ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А между тем я давал обещание адмиралу Блоку, что не буду рисковать „Неустрашимым“.

С другой стороны, если я не рискну „Неустрашимым“, мы совершенно точно потеряем „Титан“.

Но Дижани и адмирал в два голоса убеждали меня о важности находящегося на его борту кибернетического ключа…»

Все эти размышления навели его на воспоминания о мифическом герое, который, пытаясь добраться до дома после долгой-долгой войны, сначала растерял все суда одно за другим, потом своих сподвижников, пока не остался один на своем пути к дому. Это был своеобразный триумф, победа над обстоятельствами и достижение поставленной цели. Гири представилось видение одинокого «Неустрашимого», в полной тишине и пустоте рассекающего просторы Галактики.

«Даже если бы это был триумф, слишком уж высока его цена. Да и как долго, интересно, эти люди стерпят мое командование, после того как я пошлю их на верную смерть?»

— Капитан Дижани, я хочу, чтобы «Неустрашимый» был приведен в полную боевую готовность и положил конец попыткам смертника Синдиката разнести в клочья наш «Титан».

— С удовольствием, капитан!

Со стороны экипажа послышались одобрительные возгласы.

— Он очень быстр и умен, капитан Дижани. Не надо раздумывать над вариантами. У нас будет только один шанс, один выстрел, и мы должны взять от него все.

— Да, сэр!

«Неустрашимый», покачиваясь, то взмывал вверх, то вдруг падал вниз, под чутким руководством своего капитана, и какая-то восторженная нетерпеливость передалась и самому Гири. Капитан наблюдал, как уверенно Дижани управляется с такой огромной махиной, как ведет его прямо к тому месту, в котором Рапира должна была нанести «Титану» смертельный удар. А учитывая скорость, с которой она двигалась, едва ли можно было предполагать, что она заметит как «Неустрашимый» в целом, так и его маневры в частности.

«Интересно, о чем думал их главнокомандующий, идя на столь отчаянный шаг? О том, что мы будем кидаться „Рапире“ наперерез? О том, что мы все равно не сменим курс и не перестроимся достаточно быстро, чтобы разнести несущуюся на нас со всей скоростью штуковину в пух и прах?»

Гири внимательно наблюдал за монитором. «Неустрашимый» как раз вступал, что называется, на тропу войны, и капитан невольно почувствовал странное уважение к сидящему за рулем вражеской «Рапиры» офицеру. В конечном счете, у них ведь у обоих прекрасные корабли и грамотная команда. Сколько же они тут просидели в ожидании союзных войск, не зная, что делать и на ком опробовать многочисленные запасы оружия?

— Он готовится к атаке, капитан.

— Как вы думаете, Дижани, он нас заметил?

— Маловероятно, сэр. У него, скорее всего, устаревшие датчики и панели управления, и они нас не увидят. Но даже если вдруг он каким-то чудом и обнаружит наше присутствие, мимо нас ему не пройти.

— Верю…

Дижани усмехнулась и принялась вновь следить за приборами.

В это время «Неустрашимый» все-таки встал на позицию, с которой ему было удобно нанести удар по смертнику, однако тут случилось непредвиденное: недруги пролетели мимо друг друга, как будто слегка промахнувшись. «Заметила ли этот факт Дижани? Или она настолько была сосредоточена на поимке врага, что не сразу осознала, что же все-таки произошло? Должен ли он что-нибудь ей сказать? Перед лицом всех присутствующих?»

Гири прочистил рот.

— Капитан!

Однако Дижани жестом заставила его замолчать.

— Он попался, капитан Гири. Попался в мою ловушку.

Он не был в этом так уверен, однако предпочел помолчать. Это был как раз один из тех моментов, когда ты просто должен был поверить — и все. Ждать результата. Дижани внешне чувствовала себя вполне уверенно. Так что Гири тоже попытался поверить в нее, не забывая, правда, при этом возносить молитву предкам.

— Сейчас он начнет прорыв! Полный вперед! — Гири почувствовал, как его вжало в спинку кресла. — Так, мы находимся всего в одной световой секунде от него. Заряжай! И открывайте огонь, как только мы начнем пересекать его финишную прямую. Так, ты встань рядом и заряди нуль-гравитационное поле!

«Неустрашимый», под углом двигаясь к цели, практически вплотную приблизился к «Рапире».

— Итак, начали: четыре спектральных залпа, два по правому борту корабля и два по левому. Затем картечь. Затем нуль-поле. Выполнять!

Перед глазами Гири раскинулась нуль-гравитация, во всей своей красе со всех сторон обхватив «Неустрашимый». Вдруг, совсем внезапно, ближе, чем на расстоянии вытянутой руки, рядом с ними оказался тот самый корабль-смертник, все еще надеявшийся, не снижая скорости, проскользнуть мимо союзного корабля. И тут галактика буквально взорвалась. Повсюду вспыхивали огни от спектральных снарядов, автоматная очередь рикошетила по броне корабля Синдиката, который, в свою очередь, на всех парах несся на столкновение с нуль-гравитационным полем…

— Прекрасная работа, капитан Дижани!

Дижани вспыхнула и с выражением воскликнула:

— Погодите с радостью, мы его еще не добили!

Как будто в сопровождение ее слов, раздался взрыв, и составные части одинокого вражеского корабля полетели по всей галактике. Не успев опомниться от блестяще проведенного наступления, Гири заметил, как к «Неустрашимому» медленно подкрался еще один корабль Синдиката. Он на какую-то долю секунды предположил, что сейчас на том же месте, где и первый, произойдет второй взрыв, однако вражеский лайнер немного помялся и, как ни в чем не бывало, спокойно пролетел мимо.

На борту «Неустрашимого» послышались громогласные восторженные возгласы. Гири же лишь глубоко вздохнул, с каким-то смешанным чувством уставившись на остатки «Рапиры», потом поднял взгляд и увидел, как Дижани наблюдает за ним с триумфальной улыбкой.

— За вас, капитан Гири! Почему вы не радуетесь?

— У меня нет повода для радости, когда по чьей-то прихоти умирают отважные люди, капитан. Местный Синдикат должен был быть остановлен, но его представители показали себя храбрыми и решительными воинами.

— Но они бы тоже радовались, если бы на их месте были вы, капитан. И уж несомненно выпили бы чарочку за свое здоровье.

— Возможно. Но я предпочитаю не примерять на себя поведение нашего врага. Вы провели удивительную работу, Дижани, однако у меня к вам есть всего один вопрос. Как думаете, могли ли после взрыва смертника остаться выжившие?

— Сомневаюсь, капитан, но обязательно посмотрю, что можно сделать.

— Благодарю вас.

Он услышал нотки недовольства в ее голосе, но решил не обращать на них никакого внимания.

Глава 5

Салютующая полковник Карабали в ожидании смотрела с экрана на своего капитана.

— Мои пехотинцы полностью готовы для осмотра базы Синдиката.

Гири еще раз взглянул на спутник, состоящий из вечной мерзлоты, на этот раз их от него отделяла всего одна световая минута.

— Удостоверьтесь, пожалуйста, что ваши люди правильно поняли приказ. Никаких человеческих жертв, если база вдруг охраняется, берите самое ценное, самое нужное, уничтожьте те устройства, которые покажутся вам потенциально опасными…

— Они изначально были обучены тому, как избегать больших потерь и уносить самое ценное из всего имеющегося, капитан.

Гири поймал себя на мысли, что собирается еще раз уточнить данный вопрос, но прикусил язык. Обычно фразы о том, четко ли пехотинцы исполняют отданные им приказы, не лезут в голову, если, конечно, мир совсем не сошел с ума.

— Ну что ж, очень хорошо. Подготовьте ваши части к высадке.

— Благодарю, капитан. В течение небольшого промежутка времени база будет предоставлена в полное ваше распоряжение, сэр. И совершенно нетронутой, — полковник улыбнулась.

Гири откинулся назад, потер лоб и удивился про себя, почему порой время тянется и тянется, а иногда несется с бешеной скоростью, хотя и в первом, и во втором случае на самом деле сохраняет свое обычное течение? Он оглянулся на монитор, который показывал, как составные части его флотилии друг за другом сбрасывают скорость. В отсутствие врага они даже смогли образовать какое-никакое, но все же подобие нормального воинского построения. К «Титану» наконец-то вернулось полагающееся ему подкрепление, и он легонько пробивался к центру флотилии, поскольку через несколько дней им вновь предстояло входить в прыжок.

28
{"b":"133551","o":1}