ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— «Самоуверенный», отзовитесь! В данный момент вы представляете угрозу своим же подчиненным, совершим высадку на базу. Повторяю, прекратить огонь немедленно! Или на вас будет наложен персональный арест. Говорю вам это в первый и последний раз, больше повторять не собираюсь.

— Он все-таки прекратил огонь, сэр!

— Отлично.

«Выстрелы по теням — это одна вещь. Когда ты в самом пекле сражения, то легко спутать, ведь не замечаешь, по большей части, ничего вокруг. Но что творится с этим болваном — остается для меня полнейшей загадкой. Следует назначить „Самоуверенному“ другого командующего».

— Сэр? — раздался голос дежурного связного. — Полковник Карабали снова на связи.

— Приношу свои искренние извинения, капитан, но там, куда мы забранись в процессе обследования помещения, к сожалению, не было никакой технической возможности связаться с кем-либо.

— Что вы можете сказать о присутствии войск Синдиката на территории базы?

— Никто из них не оказал нам активного сопротивления, сэр. Мы поместили их в бункер и уже было собрались покидать базу, как одни из наших собственных кораблей как будто сошел с ума и начал по нам обстрел.

— Есть потери?

— Слава нашим предкам, нет, сэр.

— Хорошо.

«Хм, а так бы у меня был предлог отправить его на виселицу».

— Есть какие-нибудь идеи, в кого он мог стрелять?

— Я думала, вы как раз в курсе этого, капитан Гири.

— К сожалению, нет. Ну что ж, приношу свои извинения за случай с «Самоуверенным», надеюсь, что больше такого не повторится, а все виновные понесут наказание.

— Благодарю, капитан. Майор сказал мне, что вы беспокоились о состоянии военнопленных.

— Да, именно так.

«Планировали ли вы расстрелять всех своих пленников, а, полковник?»

— Я всего лишь хотел узнать, какова стандартная процедура обращения с военнопленными.

— Стандартная процедура включает в себя их возвращение на флотилию, сэр. — Гири показалось, что этой фразой она хотела на самом деле сказать: «А уж что там с ними происходит, капитан, об этом мы уже не знаем, полномочий соответствующих не имеем».

«Черт, создается такое ощущение, будто пехотинцы думают, что у них чисты руки только потому, что при расстреле пленников они смотрят в совсем другую сторону. Однако, по крайней мере, делают это не своими руками, хоть на том спасибо».

— Мы ее изменим. Пленники будут переданы под вашу ответственность, поэтому убедитесь, пожалуйста, в том, что они должным образом размещены и у них хватает еды и питья.

— Сэр, я почему-то поняла, что вся база должна быть полностью уничтожена, разве не так? И, как я понимаю, я не смогу снять с себя эту ответственность, иначе как вновь по вашему указанию?

— Совершенно верно, полковник. Я надеюсь, что пленникам будет обеспечено необходимое жизненное пространство, провизия, раненым предоставлена медицинская помощь и доброжелательное отношение в целом.

— Благодарю вас, капитан, за оказанное доверие. Я все поняла и приступаю к выполнению.

Гири отключил сеанс связи и встретился взглядом с капитаном Дижани.

— Капитан Дижани…

— Стандартная процедура, — перебила она каким-то севшим вмиг голосом.

— И как давно это продолжалось?

— Я не знаю…

— Официально?

— Никогда. Никогда нигде не прописывалось. Только молчаливое устное соглашение.

«Значит, вы все чувствовали, что что-то в происходящем не так, и галактическое сообщество наверняка бы вас в этом плане не одобрило, иначе давно закрепили бы процедуру обращения с пленниками на бумаге…»

— Просто… мы все видели вашу реакцию, капитан. Как мы могли вновь позволить это допустить? Мы бы выказали тогда существенное неуважение и к вам, и к праотцам…

Дижани все еще избегала смотреть на него.

«Так все-таки они это делали. Удивительно, как хорошие люди могут поступать так жестоко? И как мне теперь быть в данной ситуации?»

— Капитан Дижани, не у меня вам надо просить прошения… Единственное, я бы хотел напомнить, что когда-нибудь мы все предстанем перед великим судом за все, что когда-то совершили в жизни, поэтому не мне вас судить. У меня нет такого права. Но пока я нахожусь во главе командования, я не позволю, чтобы под флагом Альянса и у меня под носом творился какой-то произвол, все ясно? А вы же хороший офицер, капитан Дижани, верно? И ребята у вас в подчинении хорошие. Но есть вещи, которые мы не имеем права делать. Поэтому давайте жить, устанавливая себе высокую планку, чтобы без страха и содрогания каждый день смотреть на себя в зеркало.

Первый раз за все это время он задумался: а не была ли его столетняя спячка благословением свыше?..

Зал общих собраний уже был до отказа забит всеми командующими и просто праздными зеваками, желающими держаться в курсе последних событий.

— Калибан?! — слышался требовательный голос капитана Фарезы. — Вы действительно хотите нас всех телепортировать на Калибан?

Гири покивал, пытаясь сразу же взять себя в руки. Дальше будет еще жарче.

— Позвольте мне объяснить по каким причинам, я пришел именно к этому решению.

Капитан Ньюмос с сомнением покачал головой, чем-то напомнив Джону Гири главнокомандующего местными войсками Синдиката.

— Я не могу позволить себе согласиться на такое поспешное и лишенное всякого рационального зерна решение.

— А вот как по мне, так в нем уж всяко побольше здравого смысла, чем в твоих словах, Ньюмос! — вмешался капитан Тулев.

— Ну, это неудивительно, — съязвил он в ответ.

Тулев вспыхнул, однако говорить продолжил вполне спокойным и нейтральным тоном.

— Капитан Гири провел тщательный анализ вероятных действий врага и имеющихся у нас альтернатив. Не стоит забывать, что в Синдикате тоже сидят не дураки, и основную часть своей флотилии уже давным-давно сосредоточили на Юоне.

— Тогда нам надо просто их победить и все, и дело с концом!

— Вы в своем уме? Флотилия до сих пор не может восстановиться после последней битвы, развернувшейся в их пространстве!

— Замешательство перед лицом врага… — начал Ньюмос.

— Позвольте вам напомнить, что мы вовсе не находимся в ситуации замешательства, — прервала его Дижани. — Мы собрались здесь, потому что в последнее время были больше озабочены проведений атак и контратак, нежели спокойным логическим анализом нашего положения.

— Можем ли расценивать последние слова действующего офицера и капитана корабля об агрессии как о чем-то негативном? — и снова Фареза.

Гири подался вперед.

— Нет, не можете. Последняя фраза капитана означала лишь то, что агрессивность ведения военных действий без предвиденья ситуации — ничто, пустое. А это, по моему мнению, довольно весомое отрицательное качество любого войска, капитан Фареза.

Фареза начала было говорить, но осеклась.

«Что, хотели нам всем напомнить о традициях, принятых на этой флотилии? Может быть, даже процитировать великого Блэк Джека, а? На меня это не подействует, можете быть уверены».

— Далее хотел бы сообщить всем присутствующим, что столетняя спячка довольно сильно меняет человека, и я уже больше не тот Блэк Джек, дух которого вдохновлял вас все эти годы.

Гири обвел всех взглядом. Часть из них, судя по выражениям лиц, просто-напросто отказывалась верить в услышанное, другие же вообще не расслышали, все еще находясь под воздействием силы духа легендарного героя Альянса, многие же, казалось, и вовсе удивлялись непрофессионализму его заявления. Однако он все же очень надеялся, что хоть кто-то поймет его правильно.

Так, следующим пунктом в его повестке дня значился капитан Вебос, командующий «Самоуверенным». Ну, конечно, кто же еще…

— Капитан Вебос. Я не требую от вас быть кем-то больше, чем вы являетесь. Но как бы то ни было, в рамках командования всей флотилией я должен предотвращать любое необдуманное и неосмотрительно действие своих подчиненных, особенно угрожающее ее успешному возвращению домой. Я знаю, как ей управлять. Я знаю, как отдавать приказания. И это все потому, что когда-то я выучил, как их следует выполнять, с помощью более старших офицеров по званию. Вы согласны со сказанным мною, капитан?

31
{"b":"133551","o":1}