ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Успокоившись, Гири попытался понять, откуда вдруг в его поле зрения возник еще один корабль Синдиката, уже знакомый ему по поразительной двигательной системе, который, набирая скорость, постоянно менял векторы движения, резко сдавая то вправо, то влево, однако тем не менее, несомненно взял курс на флотилию Альянса.

«Что он делает? Если просто спасается бегством, то почему тогда держит курс на основные силы нашей флотилии? И как он собирается пробраться сквозь нее незамеченным? Причем по мере продвижения он все больше и больше наращивает скорость, так что скоро ни он сам, ни мои корабли не смогут понять, где он находится и в какую мишень старается попасть. Даже если принимать во внимание его двигательные системы…»

— Черррт! — взревел Гири.

«Проклятье, почему же я раньше-то не понял, почему не предвидел! Ясно же, что корабль сконструирован подобным образом не по чьей-то прихоти, а по целевой функциональности!»

— Он направляется к «Титану».

— Что? Не может быть! На его скорости он никогда в жизни не сориентируется и уж тем более не сможет перестроить курс на наш «Титан».

— Это именно то, чего он и добивался, капитан Дижани! Я должен был сразу догадаться, черт побери! — Гири поднес руку к экрану и обвел траекторию предполагаемого движения. — Корабль-смертник это, капитан, вот что он собой представляет, — устало вымолвил он. — Основной упор в нем сделан на то, чтобы позволить ему как можно быстрее набирать скорость. После чего он на всех парах мчится к оборонительной линии флотилии, которая едва успевает его засечь, и то если повезет, делает разворот, а затем с той же скоростью несется обратно. Наши суда его частично притормаживают, и этого ему как раз хватает на то, чтобы нанести по ним ответный удар.

— Да простят меня предки, но как же мы тогда сможем его остановить, если наши снаряды, судя по всему, даже не поцарапают его брони?

— В том-то и дело, что не сможем! Мы никак не сможем изменить уже заложенный в него программный курс. Но зато мы точно знаем, куда он направляется.

— Так все-таки «Титан»? — Дижани, в неконтролируемом жесте, вскинула руки. — Так, тогда исходя из всего, что мы тут сейчас с вами выяснили, капитан, вероятно, что начнет он свой прорывный маневр вот в этой точке, — Дижани указала рукой на интерактивную карту расположения войск, — а курс на «Титан» будет взят им вот отсюда…

Гири согласно покивал, почувствовав легкое облегчение.

Вот почему Синдикат перестал выпускать корабли подобного типа. Потому что с момента начала его движения довольно несложно вычислить мишень и расформировать основные войска так, чтобы отрезать его от нее.

«С другой стороны, в том месте, на которое указала Дижани, нет ничего такого, что бы смогло его удержать. Эскорт „Титана“ все еще слишком далеко после нелепой погони за Синдикатом, резервная эскадрилья рассредоточена по всему пространству как черт знает что, а „Титан“ стал все хуже держаться в боеспособном состоянии, потому что все корабли, которым надлежало его поддерживать, шляются непонятно где. А вот местный главнокомандующий был весьма не глуп, учитывая, что так, с ходу, смог сразу определить, в каком месте у союзной флотилии ахиллесова пята. Жаль, что мне так или иначе придется его убить, очень грамотный и опытный офицер, как оказалось…»

Так, ну что ж, самым главным теперь, чтобы выиграть время, было обеспечить корабль-смертник какой-нибудь более насущной заботой, чем «Титан».

— Внимание, внимание! Всем кораблям, входящим в состав восьмой и одиннадцатой эскадрилий, приказываю начать преследование этого лайнера, повторяю!

Может быть, с количеством кораблей он и погорячился, однако он просто не знал, насколько близко к смертнику Синдиката находятся другие его эскадрильи. Никто из них, конечно, не мог поймать маневренное вражеское судно, но Гири и не отводил им этой роли.

— Внимание! Всем остальным кораблям держать наготове оружие в том случае, если он попадет в вашу зону действия.

Гири вновь взглянул на монитор, пытаясь сориентироваться во всей этой неразберихе. Корветы Синдиката взяли курс на отступление, двигаясь слишком медленно, чтобы удрать от Альянса. Более того, меньше чем в часовой досягаемости были и другие союзные войска, так что, даже прибавив скорость, корветы все равно не смогли бы прорвать окружение.

— Капитан Дижани, сообщите, пожалуйста, этим двум судам, что если они не сдадутся немедленно, то абсолютно точно будут уничтожены нашими войсками.

— Слушаюсь, капитан.

Переключив взгляд на курьерский корабль, о котором во всей происходящей суматохе чуть не забыл, Гири пронзило осознание, что за всеми этими событиями, он даже не предупредил его о возможности сдаться. А сейчас уже было поздно, он как раз пересекал огневой рубеж и, срикошетив, пробил строй своих же кораблей. Его двигатель взорвался, а сам корабль исчез в плотном облаке дыма, разлетевшись на мелкие кусочки.

«Жаль, что так вышло. Хороший перехватчик как-никак. Как, черт возьми, называется этот разрушитель, сметающий все на своем пути? А, „Рапира“! Надо будет взять себе на заметку».

— Один из корветов полностью окружен, капитан.

— Передайте командующему… «Отважного», что я предоставляю ему полномочие взять корвет на абордаж и посмотреть, чем он может нам быть полезен.

Он помолчал, удивляясь, как так получилось, что его скупые приказы все еще работают, а затем в который раз поколдовал над коммутатором.

— Всем кораблям в составе флотилии, внимание! Говорит капитан Гири. Я лично принимаю под свою ответственность капитуляцию корвета Синдиката за номером ПС — 14558.

Ну вот, теперь судно Синдиката находилось целиком и полностью под его протекцией. Это была, конечно, крайняя мера, но его не покидало мерзкое чувство, что даже сдавшийся корабль его войска могут разнести в пух и прах под воздействием каприза своего… э-э… духа.

Переведя взгляд на монитор, Гири почувствовал, как внутри него в который раз все холодеет. Окружающие тоже молчали, но Капитан и так без труда знал, о чем они думают.

«„Что нам делать, Блэк Джек? Как ты нас вытащишь на этот раз из заварухи?“ Просто потому, что они были в нем уверены, в его способностях и его талантах. Проклятье. Если они сами уже не начнут пытаться находить выход из критических тактических ситуаций, как долго они будут с такой вот молчаливой покорностью ждать что-нибудь путное от Гири?»

А тот злополучный корабль-смертник все еще держал курс прямо на «Титан», и никто был не в силах ему помешать.

«Не-ет, „Титан“ не единственное слабое звено этой флотилии. Есть же еще любители действовать так, как сами считают нужным, которые думают, что знают все лучше всех. Особенно — когда и в какой момент им следует оставить в одиночестве из основных кораблей Альянса, за который была отдана человеческая жизнь, один на один с галактикой, а самим отправиться по своим делам. Могу вас заверить, дорогие мои: переживем эту заваруху, и я научу вас уважать боевую дисциплину. Если мне все еще представится такой случай».

Гири вновь сосредоточился на карте расстановки военных сил, пытаясь на этот раз доверять не глазам, а интуиции. Поблизости от «Титана» уже не оставалось никаких кораблей, даже последнее вражеское судно Синдиката, за исключением смертника, было уже полностью разбито. И тут Капитан вдруг внезапно и совершенно случайно понял, что все-таки нет, был еще один корабль, находящийся не так уж и далеко от «Титана», — «Неустрашимый».

«Хм, „Рапира“ уже в своем последнем пути. „Неустрашимому“ придется как можно быстрее встретить ее огневыми снарядами, однако если вдруг ее командующий решит пойти на таран или же просто приблизиться к нам, включив механизм самоуничтожения, „Неустрашимому“ несдобровать. Да даже если корабль-смертник и не планирует никого таранить, он уже в любом случае находится на такой скорости и в таком состоянии, что просто-напросто не сможет сориентироваться в пространстве, а не то что принять решение о нашей дальнейшей судьбе. Таким образом, простая попытка его остановить может с довольно большой долей вероятности привести к уничтожению обоих судов.

27
{"b":"133551","o":1}