хорошего, она жила сегодняшним днем. А сейчас больше всего на свете хотелось показаться мужу самой красивой и желанной женщиной на земле.

Из одежды девушка отдала предпочтение тунике из мягкого золотистого бархата, который подарила леди Элизабет. Рукава туники были оторочены мехом, а перед украшала вышивка из зеленых и золотых нитей. Линию талии подчеркивал дорогой пояс из золотых звеньев, подаренный Джеймсом на Рождество. Она надела и свадебный подарок мужа — золотые серьги и ожерелье с топазами. Цвет туники подчеркивал красоту золотистых глаз Алины, прекрасно сочетаясь с топазами в украшениях.

День, тем временем, клонился к вечеру. Алина поднялась на угловую башню, с которой хорошо просматривалась дорога, ведущая к лесу. Девушка ждала, всматриваясь в далекий пейзаж. Когда солнце опустилось к горизонту и стало гораздо прохладнее, Джемма принесла ей накидку. Вскоре так сильно стемнело, что вокруг уже ничего не было видно, и Алина с явной неохотой спустилась вниз.

48
{"b":"133550","o":1}