ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— «Отважный», а как поступите с командой вражеского корвета? — ему совершенно не хотелось тратить время и силы на то, чтобы доставить пленников в специально подысканное безопасное место.

— Они так и останутся на корвете, — голос оппонента звучал с легким удивлением.

Гири опять подождал и было вновь собрался задать новый вопрос, как ужасная мысль насквозь пронзила его сознание:

«Как вы собираетесь с ними поступить? Оставим их на корабле, сэр».

На корабле, в котором вот-вот включится система самоуничтожения.

«Он собирается просто взорвать находящихся на борту людей, чтобы отправить их к предкам вместе с ним. Боже, что стало с людьми?»

Он оглянулся на Дижани, но она была занята беседой с дозорным офицером и не слышала их разговор, а чуть поодаль от него сидела Рион.

Гири закрыл глаза, пытаясь придать мыслям упорядоченный ход, но в итоге не выдержал.

— «Отважный», говорит главнокомандующий Джон Гири. «Поздравляю, ты только что собрался совершить массовое убийство, придурок!». Верните инкубаторы на место. В данном случае — на захваченный корвет.

— Сэр? То есть вы хотите, чтобы вакуумные коконы сожглись вместе с кораблем?

— Что я хочу, так это предоставить этим несчастным людям хоть какую-то надежду на спасение! Все ясно?

Долгая пауза.

— Значит, мы все-таки отпускаем их?

— Да, верно. Флотилия Альянса не убивает пленников. Флотилия Альянса не нарушает великую конвенцию о космическом сражении.

— Но… как же… ведь мы… но Синдикат…

— Ничего не желаю слышать! Мне плевать, как поступали наши враги! И я не позволю ни одному офицеру вражеского состава быть зарезанным просто потому, что захотелось! И я не позволю нашей флотилии обесчестить себя и опозориться в веках путем совершения хоть одного убийства нашим действующим командным составом, видят предки! Еще вопросы?

На борту воцарилась полная тишина. Наконец, откликнулся капитан «Отважного»:

— Вакуумные инкубаторы уже на пути назад, капитан, не беспокойтесь. Капитан, если вы примете мою отставку…

— Нет, не приму, — Гири почувствовал, как усталость прошлых дней с лихвой навалилась на него. — Я не знаю, что явилось подоплекой сегодняшней ситуации, и у меня нет никаких прав считать, что вы не исполняете должным образом возложенные на вас обязанности. Однако мы — Альянс! У нас есть честь и достоинство, и если мы будем помнить об этом, нас ждет победа. А если же мы об этом забудем, то значит, и недостойны никакой победы вовсе.

— Да, сэр, я понял вас!

Затем наступила очередь Дижани.

«Видят боги, она отличный офицер. Как и капитан „Отважного“. Просто, по-видимому, из-за какой-то непонятной мне политики Альянса у нее напрочь смешалась система ценностей».

— Капитан Дижани…

— Сэр? Вынуждена просить прошения за то, что прерываю вас сейчас и не даю вам сказать то, что вы хотели, однако наши пехотные войска сообщают, что взяли базу Синдиката и теперь ждут дальнейших указаний.

— Благодарю, капитан. А теперь я бы хотел сказать…

— Сэр, они взяли в плен большинство вражеского гарнизона…

Гири покивал, не понимая, почему Дижани продолжает его прерывать.

— Все уже успели услышать ваше мнение в отношении пленников, но у союзных пехотинцев такой возможности просто технически не было…

И тут до него дошло.

Военнопленные. Много-много военнопленных. И Дижани так бы и прерывала его, пока не достучалась до его сознания. Умница офицер.

— Доставить ко мне полковника Карабали!

— Она по каким-то причинам вышла из зоны действия коммуникационной сети, но у нас есть аудио- и видеозаписи…

— Давайте сюда все, что есть.

Перед ним появилось изображение металлического коридора, все время меняющегося, будто бы охваченного пламенем. Затем он смог разглядеть появившихся в кадре пехотных офицеров, из-за боевых доспехов в них можно было с трудом признать людей. Двое из них организовали огневой вал, а третий вернулся с огромной пушкой, из которой, собственно, и произвел выстрел. Изображение задергалось, и Гири только и смог увидеть, как пехотинцы присоединились внезапно к офицерам, бежавшим куда-то сломя голову все по тому же странному коридору, стремясь найти спасение. Капитан ожидал увидеть, какой урон и кому нанесет эта пушка, но вместо этого увидел гору тел, пораженных совсем другим оружием.

«Контузионное оружие? Чтобы причинить не так много урона и нанести не столь много ран? Тогда, возможно, эти солдаты Синдиката и вправду еще живы…»

Затем экран подкинул ему еще одно изображение — на этот раз войска Синдиката в полном составе.

— Капитан, как я могу кого-нибудь вызвать на связь, одновременно пользуясь этой штуковиной?

— Вот здесь, сэр, просто нажмите.

— Вы выяснили, где полковник?

— Еще нет, сэр.

«Тогда я должен воспользоваться обходным путем».

— Главнокомандующий Джон Гири. С кем имею честь говорить?

— Майор Жало, сэр. Заместитель полковника по высадке на вражескую территорию. Полковник приказала мне обследовать базу на предмет действующих военных сооружений, в то время как она сама собиралась проверить дальние объекты на предмет признаков жизни.

— Из того, что мне вывел экран, это все военнопленные или есть еще?

— Боюсь, что нет, сэр, не все.

— Что… — «Черт возьми, как бы мне выяснить потактичнее этот вопрос». — Как полковник приказала поступать в отношении пленных офицеров?

— Я еще не получил дальнейших указаний на этот счет, Капитан, но вообще стандартная процедура — сначала доставить на основной корабль флотилии, а там уже и думать…

«Хм, интересно. Все и вправду так просто или они от меня что-то скрывают?»

У Гири наготове был еще один вопрос, но внезапно изображение на его экране задергалось и сменилось каким-то покачивающимся из стороны в стороны внешним видом флотилии.

— Что у вас там происходит?

— Не могу сказать с точностью, сэр, но, похоже, какой-то взрыв. Вот, еще один! Возможно, кто-то атакует нас с использованием артиллерии…

«Тяжелая артиллерия? Но откуда ей здесь взяться, черт возьми? Пехотинцы ведь уже обследовали все пространство по периметру и предприняли кое-какие защитные меры. Подумать только… Флотилию атакует артиллерия…»

— «Самоуверенный» ведет боевые действия с воздуха, я не знаю, кто мишень.

— Придержите военнопленных до тех пор, пока не получите соответствующие указания от меня! — И уже обратившись к Дижани: — Как мне вернуть изображение обратно?

Пока Дижани колдовала над приборами, он щелкнул коммутатором:

— «Самоуверенный», вы слышите меня? Прием? Говорит капитан Джон Гири. Прекратить огонь. Повторяю. Прекратить огонь!

Однако его призыв остался без ответа.

— Капитан Дижани, «Образцовый» и «Храбрец». У кого из них более адекватный капитан?

— У «Образцового», сэр, — ответила она без малейших колебаний.

— Благодарю. Командор Базир, вы меня слышите, прием?

— Да, сэр.

— Вы можете опознать, что является целью поражения со стороны «Самоуверенного»?

— Нет, сэр.

— А получали ли вы какие-нибудь указания от пехотных войск на этот счет?

— Никак нет, сэр.

«Что-то совершенно не могу понять, какого черта этот „Самоуверенный“ делает, используя нашу артиллерию против нас самих?!»

— Благодарю вас, капитан.

— Дижани, скажите, а могу я как-то дистанционно завладеть оружейной системой управления «Самоуверенным»?

— Нет, сэр, как следовало из нашей предыдущей сегодняшней дискуссии, — она оглянулась, поискав глазами Рион, — считается, если создать резервное контрольное управление кораблем, то слишком велика вероятность его использования врагом. Так что и от этого Альянс тоже в свое время отказался.

— Более того, не стоит забывать и о простом приведении системы в негодность, путем рассылки всяческих вирусов, — вступила в разговор Рион.

— Ага, я в курсе. Также еще можно вспомнить попытки шпионажа и т. д. и т. п. Спасибо за информацию, леди. Просто в какой-то момент меня охватила безумная надежда, а ну вдруг к вашему столетию уже придумали выход из положения и дали «добро» подобным штукам. Хотя одна вещь, которую я могу проконтролировать в отношении «Самоуверенного», все же есть. Пехотинцы!

30
{"b":"133551","o":1}