ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, не останавливайся. Мне хорошо, так хорошо, — прошептал Джеймс, по-своему истолковав нерешительность жены.

Алина сумела быстро овладеть собой. Ведь, в конце концов, он обращался к ней, и в том, что называл ее другим именем, виновата только она сама. Она, а не Кларисса, ласкала его сейчас так, что он дрожал от страсти, и эта страсть была всецело обращена на женщину, стоящую перед ним.

Обхватив Джеймса обеими руками, Алина стала не спеша поглаживать его ладонями вверх-вниз, пока тот не застонал.

— Нет, лучше остановись. Я хочу, чтобы мы любили друг друга в постели, а не здесь. Но если не остановишься, боюсь, я не смогу удержаться.

Опустившись в ванну, Джеймс смыл с себя мыло, ополоснулся чистой водой. Когда он вышел из ванны, Алина накинула на него мягкую простыню и помогла вытереть волосы. Джеймс казался ей таким красивым, что, вытирая его, девушка не удержалась и легонько коснулась губами его смуглой спины. Вздрогнув от неожиданности, Джеймс резко обернулся и жадно припал к губам жены.

Его тело было все еще влажным, и туника Алины быстро намокла. Однако, она ничего не замечала и не ощущала, кроме нежных губ Джеймса. Он жадно целовал ее, и Алина отвечала мужу со всем жаром своей страсти.

Когда, наконец, он отпустил девушку, его лицо пылало, глаза блестели, а грудь бурно вздымалась. Уронив простыню, Джеймс подхватил жену на руки и понес в постель.

Глава 17

Поставив Алину на пол, Джеймс закрыл за собой дверь. Потом повернулся к жене и принялся торопливо развязывать ленты, стягивающие ворот ее туники. Но от волнения пальцы стали неловкими и, не выдержав, он оставил это занятие, притянул к себе Алину и стал покрывать жадными поцелуями. Ему не хотелось ни на минуту отпускать ее от себя, поскорее войти в теплое, мягкое лоно и оставить в нем частичку себя. Но в то же время Джеймс стремился насладиться каждым дюймом нежного тела.

От бесконечных поцелуев губы Алины стали красными и припухшими, а Джеймс продолжал жадно целовать все лицо — глаза, щеки, лоб, подбородок. Легонько покусывая мочку ушка, он заставил ее дрожать от неизведанных доселе ощущений, потом осторожно пощекотал ушко кончиком языка. Она негромко застонала и судорожно вцепилась в руки мужа. Все, что делал сейчас Джеймс, заставляло ее дрожать и стонать от удовольствия. Но еще больше Алине хотелось ощутить прикосновения Джеймса на обнаженном теле.

— Прошу тебя, — прошептала она» потянув за край туники.

Джеймс понял, чего хочет жена и, разжав на мгновение объятия, быстрым движением сбросил с нее тунику, снял чулки и стал осторожно гладить ее ноги. Приподняв нижнюю юбку, Джеймс припал губами к стройному бедру, а рукой медленно скользил по его внутренней поверхности. Алина запустила пальцы в волосы мужа, но тот не чувствовал боли. Все внимание сейчас было сосредоточено на прекрасном теле жены.

Джеймс гладил ноги Алины, постепенно поднимаясь, все выше. Он уткнулся лицом в ее живот, чувствуя, как его охватывает жаркая волна желания. Белье девушки мешало увидеть ее всю, раздражало и, наконец, тихо выругавшись, он поднялся с колен, буквально сорвал с Алины сорочку и отшвырнул ее в сторону.

Девушка стояла перед ним обнаженная, и Джеймс не скрывал восхищения. До сих пор он видел тело жены только при слабом освещении в шатре. Оно и тогда показалось ему красивым, но сейчас, в ярком свете свечей, озарявшем комнату, было столь прекрасным, что у Джеймса перехватило дыхание. Ее фигура была стройной, изящной и нежной, грудь — высокой, с темными крепкими сосками. Тонкая талия плавно переходила в красивые округлые бедра. Взгляд Джеймса остановился на золотисто-рыжих завитках внизу живота.

— О, — прошептал он. — Ты, оказывается, везде охвачена пламенем. С каким удовольствием я бросился бы в это пламя!

Нежно лаская грудь Алины, Джеймс чувствовал, как от прикосновений его пальцев напрягаются соски. Он легонько щекотал эти маленькие темные бутончики, горделиво приподнимающиеся ему навстречу. Тихо застонав, Джеймс нагнулся и поочередно начал целовать груди жены. Она чувствовала, что от этой ласки плавится, как воск.

Не переставая целовать, Джеймс подхватил жену на руки и понес к постели. Укладывая девушку и устраиваясь рядом, он так и не оторвался от ее груди, а руки нежно гладили живот и бедра. Алина тихо стонала, извиваясь всем телом, судорожно цепляясь за плечи и руки мужа.

Джеймс, наконец, оторвался от груди Алины и лег на нее. Девушка с радостью открылась ему навстречу, прикоснулась ладонями к его груди и стала нежно гладить, легонько щекоча. Джеймс негромко вскрикнул, замер на месте, наслаждаясь прикосновениями нежных рук и изо всех сил сдерживая бушующее желание. Его смуглое тело блестело от пота, даже волосы стали влажными. Алина еще никогда не видела такого красивого, сильного мужчины. Его лицо затуманивала пелена желания, мускулы напряглись до предела.

Скользнув по груди, руки Алины обхватили спину Джеймса и опустились немного ниже. Этого он уже не смог выдержать и с хриплым стоном вошел в нее, одним быстрым толчком преодолев барьер девственности. Почувствовав внезапную боль, Алина негромко вскрикнула и хотела отстраниться, но муж крепко держал ее за бедра. Боль прошла так же внезапно, как и возникла, и сменилась удивительно прекрасным ощущением, которого девушка не испытывала никогда в жизни.

Как и обещал, Джеймс старался доставить жене только удовольствие. Его движения были плавны и осторожны. Алина извивалась, веем телом от целого каскада ощущений, нахлынувших на нее. Она еще испытывала боль, но ее невозможно было сравнить с тем наслаждением, которое сейчас охватило девушку.

Джеймс продолжал свои медленные и нежные движения, несмотря на бушевавший в нем огонь желания. Когда Алина обхватила его бедра ногами, это невинное и в то же время откровенное движение заставило Джеймса окончательно потерять контроль над своими действиями. Он стал двигаться все быстрее и быстрее, пронзая Алину, глубокими мощными толчками, пока, наконец, его не охватила сильная дрожь. С губ Джеймса сорвался хриплый стон, он затих.

Алина крепко обняла мужа, ставшего теперь таким родным.

— О, любимая, — прошептал Джеймс так тихо, что девушка едва расслышала его слова, и припал губами к маленькой впадинке на ее плече.

Алина повторила, про себя слова мужа. Он уже не первый раз называл ее любимой. Но от чистого ли сердца шли эти слова? Джеймс ни разу не говорил о своей любви, а любимой вполне мог назвать любую женщину после того, как проведет с ней ночь. А может быть, только что сказанные слова шли из самого сердца.

Поцеловав Алину в плечо, Джеймс лег рядом. У девушки вырвался протестующий крик.

— С тобой все в порядке? Я не сделал тебе слишком больно?

— Только немного, — призналась Алина, уютно устроившись на сгибе его руки. — А сейчас все хорошо.

— В следующий раз тебе будет еще лучше. Я позабочусь об этом. Отныне ты будешь испытывать только приятные ощущения.

— Но и сегодня мне было хорошо.

— Правда? — по голосу Джеймса Алина поняла, что он улыбается.

— Да, — она пощекотала кончиками пальцев его грудь. — Но почему тебя это удивляет?

— У меня были кое-какие сомнения на этот счет. Но я и сам с трудом владел своими чувствами, — взяв прядь волос жены, Джеймс намотал ее на палец. — Ты самая красивая женщина из всех, кого я когда-либо видел.

— Нет, — улыбнулась Алина. — Не надо мне льстить.

— Это не лесть, а чистая правда, — повернувшись, Джеймс поцеловал жену в макушку. — Когда мы были с тобой в разлуке, я ни о чем, кроме тебя и думать не мог. Меня только чудом не убили, ведь я совсем забывал об осторожности.

— Нет! Джеймс! Не говори мне об этом! — Алина поежилась. — Я предпочитаю, чтобы ты совсем не думал обо мне, но не подвергал свою жизнь опасности.

— Я преувеличиваю. Но мысли и в самом деле были заняты только тобой, а опасность мне практически не угрожала, — Джеймс с любовью погладил плечо жены. — Ты так прекрасна. Даже страшно подумать, что у меня могла быть другая жена. Мне нужна только ты.

51
{"b":"133550","o":1}