ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Капитан, — единственное, что производило положительное впечатление в вице-президенте, было то, что хотя бы выражение ее лица было менее враждебным, чем тон ее голоса.

— Госпожа вице-президент, — Гири чуть отступил, чтобы позволить ей пойти. Он пытался избавиться от влияния принимаемых медикаментов, поэтому сегодня чувствовал себя еще хуже, чем раньше, и уж тем более не был в настроении для приема у себя нежданных гостей. Но, учитывая несомненный авторитет госпожи Рион, он не мог просто так указать ей на дверь.

— Чем обязан визиту?

При этом Гири не удалось удержаться от иронии в голосе, и выражение лица вице-президента стало еще гораздо более неприветливым, чем раньше. Тем не менее, она все же вошла в его кабинет, подождала, пока Гири закроет дверь, не говоря ни слова, только молча наблюдая за его действиями.

«Если она старается выбить меня из равновесия, то ей это отлично удается».

Гири пытался не дать Рион вывести его из себя, поскольку, как ему казалось, эту тактику она практикует на всех своих оппонентах, которые под воздействием ее взгляда и тона начинают поступать и действовать так, как ни за что не поступили бы до этого.

— Присядете?

— Нет, — она повернулась к нему спиной и поднялась вверх на три ступеньки, что сделало ее на голову выше капитана. С минуту она изучающим взглядом смотрела на картину, изображающую легендарного адмирала Блока, покоряющего просторы Галактики, после чего повернулась обратно к капитану:

— Вам нравится рассекать галактические просторы, капитан Гири?

Светский разговор. Этого Гири не ожидал, а потому стал нервничать еще сильнее.

— Нет, не особенно.

— Ну, тогда вы можете сменить ее, повесить любую другую картину, которая вам нравится.

— Да, я знаю, — он не стал добавлять, что не имеет никаких прав снимать эту картину как дань уважения памяти великого адмирала Блока, прежнего главнокомандующего флотилией.

Рион внимательно на него смотрела на протяжении нескольких долгих минут, показавшихся капитану вечностью, и, наконец, спросила:

— Каковы ваши намерения, капитан Гири?

«Мои намерения исключительно благородны, мэм».

Гири полезли в голову всякие неприличные мысли, и, дабы не рассмеяться в голос, пришлось ограничиться лишь покашливанием.

— Кхм… Простите. Как уже имел честь говорить вам раньше, я собираюсь вернуть флотилию Альянса обратно в союзное пространство.

— Не уходите от вопроса, капитан. Сейчас мы на пути к системе Корвус. Мне нужно знать, что станет следующим этапом в вашем плане.

«Если бы я знал наверняка, я бы вам с радостью все рассказал, поверьте».

Хотя, может быть, визит Рион и не был еще концом света. Она определенно не была в большом восторге от трепетного преклонения перед космосом и уже всем четко дала понять, что не будет колебаться перед выбором. Кроме того, у нее была голова на плечах, что, пожалуй, было самым важным. И она никогда не пыталась скрыть, что не пытает к нему нежных чувств, но, к примеру, в отличие от неприкрытой враждебности того же Ньюмоса или Фарезы, надменность вице-президента имела под собой вполне законную почву.

— На самом деле, я собирался обсудить их с вами.

— Неужели? — скептицизм Рион выражал уже не только голос, но и выражение лица.

— Да. Однако должен просить, чтобы все, что здесь будет сказано, осталось исключительно между нами.

— Разумеется.

Гири подошел к столу и вызвал наблюдательный монитор. Звезды и планеты во всей красе засветились над поверхностью, однако через несколько мгновений моргнули и погасли. Капитан чертыхнулся, он все никак не мог довести до автоматизма управление дисплеем.

— У нас есть несколько вариантов дальнейшего развития событий.

— А именно?

— Одну минуту, — если она считает для себя возможным выражаться рублеными фразами, то почему бы и мне не попробовать. Гири осторожно поколдовал над контрольной панелью, и изображение галактической системы сменилось на схему возвращения флотилии Альянса в домашнее пространство.

— Нам посчастливится иметь в запасе несколько часов, перед тем как флотилия Синдиката совершит за нами прыжок на Корвус.

Рион нахмурилась и подошла поближе.

— Войска Синдиката находились в непосредственной близости, когда мы совершили прыжок. Несомненно, они прибудут на Корвус вслед за нами.

— Не думаю. Взгляните сюда. Таково было наше положение, когда мы телепортировались. Вполне грамотное расположение космических судов, должен заметить. Но наиболее важно то, что именно огнеметные шаттлы замыкают наши ряды.

— Более тяжеловесные, чем у Синдиката? — сарказм определенно не был к лицу госпожи Рион, решил про себя Гири. Вслух же спокойно ответил:

— В зависимости от структуры пространства — да. Когда мы прыгнули, Синдикат был занят тем, что пытался остановить или замедлить некоторые из наших кораблей. Но по ту сторону прыжка все будет совсем по-другому, а точнее, задом наперед. Они ворвутся, и их легкая артиллерия упрется вплотную в наши тяжеловесные ряды. И пока они будут громить армию Синдиката в пух и прах, наши менее скоростные корабли будут потихоньку пробираться к цели, никем не замеченные и никому не нужные. — Он ненадолго задумался, затем покачал головой. — И они не смогут отправиться за нами в погоню немедленно, поскольку прежде им придется переформировать свою флотилию. Поскольку иначе они просто-напросто не войдут в телепорт.

— Так, хорошо, а что потом?

— А вот это уже вопрос, — Гири оценивающе глянул на Рион, пытаясь решить, можно ли доверять ей самой и тому, что она говорит.

«Доверяешь ты ей или не доверяешь — это уже твои проблемы, но в любом случае, она может обратить твое внимание на что-то, чего ты сам не заметил».

— Я бы хотел услышать ваши мысли на этот счет.

Рион осторожно на него посмотрела, правда, как и прежде, с едва скрываемым скептицизмом.

— Мои мысли…

— Именно. На предмет наших дальнейших действий.

— Тогда прежде, чем продолжить, позвольте мне предостеречь вас. Не переоцените себя, капитан Гири.

Он нахмурился, ощущая слабость во всем теле.

— Что все это значит? Физически я…

— Нет. Я не имела в виду вашу физическую выносливость, капитан. Я говорила о физической мощи нашей флотилии. Они показали вам только обложку. Никто не говорил о том, что внутри.

— То есть вы хотите сказать, что я обладаю ложной информацией?

— Нет, с имеющейся у вас информацией все в порядке. Может быть, мне просто не удается найти подходящей фразы для обозначения проблемы. Понимаете, вся флотилия — суть металл, а металл как материал очень прочный. Но когда флотилии наносят поражение, бьют в ее самое слабое место, и она разваливается по частям, как карточный домик.

И он понял.

— Вы говорите о хрупкости. Внушительная снаружи, но под взрывными ударами не устоит. Я вас правильно понял?

— В точности, — Рион выглядела удивленной.

— Но в то же время речь идет не о наружных повреждениях, не о трещинах на корпусе корабля и не о повреждении его оружейной части.

— Я все больше начинаю убеждаться, что вы понимаете мою мысль.

«А я все больше начинаю убеждаться, что вы к чему-то хотите привлечь мое внимание, вице-президент Рион».

— Я признателен вам за помощь.

— Вы, кажется, не сильно удивлены. Честно говоря, я полагала, что ваша реакция будет скорее агрессивной.

Гири одарил Рион наигранной улыбкой.

— А я люблю удивлять людей.

«Именно поэтому я не стал говорить, что ни один корабль, каким бы хрупким он ни был, я в беде не оставлю. Металлическое покрытие может быть фальшивым, может быть сплавом. Как и вся флотилия в целом. В любом случае, лучшее при данных обстоятельствах — это очередной вопрос, раз уж представилась такая возможность».

— Я бы хотел получше узнать… нашу флотилию, — у Гири чуть было не вырвалось «всех этих людей», но он вовремя прикусил язык. — Как мне сказали, «все хорошо, но просто люди устали».

— Это не тот тип усталости, капитан Гири, который может быть излечен крепким сном.

19
{"b":"133551","o":1}