ЛитМир - Электронная Библиотека

Какое-то время Алина недвижно стояла на верхней ступеньке крыльца, но когда Джеймс спрыгнул на землю и стал стремительно подниматься ей навстречу, не смогла больше сдерживать себя. Быстро преодолев ступеньки, она бросилась в его объятия. Джеймс подхватил жену на руки и, крепко прижав к себе, тихо выругался, когда какое-то металлическое украшение на ее шляпке вонзилось в щеку.

А потом, к удивлению Алины, Джеймс не отпустил ее; а еще крепче прижал к себе и понес в замок. Засмеявшись, она обняла мужа за, шею.

— Сэр! Вы ведете себя просто неслыханно, — поддразнила Алина, наматывая на палец прядь его густых черных волос.

Бросив на жену исполненный желания взгляд, Джеймс проворчал:

— Мое поведение было бы еще более неслыханным, если бы мы остались на крыльце, — с этими словами он стал подниматься по лестнице на верхний этаж.

Алина тихонько засмеялась и, покраснев, спрятала лицо на плече мужа.

— Я распорядилась приготовить тебе ванну.

— Хорошо. Я очень тебе признателен за это. От Джеймса пахло лошадьми, потом, а лицо и одежда тоже не блистали чистотой. Алина улыбнулась.

— Ну, что ты.

Джеймс внес жену в спальню, а слуги, наполнявшие ванну водой, как по команде обернулись и уставились на них. Джеймс красноречиво махнул рукой в сторону двери.

— Марш отсюда.

Те немедленно раскланялись и вышли из комнаты. Когда супруги остались одни, Джеймс поставил жену на под и стал расстегивать свой пояс. Алина взволнованно смотрела, как он небрежно бросил пояс с мечом на спинку стула, потом направился к жене, рывком стягивая через голову тунику. Отбросив ее, он крепко прижал Алину к себе и жадно прильнул к губам. Сильные руки сорвали с ее головы шляпку и утонули в волне роскошных волос. Продолжая целовать, Джеймс оттеснял Алину назад, пока та не уперлась спиной в стену. Прижав жену к стене, он целовал и целовал ее, пока она не почувствовала слабость в коленях. С губ Джеймса сорвался тихий стон.

— Я не могу ждать, — прошептал он, опуская руки на ее бедра и приподнимая подол туники.

Вот обнажились стройные ноги в чулках. Ей было нестерпимо жарко, она хотела Джеймса так, же сильно, как и он ее. Расстегнув его штаны, она потянула их вниз, выпуская на свободу напряженную, пульсирующую плоть. Джеймс, не отрываясь, смотрел на жену блестящими от возбуждения голубыми глазами. И в ту же минуту поднял ее, удерживая за бедра.

Алина тихо вскрикнула. Они с Джеймсом снова стали единым целым. Она обхватила руками его шею, а ногами — талию. Прижав Алину к стене, Джеймс больше не мог сдерживаться. Алина не замечала, что муж потный и грязный. Он пронзал ее, с каждым разом стараясь войти все глубже.

Алина страстно прильнула к мужу, повторяя каждое его движение. Но вдруг почувствовала, что не в силах больше выносить сладкую пытку. Она громко закричала, царапая ногтями спину Джеймса, одновременно он глухо застонал, отдавая любимой частичку себя.

Минуту они так и стояли, замерев на месте, а потом Джеймс отступил назад, опустил жену и с беспокойством посмотрел на нее.

— С тобой все в порядке? Я не сделал тебе больно?

— Нет, — слегка смутившись, Алина улыбнулась.

— Прости. Я не мог больше ждать. Я… — он кивнул на тунику Алины. — Я испачкал твою одежду.

— Ничего страшного, ее выстирают.

Притянув Алину к себе, Джеймс поцеловал ее.

— Я люблю тебя. Никогда еще я не доверял ни одному человеку, не входящему в нашу семью. И вот теперь вручаю сердце племяннице моего злейшего врага. Наверное, я дурак, да?

Алина судорожно вздохнула.

— Ты не дурак. Но я… — ты серьезно? Ты и в самом деле отдаешь мне свое сердце? — она напряженно посмотрела Джеймсу в глаза.

Тот ответил твердым взглядом.

— Да. Думаю, это так. За время разлуки я много размышлял. И теперь уверен — я влюбился в тебя, как ни сопротивлялся этому. Никогда бы не подумал, что со мной может такое произойти. Еще ни одной женщине не удавалось очаровать меня. Я всегда оставался непоколебимым к их обаянию. А ты, ты держишь на своей ладони мое сердце и мою жизнь.

Алина невольно содрогнулась при мысли, что совсем не заслуживает доверия Джеймса. ЧТО БУДЕТ С НЕЙ, КОГДА ОН УЗНАЕТ ПРАВДУ?

— Я тоже люблю тебя, — прошептала Алина. — Всем сердцем, душой и телом я твоя, — больше всего на свете она хотела, чтобы Джеймс запомнил эти слова и верил ей даже тогда, когда наступит, наконец, страшный момент признания.

Глава 19

Проснувшись через несколько часов, Джеймс и Алина долго разговаривали, признаваясь, что дни, проведенные в разлуке, обоим показались целой вечностью. А потом, нежно поглаживая волосы жены, Джеймс сказал:

— Скоро Стивен возвращается в Бофорт Плейс. Он хочет, чтобы мы приехали в гости, и я ничего не имею против. Там сейчас моя мать, и я хочу познакомить вас.

Муж показался Алине каким-то неуверенным и она, потянувшись, поцеловала его.

— Да. Мне тоже этого хочется. Странно, что мы с ней до сих пор не встретились. Ведь я твоя жена уже четыре месяца.

— Да, но, уезжая из Норкасла, я хотел остаться с тобой наедине. А у Гвендолин были дела в Бофорт Плейсе, и потом, она едва ли решилась бы на путешествие зимой. Видишь ли, моя мать совсем не похожа на Маргарет, и тягаться силами с природой не берется.

— Думаю, она более чувствительная женщина, — Алина почувствовала, как муж расслабился. Улыбнувшись, он поцеловал ее в макушку.

— Значит, через несколько недель мы сможем отправиться в Лондон, — продолжал Джеймс.

Алина замерла и похолодела при одном только слове: ЛОНДОН!

Она чуть не закричала во весь голос: «Нет!» но вовремя опомнилась, понимая, что такая реакция покажется странной.

Поэтому Алина попыталась придать своему лицу и голосу выражение спокойного безразличия и только сказала:

— В Лондон? Но зачем мы туда поедем?

— Зачем? — повернувшись, Джеймс озадаченно посмотрел на жену. — Чтобы предстать перед королем, — помолчав немного, добавил: — Мне казалось, ты встретишь это известие с большей радостью.

— Не знаю. Мне, например, совсем не хочется ехать в столицу. Провинция, по-моему, гораздо милее.

— Ты когда-нибудь была в Лондоне?

— Нет, — Алина надеялась, что леди Кларисса и в самом деле не была там. Этой темы они с герцогом не затрагивали, он только сказал, что Джеймс никогда не видел его племянницу, ведь та всю жизнь провела в поместье отца. А из этого вполне логично следовало, что леди Кларисса никогда не была в Лондоне.

— Ага, это все и объясняет. Когда ты приедешь туда, то поймешь, почему все стремятся в этот город.

— Моя кузина леди Агнес всегда говорила, что это грязный, вонючий город, полный воров и нищих.

Джеймс усмехнулся.

— Да, так и есть. Но помимо этого в Лондон съезжаются купцы и ремесленники со всего света. К тому же, там много золотых и серебряных дел мастеров, которые с превеликим удовольствием украсят твои прелестные ушки и шейку, — Джеймс легонько пощекотал шею жены. — Тебе ведь хочется этого, правда? — он коснулся кончиком пальца мочки ее уха. Та улыбнулась.

— Разве есть женщина, которой не хотелось бы? Но ведь ты уже подарил мне очень красивые серьги и ожерелье, и я вполне ими довольна.

— Это, конечно, очень хорошо, любимая, но неужели ты хочешь отказаться от новых украшений? — Джеймс замолчал, вопросительно глядя на жену. — Ты что, не хочешь туда ехать?

Алина почувствовала, как в ней начинает просыпаться надежда.

— Нет. Если честно, не хочу.

— Но почему?

— Я ведь уже говорила. Мне милее деревенская жизнь. Я была в Йорке, и он мне совсем не понравился.

— Но Йорк и Лондон совсем не одно и то же. Лондон — большая, красочная ярмарка. Только не говори, что тебе не хочется туда попасть. Вот уж никогда бы не поверил, что ты будешь довольствоваться деревенской жизнью, — Джеймс нахмурился. — Вероятно, есть еще какая-то причина.

56
{"b":"133550","o":1}