ЛитМир - Электронная Библиотека

Алина поцеловала мужа, но когда к поцелую примешался солоноватый вкус слез, он понял, что девушка плачет.

— Что тревожит тебя? Почему ты плачешь? — спросил Джеймс, приподнимая подбородок Алины. — Ты жалеешь о том, что только что произошло между нами?

— Нет. Я плачу от счастья, — обняв Джеймса, девушка крепко прижалась к нему. — Только от счастья.

Алина открыла глаза и часто-часто моргая, огляделась по «сторонам. Она лежала в постели совершенно обнаженная и тело почему-то немного болело. Потом вдруг на девушку нахлынули воспоминания о прошедшей ночи, и она сильно покраснела.

— Да, тебе сейчас стоит краснеть, — раздался голос Джеммы.

Повернув голову, Алина увидела подругу, сидящую на сундуке у окна. Джемма сидела, положив ногу за ногу и подперев рукой подбородок, и укоризненно смотрела на Алину.

— По тому, как вчера вечером вы смотрели друг на друга, нетрудно было догадаться, что вас занимали только мысли о постели. Я была уверена, что найду тебя сегодня утром, спящей на столе или на полу.

Алина лукаво улыбнулась.

— Там слишком жестко. А мы, как ты знаешь, — люди благородные и привыкли к комфорту.

Джемма презрительно фыркнула.

— Какая ты дурочка, девочки моя. Смотри, не обожгись, — она пожала плечами. — Но разве можно что-то доказать влюбленной женщине? Она все равно никого не послушает.

— Ну, Джемма, не будь ко мне так сурова. Знаешь ли ты, что я теперь самая счастливая женщина на свете?

— Я надеюсь, что вы оба такими же счастливыми и останетесь.

— Но разве ты не поздравишь меня и не пожелаешь всего хорошего?

— О да, конечно, я желаю тебе всяческих благ, — спрыгнув с сундука, Джемма подошла к постели и присела на край. — Больше всего на свете я желаю тебе счастья.

— Знаю. Но все же не веришь, что это может принести мне счастье.

— У меня есть сомнения на этот счет.

— Но я и в самом деле счастлива, — Алина вздохнула и перевернулась на спину. — А где Джеймс? — от одного имени мужа у нее начала кружиться голова.

— Только что спустился вниз и просил не будить тебя, — Джемма насмешливо вскинула брови. — Могу себе представить, как он измучил тебя за ночь.

— Сэр Джеймс — заботливый супруг, — возразила Алина, вставая.

— Да, я уверена в этом. И все его заботы, очевидно, сосредоточены на одной вещи. Алина засмеялась.

— Боюсь, мои тоже.

Умывшись, она надела темно-синюю тунику с белой отделкой, после чего Джемма помогла, ей причесаться и надеть шляпку.

— Не удивительно, что сегодня утром хозяин облизывался, как кот. Все мужчины Англии будут завидовать такой красивой жене. Я никогда еще не видела столь прелестного создания. Ты всегда была красива, но в одежде леди и вовсе сверкаешь, как звезда.

— Спасибо, Джемма, — сказала Алина, удивленная и тронутая словами подруги. Подойдя к. карлице, она порывисто обняла ее. — Прости, что поступаю так глупо. Для меня очень важно то, что ты говоришь. Просто…

— Понимаю. Просто ты влюблена. Это чувство погубило уже не одну женщину. Но их я не любила, как родную сестру.

— Я тоже люблю тебя. И обещаю, что бы ни случилось, я всегда буду о тебе заботиться и скажу, что ты не знала о моем обмане. Что взяла тебя в служанки уже после того, как стала леди Клариссой. Джемма покачала головой.

— Алина, я беспокоюсь не за себя.

— Теперь я должна всеми силами удержать Джеймса от поездки в Лондон. Ведь Танфорд планирует довести свой хитроумный план до конца именно там. Так сказал его посланец. И если только смогу удержать Джеймса здесь, возможно, все еще наладится.

— Дай Бог, чтобы ты оказалась права, — сказала Джемма, хотя в ее голосе прозвучало очень мало уверенности.

— Будем надеяться на лучшее.

Когда Алина вошла в залу, Джеймс заканчивал завтрак. Кроме него в зале было только несколько слуг. Все остальные обитатели замка уже позавтракали и приступили к работе. Остановившись на последней ступеньке лестницы, Алина смотрела на мужа до тех пор, пока тот не поднял глаза. И почти тотчас же его лицо озарила улыбка.

— Миледи, — поднявшись, Джеймс подошел к жене и, подав руку, подвел к столу. — Я не ожидал, что ты так рано встанешь.

— Я проснулась почти сразу же, как ты ушел. Должно быть, замерзла, — Алина покраснела.

— Судя по тому, как ты была одета, это неудивительно.

Алина покраснела еще сильнее, но не смогла сдержать улыбку.

— Это ты виноват, — поддразнила она мужа, — в том, что я замерзла.

— Виноват. Больше такого не повторится, — взгляд Джеймса скользнул по фигуре Алины, и его лицо посерьезнело. — Но, говоря по правде, я просто должен был уйти. А если бы остался и продолжал смотреть на тебя, то разбудил бы и снова занялся любовью.

Алина лукаво потупила взор. Ее переполняла любовь и нежность к мужу.

— Наверное, проснуться от этого было бы очень приятно.

Глаза Джеймса зажглись ярким светом, и рука, поддерживающая руку жены, заметно напряглась.

— Но я думал… — он откашлялся. — Я боялся, что ты и без того намучилась. Ведь тебе вчера было больно.

Алина не могла заставить себя поднять глаза.

— Чуть-чуть.

— И ты не откажешься проехаться со мной верхом?

— Нет, конечно, — Алина с радостью посмотрела на Джеймса. — Но куда ты едешь?

— В деревню. У меня там есть кое-какие дела. Но ты ведь еще не была там и, возможно, хочешь осмотреть деревню.

— О, да, — возможность провести день в обществе мужа была слишком соблазнительна.

— Вот и хорошо. Завтракай, и трогаемся в путь. На улице было довольно холодно, но Алина чувствовала себя уютно в теплой накидке, отороченной мехом. Даже холодный пронизывающий ветер не страшен. Рядом с Джеймсом ей было легко и хорошо. Они разговаривали, шутили. Алина со смехом вспоминала уборку замка, а Джеймс рассказывал, как ловили разбойников, которые не могли тягаться с его людьми силой и воинской доблестью, но отыскать их в лесу оказалось делом непростым. А бывали минуты, когда супруги просто молчали и, глядя друг на друга, улыбались.

Вскоре они добрались до деревни. Жители высыпали из домов посмотреть на сэра Джеймса и его жену. Некоторые просто глазели, другие приветственно кричали и махали руками. Алина с улыбкой кивала деревенским жителям, напоминая себе, что не должна держать себя на равных с ними. Приветствие знатной леди должно отличаться от приветствия артистки.

Джеймс нанес визит старейшинам деревни и сообщил, что в Чесвике — новый хозяин, а разбойников в окрестностях замка больше нет.

— Вполне возможно, что кто-то из жителей деревни в сговоре с разбойниками, — прошептал Джеймс на ухо жене. — Но теперь они узнают, что дни их сочтены, и я не потерплю беспредела.

Алина наблюдала, как муж приветствует жителей деревни с должным почтением и благородством. Ее сердце наполнилось гордостью. Пусть он незаконнорожденный, и в его жилах течет ненамного больше голубой крови, чем у нее, но он воистину благородный человек. Ему не приходится думать, как себя вести, он знает это всю свою жизнь. Алина была уверена, что, даже бежав во Францию с тетей Маргарет и Ричардом, едва сводя концы с концами, лишившись всех прав из-за своего происхождения и практически потеряв семью, Джеймс не утратил свойственного ему благородства и выдержки.

Джеймс представил старейшин деревни Алине, и та, любезно улыбаясь, протянула руку каждому из них. По одобрительному выражению лица мужа девушка поняла, что он доволен ее поведением.

В этот момент где-то рядом раздался пронзительный крик, заставивший всех обернуться. Джеймс выхватил меч, но из расположенной неподалеку лавки вылетел мальчишка и бросился прямиком к лошадям Джеймса и Алины. Вслед за ним выскочила дородная женщина, громко крича и угрожающе потрясая кулаками.

— Иди сюда, воришка несчастный! — орала она. — Я всыплю тебе как следует!

Мальчик увернулся от одного из мужчин и, бросившись на землю, нырнул под брюхо лошади Алины. Испуганное животное встало на дыбы, и девушка, потеряв равновесие, упала на землю.

52
{"b":"133550","o":1}